Доступность ссылок

Могут ли протесты в арабских странах заставить США сменить политику?


Участники антиправительственной демонстрации и члены исламистского движения «Братья-мусульмане» молятся на площади Тахрир. Каир, 7 февраля 2011 года.

Участники антиправительственной демонстрации и члены исламистского движения «Братья-мусульмане» молятся на площади Тахрир. Каир, 7 февраля 2011 года.

Продолжающиеся в арабских странах протесты являются попыткой граждан вернуть себе свободы, которые были у них отобраны спонсируемой Западом властью, пишет эксперт в газете «Крисчен сайенс монитор». По ее мнению, США необходимо менять свою внешнюю политику.


Во время недавних демонстраций протеста в Египте, когда молодые люди выступали против безжалостного подавления их акции, они показывали журналистам надпись «Сделано в США» на аэрозольных баллонах слезоточивого газа, который применяли против полицейских, пишет Реза Санати в статье «Политический ислам здесь будет присутствовать надолго – США должны принять это и приспосабливаться», опубликованной в газете «Крисчен сайенс монитор» 9 февраля.

Автор пишет, что символизирует важный момент: американская поддержка деспотичных правительств ради сохранения устойчивых прозападных режимов на богатом нефтью и стратегически важном Ближнем Востоке долгое время причиняла неудобство. Все же восстания в Тунисе, Египте и в других странах демонстрируют близорукость такой доктрины, указывает она.

По ее мнению, политический ислам, в некоторой форме, будет важным фактором в большой части арабского мира и за его пределами и американская внешняя политика должна вплотную заняться и хорошо ознакомиться с этой новой реальностью.

ПОБОЧНЫЙ ЭФФЕКТ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Внешняя политика США должна отразить понимание того, как возник современный политический ислам и как демократические правительства, основанные на его принципах, будут вести свою политику, пишет Реза Санати.

При этом, отмечает автор, следующие четыре момента являются важнейшими.

1. Современный политический ислам был в значительной степени побочным эффектом региональной политики времен Холодной войны. Хотя у политических исламистских организаций имеются древние корни, их развитие было результатом существования диктатур в регионе при поддержке или США, или Советского Союза.

Когда «красная опасность» канула в прошлое, Вашингтон переформулировал свою политику: поддержка «умеренных» режимов в противовес «экстремистских» режимов. Сильная американская поддержка государствам-сателлитам была направлена на жесткое подавление независимых политических партий, профсоюзов и других составных частей гражданского общества, отмечается в статье.

Религия стала надёжным средством оппозиции, потому что только у исламистских групп был большой общий электорат, финансовые средства и организационная способность, чтобы противостоять государственной власти. Такая же модель возникла в рамках других, но таких же репрессивных режимов, например римско-католическая оппозиция, коммунизм в Восточной Европе или деятельность буддистских монахов в Бирме (Mьянме), уточняет Реза Санати.

ОТНОШЕНИЕ К АМЕРИКАНСКИМ ЦЕННОСТЯМ

2. Политический ислам не является враждебным Западу, но он выступает против его политики. Многие жители стран Запада предполагают, что мусульмане «ненавидят» их принципы свободы, но результаты опросов общественного мнения, которые заслуживают доверия, представляют совсем иную картину, отмечает автор статьи.

Результаты многолетних и регулярных опросов общественного мнения в исламском мире показывают, что большинство мусульман высоко ценят такие американские ценности, как религиозная терпимость, меритократия, свобода личности, свобода печати и экономическая жизнеспособность.

Например, результаты проведенного в 2008 году общемирового опроса показали, что общества, где мусульмане составляют большинство, не только желают участвовать в глобализации и международных торговых отношениях, но и рассматривают «растущие связи национальной экономики с другими экономиками во всем мире» как позитивный фактор.

Результаты проведенного в 2010 году опроса общественного мнения в арабских странах показали, что подавляющее большинство опрошенных, когда им задали вопрос о том, в какой стране они предпочли бы, чтобы член их семьи учился, называли западные государства. В то же самое время результаты опросов свидетельствуют о глубокой антипатии по отношению к политике Запада, проводимой в их регионе, отмечается в статье.

Особенно печальны полученные в ходе опросов ответы на вопросы относительно поддержки Западом диктатур в странах, которые тесно сотрудничают с ним, региональных агрессивных войн и разнузданной поддержки Западом Израиля в его борьбе против палестинского самоопределения, пишет автор.

УЧИТЫВАТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ МУСУЛЬМАН

3. Политический ислам не означает установления законов шариата или всемирного халифата. Когда жители Запада слышат слово «шариат», им в первую очередь в голову приходит мысль о репрессиях и подавлениях в стиле «Талибана». Для большинства мусульман, однако, шариат является просто смутным представлением о социальной справедливости и порядке, которое берет свое начало в исламе, указывается в статье в газете «Крисчен сайенс монитор».

Этот момент, считает автор, крайне важно учитывать при интерпретации мнений и настроений мусульман. Например, результаты опроса, проведенного исследовательским центром «Пью» в 2010 году, показали, что в то время как 90 процентов египтян предпочитают свободу совести, 84 процента одобряют применение смертной казни по отношению к вероотступникам. Это показывает противоречивое мнение населения, которое долгое время жило под властью диктатуры.

В Турции – стране, где политический ислам играет большую роль, чем в Египте, – только пять процентов опрошенных поддерживают применение смертной казни для вероотступников, пишет Реза Санати.

В любом случае эти идеи не являются главными в платформах исламских политических партий, конкурирующих за голоса избирателей. Любая политическая партия в исламской стране, победившая на выборах и пришедшая к власти, будет вынуждена учитывать основные потребности разных представителей электората, которые стремятся к приличному уровню жизни. В демократической системе даже исламские партии не могут осуществлять социальную или экономическую политику, которая не соответствует пожеланиям населения, объясняет автор статьи Реза Санати.

Требования демократического управления обычно приводили к сильному сдвигу в сторону большей умеренности, как это можно заметить в деятельности исламских политических партий в Ираке. Многие жители Запада боятся возвышения исламистских режимов, полагая, что они будут походить на Иран. Но стандартом для сравнений является Турция, а Иран – это исключение, пишет автор статьи.

После переворота в Иране в конце 1970-х годов, в эту страну вторгся Ирак – сателлит одновременно Запада и СССР. Иран был изолирован от международного сообщества и вынес тяготы восьмилетней войны, в ходе которой погибло до миллиона его жителей.

Этот навязанный кризис позволил крайне правым в Иране взять в руки власть. Когда кризис прошел, к власти в 1990-х годах пришли прагматики и реформисты, которые пытались интегрировать Иран в международное сообщество. Но после 11 сентября 2001 года, когда Соединенные Штаты вторглись в две страны, соседствующие с Ираном, и часто угрожали свержением режима в Тегеране, противники компромисса с Западом вернули себе власть.

У демократически избранного правительства Турции имеются сильные исламские компоненты, но все же страна участвует в глобальной политической экономике, подчиняется международным нормам и осуществляет ответственную внешнюю политику. Прежде всего потому, что она не испытывала проблем, которые были связаны с тем самым международным натиском, обрушившимся на правительство Ирана. Этот контраст ясно показывает, какую пользу несет невмешательство Вашингтона и тот вред, когда он вмешивается, отмечает Реза Санати.

ПРИНЯТИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ИСЛАМА

4. Интеграция исламских политических групп способствуют упрочению долгосрочной стабильности. Некоторые высшие должностные лица стран Запада могут последовать желанию не контактировать с исламскими партиями, которые пришли к власти у себя на родине путем победы на выборах. Это было бы огромной ошибкой, считает автор статьи.

Принятие и позволение правительствам с политическими исламскими компонентами свободно управлять не только помогло бы стабилизировать эти режимы, но и постепенно укрепляло бы региональную безопасность. Говорят, что турецкое правительство многие называют образцом для стран региона – от религиозных реформаторов в Иране, пакистанских политических групп до организации «Братья-мусульмане» в Египте и Иордании, пишет Реза Санати.

Главной причиной успеха Турции было принятие Западом результатов выборов, которые прошли в этой стране. Турция сегодня демонстрирует заметный постепенный и сбалансированный экономический рост, некоррумпированный правящий класс и растущее дипломатическое влияние.

В конечном счете, большинство мусульман намного более умеренные, чем это предполагается в рамках западных стереотипов. Мусульмане так же, как и жители Запада, хотят обладать преимуществами глобализации, интеграции и экономического процветания, отмечается в статье.

По мнению ее автора, восстания последних недель – это отчаянные попытки возвратить себе обратно те свободы, которые спонсируемая Западом элита отказалась вернуть рядовым гражданам. Американская политика должна примириться с тем фактом, что старый порядок на Ближнем Востоке разрушается и возникает новый порядок, основанный на суверенитете народа.

Если относиться с боязнью, избегать или наказывать возникновение такого нового порядка, то это будет иметь неприятные последствия. Принятие такого порядка будет содействовать созданию надёжной основы для долгосрочной стабильности и безопасности, делает выводы Реза Санати.

Реза Санати – аспирант в Центре исследований Ближнего Востока и стипендиат. В настоящее время она обучается для получения степени доктора философии в Школе международных отношений и государственных дел при Флоридском международном университете в США.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG