Доступность ссылок

На подконтрольных «Исламскому государству» (ИГ) территориях боевиками установлен режим, при котором сложно вести бизнес и найти работу тем, кто не присягнул на верность ИГ.

До того как боевики «Исламского государства» (ИГ) захватили ее родной город Мосул в июне 2014 года, у Фахимы Омар была своя парикмахерская. Однако ИГ вынудила ее закрыть свой бизнес, поэтому она потеряла единственный источник дохода. Боевики ИГ сказали ей, что парикмахерские способствуют «распутству».

Фахима Омар далеко не единственная, кто говорит, что боевики ИГ заставили ее закрыть свой бизнес. Это затронуло как женщин, так и мужчин. Группировка также не позволяет тем, кто отказывается в нее вступить, найти работу и обязывает гражданское население платить высокие налоги.

— ИГ контролирует каждую мелочь в экономике. Только их люди или те, кто клянется им в верности, живут хорошо, — говорит Абу Муджахед, сбежавший со своей семьей из находящегося под контролем ИГ города Дейр аль-Зор в восточной Сирии. По его словам, после захвата Дейр аль-Зора ИГ систематически захватывала контроль над местной экономикой, разграбляя фабрики и конфискуя частную собственность. После этого боевики ИГ перешли к захвату местного бизнеса.

Cемьи, покинувшие свои дома, в лагере беженцев в Ираке. Эрбиль, 15 августа 2015 года.

Cемьи, покинувшие свои дома, в лагере беженцев в Ираке. Эрбиль, 15 августа 2015 года.

В де-факто столице «Исламского государства» Ракке группа верных ИГ торговцев установила контроль над местной экономикой, говорят здешние жители и активисты. Наряду с сирийскими провинциями Дейр аль-Зор и Хасаке, Ракку называют «житницей» Сирии. Однако сейчас вся транспортировка сельскохозяйственной продукции из Ракки в другие подконтрольные ИГ территории, в том числе в Ираке, находится под контролем верных ИГ торговцев. По словам активистов, эти торговцы также контролируют цены на товары на рынках.

— Эти торговцы сейчас стали хозяевами. Они устанавливают цены, и люди должны принять это и смириться, — говорит Намуд аль-Мусса из выступающей против ИГ группы активистов Raqqa Is Being Slaughtered Silently («Ракку убивают в тишине»).

ЖЕНЩИНЫ НЕ МОГУТ РАБОТАТЬ

ИГ с особенной жестокостью преследует женщин-предпринимателей, заставляя их закрыть свой бизнес, подобно Фахиме Омар, и лишая их возможности продолжать профессиональную деятельность.

Врач-окулист Сухам Махмуд говорит, что ей пришлось закрыть свою частную клинику в Мосуле после того, как боевики заставили ее носить паранджу даже во время сложных глазных операций. Потеряв доход от своей частной клиники, Сухам Махмуд также пришлось отказаться от лечения людей в больницах Мосула, так как боевики ИГ настолько ее преследовали, что ей стало невозможно выполнять свою работу.

ВЫСОКИЕ НАЛОГИ

Одновременно с закрытием бизнеса и лишением людей способа заработать на жизнь ИГ также вводит высокие налоги на местных жителей, говорят местные жители и активисты.

— Только за воздух, которым дышат люди, еще не надо платить налоги, — говорит Абу Муджахед из Дейр аль-Зора. По его словам, цены на коммунальные услуги, такие как вода и электричество, взлетели при ИГ.

В своих пропагандистских видеороликах ИГ хвалится тем, что на рынках на подконтрольной ей территории полно товаров. Однако сирийцы из Ракки и Дейр аль-Зора сказали Азаттыку, что, хотя товары на рынке и есть, цены настолько высоки, что только боевики ИГ могут себе позволить что-то купить. Заоблачные цены (по словам одного местного жителя, стоимость основных продуктов в Дейр аль-Зоре выросла почти на тысячу процентов) вкупе с налогообложением и большим уровнем безработицы означают, что местные жители с трудом борются за выживание.

Здесь можно всё найти, но у людей не хватает денег, чтобы купить то, что им необходимо. Мы можем покупать только огурцы, помидоры и картошку. Мясо и курица остается только для ИГ

— Здесь можно всё найти, но у людей не хватает денег, чтобы купить то, что им необходимо. Мы можем покупать только огурцы, помидоры и картошку. Мясо и курица остается только для ИГ, — говорит женщина из Ракки Умм Ахмед.

ВЫЖИВАЙ ИЛИ ПРИСОЕДИНЯЙСЯ

Тяжелая экономическая ситуация, закрытие бизнеса и безработица заставляют некоторых вступить в ИГ от отчаяния, рассказывают местные жители. По словам активистов, экономическое преследование со стороны ИГ является продуманной тактикой, чтобы вынудить людей сдаться и поддерживать экстремистов.

— Многие молодые люди вступают в ИГ, поскольку это единственный способ получать доход, — говорит Абу Мутассен из города Аль Раие на границе с Турцией.

Намуд аль-Мусса из группы Raqqa Is Being Slaughtered Silently говорит, что «ИГ использует все способы, чтобы задушить людей на экономическом уровне в надежде, что это заставит их к ним присоединиться». Эта тактика хорошо действует на территории, которую ИГ контролирует уже год или более, а также в городах, которые группировка захватила недавно.

По словам местного жителя Насера Мохаммада, в Пальмире, с момента захвата экстремистами в мае, около 1200 молодых людей вступили в ИГ. Другой житель, Абу Юнис аль-Тадмури, добавляет, что в Пальмире «люди не могут найти работу».

В контролируемом ИГ Ираке единственное решение для некоторых бизнесменов — бегство с риском для жизни. Лишенная своего единственного источника дохода, после того как боевики закрыли ее парикмахерскую, Фахима Омар сбежала из Мосула и сейчас живет в Эрбиле в Иракском Курдистане.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG