Доступность ссылок

Как заявил председатель нового агентства по делам религий, в Казахстане разрабатывается концепция развития «умеренного ислама». Этому вопросу радио Азаттык посвятило свой очередной круглый стол.


Председатель нового агентства по делам религий Казахстана
Кайрат Лама Шариф заявил, что основываясь на идее «один народ – одна религия», «учитывая опыт стран Западной Европы», считает нужным в Казахстане отдать предпочтение одной из известных религий.

Свой очередной круглый стол радио Азаттык посвятило этому вопросу. В нем приняли участие: Мурат Телибеков – председатель Союза мусульман Казахстана; Досай Кенжетай – доктор философских и теологических наук, профессор, директор научно-исследовательского института тюркологии Туркестанского международного казахско-турецкого университета; Бактыбай Айнабеков – председатель Ассоциации кажи Казахстана, а также Айдос Сарым – политолог, вице-президент общественного фонда «Абай-акпарат».

Модератор круглого стола – сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулыулы.

НУЖЕН ЛИ КАЗАХСТАНУ «УМЕРЕННЫЙ ИСЛАМ»?

Ведущий:

– Что стало толчком для создания идеи «концепции развития умеренного ислама» в Казахстане? Не будет ли реализация такой концепции вмешательством государства, которое считается светским, в религиозные дела?

Айдос Сарым:


– По-моему, стоит обратить внимание на осложнившуюся в последнее время общую ситуацию с религией и на создание в Казахстане агентства по делам религий. Однако ясно, что это противоречит Конституции. Потому что согласно Конституции религия отделена от государства. Всё же ни в каком государстве такой ситуации нет. Ясно, что, каким бы государство ни было, чтобы исполнять свои функции, оно будет вмешиваться в дела религии. Поэтому это начинание агентства по делам религий считаю правильным.

Айдос Сарым, политолог, вице-президент общественного фонда "Абай-акпарат".
Но тут возникает вопрос: как это будет осуществляться? Если концепция будет разрабатываться самим государственным органом, им же утверждаться и развиваться дальше, то от этого не будет никакой пользы. То есть это будет хорошим делом, если в обсуждении проекта концепции примет участие мусульманское сообщество, будут проведены собрания и форумы, на которых выступят политологи, культурологи, ученые-теологи и будет найден компромисс. Вся проблема в том – как это будет проводиться.

Если в Казахстане будут придерживаться понятия «у нас свое понимание этого, мы страна, идущая путем казахского ислама», то это хорошо. Но вызывают сомнение разговоры о том, кто же претворит это в жизнь.

Ведущий:

– Не напоминает ли вам «концепция развития умеренного ислама» доктрину национального единства, в свое время вызвавшую много шума?

Мурат Телибеков:


– Я считаю, что это был необдуманный поступок. Прежде чем выдвигать такие концепции, я считаю, что нужно проводить предварительные консультации, провести какие-то конференции, советоваться с известными политологами, философами, теологами, если ты сам не спецалист в этой сфере, пытаешься внести какие-то новации.

Необходимо было провести предварительную работу, ознакомить людей. Тут сразу такой несерьезный подход, нельзя государственную политику переводить в плоскость какой-то детской игры.

Ведущий:

– Господин Айнабеков, около десяти лет назад в своем письме к президенту Назарбаеву вы обратились с предложением о создании специального агентства по делам религий. Есть ли разница между тем агентством, которое вы предлагали, и тем, которое сейчас создано?

Бактыбай Айнабеков:


– Агентство очень нужно. Одиннадцать лет назад я работал в секретариате по делам религий, который существовал при правительстве. Тогда я написал письмо на имя начальника нашего отдела и заместителя председателя Сауранбекова, это письмо недавно опубликовал на сайте «Абай.kz». За полтора месяца до этого опубликовал открытое письмо Назарбаеву «Пишу письмо главе государства, будь осведомлен об этом, народ!».

Полтора года назад в своем послании Назарбаев говорил, что нужно создать агентство по делам религий. Но правительство тогда оставило его слова без внимания. Я об этом писал в письме: «Вам еще раз следует поднять этот вопрос, потому что сказать вы это сказали, спасибо. Но в комитете по делам религии сидят те, кто никакого отношения к религии не имеют, получают деньги за то, что сидят на работе с утра до вечера». То ли он принял это, то ли взял из своего опыта – но все же создал агентство. Без всякой подготовки. Раньше, до создания такого ведомства, проводили предварительную работу, определяли штатную численность, сразу назначали руководителя. Возможно, и мое письмо стало причиной сложившейся ситуации.
В статью Конституции, провозглашающей казахский язык государственным языком, в обязательном порядке нужно добавить «религия – ислам, признаются остальные пять мировых религий».

С другой стороны, ситуация в стране тоже служит толчком к такому шагу. У Казахстана высокий международный авторитет, но нет внутреннего религиозного авторитета. Потому что сейчас увеличилось число религиозных течений. Религию уравновесит только религия. Поэтому тут будет правильным вмешательство государства. Но прежде чем правительство начнет вмешиваться, нужно отработать механизм. Сколько бы сейчас ни пытались, эта работа не будет осуществлена.

Прежде чем создавать умеренный ислам, главной целью агентства должно стать то, что у каждой страны должна быть религия, которой будут придерживаться.

В статью Конституции, провозглашающей казахский язык государственным языком, в обязательном порядке нужно добавить «религия – ислам, признаются остальные пять мировых религий». Основной работой агентства должно стать это. Если в Конституции это не будет прописано, то никто агентства не признает.

Затем они говорят: будем учиться у Запада. У Запада учиться нечему. Мы – государство со своими традициями, которое признал весь мир. Прошло десять лет, как увеличилось число религиозных течений. Течения никто не сможет остановить, правительство их только регистрирует, и всё. Десять–пятнадцать человек попросят зарегистрировать – их зарегистрируют.

И если усилятся религия, муфтият, ислам, улучшится и религиозная атмосфера. Поэтому Духовное управление нужно передать в руки другого набожного человека. Если не усилится Духовное управление, ничего не изменится. Это исполнительный орган.

В муфтиятах при управлении должно быть весомым мнение людей, проявляющих заботу о религии. Среди них должен быть выбран главный муфтий. Различные течения можно остановить при условии, что главный муфтий будет работать и принимать согласованные со всеми решения. Нет никакой надежды на муфтия, который не имеет определенного багажа знаний, не читает намаз, не имеет авторитет, если он – бывший коммунист.

НАСЛЕДСТВО СОВЕТСКОЙ СИСТЕМЫ

Ведущий:

– Господин Кенжетай, как специалист в области теологии, что вы можете сказать об эффективности структур и религиозной концепции, которая создается при поддержке светского государства?


Досай Кенжетай:

Досай Кенжетай, директор научно-исследовательского института тюркологии Туркестанского международного казахско-турецкого университета.
– Каждое государство придерживается светскости, основываясь на своем историческом прошлом. У нас до сих пор не был сделан анализ светскости Казахстана на основе истории, цивилизаций, религиозного опыта. Вообще содержание определения светскости, отраженной в Конституции Казахстана, не раскрыто. Например, по этому показателю большая разница между Францией и Казахстаном. Никогда нельзя говорить «религия – отдельно, власть – отдельно», всё должно рассматриваться в единстве.

Только раскрыв содержание определения светскости, мы можем задать вопрос: какой ислам в Казахстане? По-моему, это будет безграмотный вопрос, потому что ислам – один, но много школ. Мы называем это мусульманством. Если мы будем разделять – казахский ислам, узбекский ислам, то ислам будем выступать не объединяющей, а разъединяющей религией. Поэтому мы должны рассматривать ислам как систему ценностей, формирующую основу собственной культуры, а не как оценку политических идеологических сил.

Для начала в Казахстане должны конкретизировать отношения между государством и религией. Хотя эти отношения в светском виде конкретизированы, обозначено только то, что государство не вмешивается в религиозные дела. Между феноменом религии и государством нет никакой связи. Религия как отдельный феномен для закона вчерашней советской системы, взявшей в свою основу научный атеизм как позицию светского секуляризма, не рассматривалась и не принималась. Позиция светскости в нашей нынешней Конституции – копирование этого. Они учитывают только религиозные явления, поведение в обществе. Закон, которым мы пользуемся сейчас, – наследство, оставшееся нам от вчерашней советской системы. И вот через двадцать лет это всё же было услышано.

В основе государственности Казахстана лежит казахская культура. Если основой казахской культуры является язык, тогда нужно ввести и то, что Казахстан с историко-онтологической, бытийной точек зрения является исламским государством, уважающим другие мировые религии. Мы – традиционное государство, у нас есть своя история, но мы лишились политической свободы. Поэтому мы должны конкретизировать гарантии стабильности казахского народа. Только тогда уменьшится проворность многочисленных миссионеров.

ИСЛАМ – РЕЛИГИЯ КАЗАХСТАНЦЕВ?

Ведущий:

– Не вызовет ли недовольство религиозных меньшинств инициатива агентства по делам религий «один народ – одна религия»?

Мурат Телибеков:


Председатель Союза мусульман Казахстана Мурат Телибеков.
– Мы должны привыкать жить на таком большом поле, в многоконфессиональном мире. Весь мир сегодня живет на таком поле, в многоконфессиональном мире. Да, мы должны выделять приоритеты, но мы не должны ущемлять другие веры. Я считаю, нам нельзя дискриминировать, подвергать гонением другие конфессии. И сама идея, что каждый год Казахстан проводит съезды лидеров мировых религий, уже говорит о том, что в этом направлении Казахстан сделал позитивный шаг.

Если мы начнем иную политику, то будем противоречит сами себе. И мировая общественность не поймет нас. В самом деле чего хочет Казахстан, если он шарахается из одной стороны в другую. Ислам – самодостаточная религия, она не нуждается в таких мерах для того чтобы поднять собственное величие.

Бактыбай Айнабеков:

– В Казахстане руководители религиозных объединений, финансируемых из-за рубежа, говорят не о религии в Казахстане, говорят о согласии мировых религий. То, что сейчас в стране различные религиозные экстремисты сеют смуту внутри государственных учреждений, в тюрьмах, посреди улиц производят взрывы, - всё это следствие того, что мы не проявляем заботу о своей религии. Если будет раскол внутри религии, будут возникать течения; если они завтра возьмут в руки оружие, в стране начнется кровопролитие. Чтобы всё это остановить, нужна одна религия, одно государство. Мы не трогаем другие религии, мировые религии признаем. Но мы должны показать, что ислам является религией нашего народа.

Досай Кенжетай:

Считаю своевременным обновление бытия казахов на основе идеи одной нации и одной религии. Другие народы никогда не смогут стать казахами. В Конституции им уже были представлены такие возможности.
– После того как определится содержание категории «нация», всё это решится. По-моему, в основе проблемы «нации» лежит не идея «казахстанской нации». Это проблема, касающаяся истории религии. Я поддерживаю ее возрождение через государственную поддержку. Поэтому считаю своевременным обновление бытия казахов на основе идеи одной нации и одной религии. Другие народы никогда не смогут стать казахами. В Конституции им уже были представлены такие возможности.

«МЫ ДОЛЖНЫ ИДТИ СВОИМ ПУТЕМ»

Ведущий:

– Не кажется ли вам, что первые шаги агентства по делам религий показывают, что официальные власти политизируют религиозные дела?

Айдос Сарым:


– В моем понимании ислам изначально формировался как религия, близкая к политике. Призывы некоторых групп перевести всё в Казахстане на принципы шариата и другие предложения – это большая политика. Правильно, что государство решило заняться этим делом. Надо было еще десять лет назад вмешаться.

Ясно, что раньше мы жили в исламской цивилизации, и сегодня мы идем к этому. Остается много философско-политических вопросов подобно следующим: каким будет наш возврат, что лежит за этим, какие будут изменения, изменится ли наш национальный быт или нет, не приведут ли эти перемены к тому, что мы можем лишиться своей государственности? Не ответив на эти вопросы, мы не добьемся никаких перемен. Если подавляющее большинство народа придет к концепции «мы такой народ, пойдем по этому направлению», тогда это должно стать государственной политикой.

Самая главная задача – определить, какое мы государство. Второе – знать, что творится в мире. Сопоставляя эти два направления и не обращая внимания на то, что говорят другие государства, мы должны идти своим путем, по возможности делая всё для своего народа. Так как мы независимое государство, должны вести независимую политику.

Ведущий:

– Не будет ли концепция «умеренного ислама», отделяющая религию от государства, противоречить тому, что Конституция провозгласил Казахстан светским государством?

Айдос Сарым:


– По-моему, неосмотрительно говорить, что «религия существует отдельно от государства». Еще ни в одной стране это не осуществилось. Поэтому будет неправильным всё время поднимать эту проблему. Государство с самого начала должно было обратить внимание и попытаться решить эту проблему. Сам факт освещения этой проблемы – это уже хорошее начало. Если всё будет сделано правильно и мнения граждан будет учитываться, то, безусловно, будет польза от этого.

Если же, как и доктрина национального единства, этот документ будет обсужден однобоко и принят только одной стороной, тогда это перерастет в большой скандал. Религия – не игрушка, к ней нужно быть внимательным. Религия – один из главных институтов общества. Она формирует мораль, мировоззрение. Можно достичь победы только тогда, когда к этому идешь целенаправленно, со всей серьезностью.

Мурат Телибеков:

– В первую очередь надо было вносить изменения в Конституцию. И на конституцинном уровне надо было аргументировать, почему государство имеет право вмешиваться в дела религии. Может быть это оправдано, может быть это необходимо, это нужно. Надо было подвести какую-то идеологию, философию, почему государство имеет право, почему оно обязано направлять развитие религии. И только после решения этого вопроса надо было создавать это агентство.

Ведущий:

– На этом круглый стол радио Азаттык завершается. Редакция выражает вам благодарность за участие в нем. До свидания.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG