Доступность ссылок

Музыка и ислам: эффект Кэта Стивенса


Дервиши исполняют свой традиционный танец. Стамбул, 11 августа 2007 года.

Дервиши исполняют свой традиционный танец. Стамбул, 11 августа 2007 года.

В мусульманских странах многие певцы уходят со сцены и начинают строго следовать исламу. Такие перемены в карьере музыкантов заставляют задуматься об отношении ислама к музыке.


Мехрубона Равшана, 30-летнего таджикского певца в стиле поп, называют Кэтом Стивенсом Таджикистана: его песня «Аз мани» («Ты моя») стала хитом. Однако с тех пор, как Мехрубон Равшан стал более посвященным мусульманином, он поменял стиль и сейчас поет в основном на религиозные мотивы.

Такие случаи бывали и раньше: популярный британский певец и композитор Кэт Стивенс взял имя Юсуф Ислам и ушел со сцены после того, как принял ислам в конце 1970-х годов.

ДИСКУССИЯ О МУЗЫКЕ В ИСЛАМЕ

Пример Мехрубона Равшана поднимает давно не прекращающуюся дискуссию среди мусульман о нравственности музыки и о том, что говорит (или не говорит) о ней Коран. Эта дискуссия о музыке, в свою очередь, лишь малая доля различных точек зрения и толкований о развитии ислама в целом.

Оле Реитов, менеджер по программам в международной организации по защите музыкантов «Фримьюз», поясняет наличие различных взглядов:

«Если посмотреть на это глобально, то можно сказать, что есть очень сильные группы музыкантов, которые считают, что нет никаких проблем между музыкой и исламом. В то же время некоторые религиозные люди, которых называют радикалами или фундаменталистами, говорят, что эта проблема существует, и даже верят, что музыка абсолютно вне обсуждения и должна быть полностью запрещена. Одно из самых больших заблуждений состоит в том, что думают: в Коране об этом отдельно говорится. Это не так».

Большинство умеренных мусульман поддерживает различные формы музыки при условии, что они не оскорбляют основные моральные ценности ислама. При этом для оценки музыкантов и любителей музыки большое значение придается концепции «нийя», что означает «намерение». Сторонники этой идеи в целом принимают музыку, но настаивают на ее развитии в рамках морали и выступают против современной поп-музыки, ориентированной на сексуальность (особенно женскую).

Последователи традиций исламского мистического суфизма, в свою очередь, имеют богатую историю музыки, и танцы являются неотъемлемой частью их традиций.

Представители более консервативных течений ислама придерживаются более жестких взглядов и считают, что музыка вводит общество в грех. В качестве примера можно привести книгу «Тахрим алата» («Запрет музыкальных инструментов»), написанную в 1994 году иорданским исламским автором Мухаммадом Назиром ад-дин аль-Альбани.

Некоторые экстремисты, в особенности «Талибан», поддерживают полный запрет на все виды музыки, в том числе и религиозного пения, называя ее мирским развлечением, не поощряющимся Кораном.

ЦЕЛИ МАРКЕТИНГА

Мехрубон Равшан – один из многих музыкантов, чье творчество кардинально изменилось после его большего посвящения в ислам. Эта религия набирает все больше последователей по всему миру: в 1990 году мусульмане составляли 19,9 процента от населения мира, сегодня они составляют предположительно 23,4 процента. Ожидается, что в 2030 году эта цифра увеличится до 26,4 процента.

Свое решение уйти из поп-музыки таджикский певец связывает с
Мехрубон Равшан, популярный таджикский певец.
паломничеством в святой для мусульман город Мекку и объясняет тем, что певцы на свадьбах и вечеринках не получают того уважения, которого заслуживают. Он собирается дать один прощальный концерт и после этого петь только религиозные песни.

Однако специалист по таджикской музыке Махбуб Ганджали предполагает, что многие музыканты принимают ислам в целях маркетинга.

«Наши певцы пытаются следовать современным веяниям, и некоторые используют их для заработка денег, считает он. Раньше все говорили о трудовой миграции, и мы слышали много песен на эту тему. Сейчас важны Аллах и пророк Мухаммед, и появляется все больше песен на эту тему».

ЗАЩИТИТЬ АРТИСТОВ

В то время как в Таджикистане певцы пытаются найти подход к растущей мусульманской аудитории, в странах, контролируемых исламскими фундаменталистами, музыканты опасаются за свою жизнь.

Так, в некоторых районах Пакистана растущее влияние экстремистов вынуждает легендарного певца в стиле газал Хяла Мохаммеда, популярного среди пуштунов, в буквальном смысле прятаться у себя дома в Пешаваре. В том же городе три года назад была убита солистка Айман Удас после своего первого выступления на телевидении.

Усман Уласяр, президент Пакистанского общества искусства и культуры, говорит, что артисты в этих неспокойных регионах нуждаются в большей защите.

«Государство не предпринимает практически ничего для защиты певцов и в целом артистов, особенно сейчас, когда в районе действуют вооруженные формирования, – говорит Усман Уласяр. –Многим артистам не остается ничего другого, как бросить свое творчество. Но это еще не все. Одна из наших лучших актрис, Веена Малик, уехала в Индию и сейчас знаменита на весь мир. Я не думаю, что религия против искусства, она не обеспечивает безопасность артистов, однако некоторые пытаются ее использовать в своих личных интересах. Я считаю, что если многие артисты перестали заниматься своим творчеством, то это говорит о несостоятельности правительства».

КОНЦЕРТЫ В ПОДПОЛЬЕ

Концерт в Малайзии Мохсена Намджу, известного как иранский Боб Дилан, отменили в последнюю минуту под предлогом, что его музыка «унижает ислам и святые стихи Корана». Несколько лет назад иранские власти критиковали Мохсена Намджу за то, что он написал песню, в которой изречения из Корана переплетались с традиционной персидской музыкой.

В странах, подобных Ирану, непростая роль музыки в исламе дает властям
Музыкант музыкант Мохсен Намджу.
возможность манипулировать, чтобы достичь собственных целей. К примеру, власти методично подавляют музыку в западном стиле. Однако многие критики говорят, что в то же время власть Ирана активно поддерживает поп-музыку, чтобы отвечать нуждам молодежи и не допустить влияние оппозиции на нее. Многие иранские музыканты, такие как Мохсен Намджу, покинули свою страну, чтобы иметь возможность заниматься своим творчеством без давления и угроз.

В Саудовской Аравии тем временем рок-группы и металлисты вынуждены давать концерты в подполье, хотя принц Аль-Уалид бин Талал сам является владельцем крупнейшей в арабском мире студии звукозаписи «Ротана».

В ПОИСКАХ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ

В светских странах с мусульманским большинством ситуация еще более сложная. В Узбекистане недавно вышел документальный фильм, осуждающий музыку в западном стиле, не потому, что она против ислама, но в качестве попытки авторитарного режима предотвратить увлечение молодежи западными ценностями.

Оле Реитов считает, что музыканты во многих центральноазиатских странах вынуждены бороться не только с давлением консервативного мусульманского большинства, но и с политическими репрессиями.

«Многие артисты сталкиваются с большими проблемами в Туркменистане, Узбекистане и даже в Казахстане, часто это проблемы носят политический характер, – говорит Оле Реитов. – Это очевидно, что в этом регионе растет интерес к радикальному исламу. Происходит это из-за политических репрессий или благодаря миссионерам из Саудовской Аравии и Египта? Трудно сказать. Я думаю, что все дело в поиске своей индивидуальности».

Вопрос индивидуальности глубоко затрагивает весь исламский мир: что значит сегодня быть хорошим мусульманином?

Мутах Уассин Шабаз Беаль, ранее известный под именем Наполеон, был членом американской рэп-группы «Аутлоз», основанной известным рэпером 2Пак. В мае он принял ислам и сейчас путешествует по всему миру и проводит встречи с мусульманской молодежью.

Свое решение покинуть рэп он объясняет так: «Как музыкант, ты не можешь просто выпустить альбом и сидеть сложа руки. Нужно гастролировать, давать концерты, быть в определенных местах, возле определенных людей. Ислам призывает отойти от этого образа жизни. Ислам призывает к тому, что правильно и хорошо».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG