Доступность ссылок

Покоряя Алматы подцензурными фильмами Ирана


На переднем плане - приехавшие из Ирана кинематографисты. Алматы, 21 октября 2014 года.

На переднем плане - приехавшие из Ирана кинематографисты. Алматы, 21 октября 2014 года.

В Алматы проходит Неделя кинофильмов Исламской Республики Иран. Показывают пять фильмов, прошедших цензуру, как это принято в Иране. Но кино Ирана известно и попытками отдельных режиссеров покончить с цензурой, снимая фильмы за рубежом.

Неделя иранского кино, проходящая в Алматы с 21 по 25 октября, включает показы пяти фильмов. Каждый вечер по одному фильму в кинозале одного из торгово-развлекательных центров. Вход в зал бесплатный.

Следует отметить, что иранский кинематограф для алматинских зрителей не является терра инкогнита. На международных кинофестивалях, проходящих в Алматы («Евразия», «Звезды Шакена»), иранские фильмы регулярно входят в конкурсную программу и иногда получают призы.

ФИЛЬМ О ЗОЛОТОЙ КОМПЕНСАЦИИ ОТ МОСКВЫ

Если исходить из синопсисов, то среди кинолент есть одна историческая драма («Выдача»), два приключенческих фильма («Четвертый ребенок», «Синий шелковый путь»). В картине «Чужие» рассказывается история одной сирийской семьи с 1948 года по наши дни. Наконец, в фильме «Только один» главный герой (молодой парень) старается через миссию ООН передать послание иранцев о мире президентам всех стран и защитить права своей страны.

Первый из показанных фильмов — историческая драма «Выдача» (известен и как «Репарация»). Он основан на историческом факте передачи Советским Союзом Ирану 11 тонн золота в качестве компенсации за оккупацию в годы войны. Действие переносит зрителя сначала в 1946 год, затем в 1953 год и в 1956-й. Оно происходит и в Москве, и в Иране.

На Неделе иранского кино выступил посол Ирана в Казахстане Моджтаба Дамирчило (справа). Алматы, 21 октября 2014 года.

На Неделе иранского кино выступил посол Ирана в Казахстане Моджтаба Дамирчило (справа). Алматы, 21 октября 2014 года.

Фильм имеет патриотическую закваску. Главный герой (полковник Такин) является олицетворением «настоящего патриота», которому поручили осуществить операцию по доставке золота из Москвы в Иран. На протяжении всего фильма главный герой только и делает, что пытается защитить золото от своих алчных соотечественников, которых подозревает в намерении присвоить весь груз.

Репортер Азаттыка после просмотра пытался выяснить реакцию зрителей на фильм. Человека три коротко ответили, что фильм понравился, хотя толком никто не объяснил почему. Одной журналистке фильм не понравился. Косвенным свидетельством реакции может быть то, что через 15 минут после начала фильма человек десять удалились из кинозала. Сидящая сзади девушка на одну из сцен отреагировала адресованной подруге репликой: «Сказка какая-то».

В целом фильм можно понимать и как антишахский, так как показывает жестокости периода шахского правления, алчность чиновников и военных той поры. Главная антишахская нота звучит в финале фильма, когда герой в сердцах говорит, что всех их обвели вокруг пальца, а 11 тонн золота уплыли на счета шаха в швейцарских банках.

У кинематографистов же свои критерии оценки фильмов. Поэтому «Выдача» в самом Иране дважды номинировалась на награды на внутренних кинофестивалях. Известен был фильм и на международной арене до показа в Алматы. Так, в июне 2014 года его показали в программе «Русский след» Международного московского кинофестиваля.

ФИЛЬМЫ, КОТОРЫЕ НЕ ПОКАЗЫВАЮТ

В Иране кинопроизводство и кинопрокат находятся под жесткой цензурой государства. Частные иранские кинокомпании тоже финансово зависят от государства, которое им помогает. Сначала государство через министерство культуры или разные фонды должно разрешить снимать по утвержденному сценарию. Затем требуется получить разрешение на уже снятый фильм для кинопроката.

Цензура в Иране отвергает такие элементы, встречающиеся во многих зарубежных фильмах, как проявления интимных отношений, сцены насилия. По мнению официального Тегерана, их фильмы несут гуманистическое послание миру. То, что не соответствует «моральному облику добропорядочного мусульманина», в кино не должно быть. Женщины в фильмах должны постоянно носить хиджаб, даже в сценах в домашней обстановке. Любые интимные проявления любви исключаются.

Зрители в кинозале в первый вечер Недели иранских фильмов. Алматы, 21 октября 2014 года.

Зрители в кинозале в первый вечер Недели иранских фильмов. Алматы, 21 октября 2014 года.

Существует запрет на любое осуждение действующей ныне власти, даже на намек на это осуждение. Показательный пример — история с режиссером Джафаром Панахи. Начало съемок фильма о волнениях, последовавших за переизбранием Махмуда Ахмадинежада президентом в июне 2009 года, было расценено как деятельность, направленная на подрыв национальной безопасности и пропаганду против режима. Итог для режиссера был печальным — шесть лет тюремного заключения и лишение права снимать фильмы, путешествовать или давать интервью в течение 20 лет.

КАК ОБХОДЯТ ЦЕНЗУРУ В ИРАНЕ

Как иранские кинематографисты пытаются уйти от цензурного прессинга?

Некоторые фильмы снимают и показывают подпольно. Но это чревато наказанием, репрессиями.

На съемках фильма «Песни моей земли» иранского режиссера Аббаса Рафеи. Фильм рассказывает о деятельности группировки «Исламское государство» в Иране.

На съемках фильма «Песни моей земли» иранского режиссера Аббаса Рафеи. Фильм рассказывает о деятельности группировки «Исламское государство» в Иране.

Другой путь — делать фильм за счет займов в банке или средств иностранных кинокомпаний. Но при этом, если фильм не принимается цензурой, а режиссер отказывается внести в него купюры, шансов на легальный показ в Иране нет. Так, основоположник новой иранской волны Аббас Киаростами с середины 1990-х годов снимает фильмы на деньги французских кинокомпаний. Его примеру последовали и некоторые другие кинематографисты. Поэтому нередко современные иранские фильмы — продукт кооперации Ирана с Францией, Италией или другой страной.

Часть режиссеров избрала радикальный путь уйти от цензуры: покинула Иран и творит за его пределами. Один из них — Мохсен Махмальбаф, уехавший после прихода к власти в 2005 году Махмуда Ахмадинежада. Но и при этом он не ощущает себя в безопасности.

Иранский режиссер Мохсен Махмальбаф (справа) и исполнитель роли в фильме «Президент» Дачи Орвелашвили на кинофестивале в Венеции. 27 августа 2014 года.

Иранский режиссер Мохсен Махмальбаф (справа) и исполнитель роли в фильме «Президент» Дачи Орвелашвили на кинофестивале в Венеции. 27 августа 2014 года.

Новейший фильм Мохсена Махмальбафа называется «Президент», его в 2014 году показали на открытии Венецианского кинофестиваля, а также признали лучшим фильмом кинофестиваля в Чикаго. Это фильм-притча о диктаторе неназванной страны, который после свержения вынужден скрываться с внуком и в изгнании познаёт чаяниях простых людей, которых угнетал. «Президент» снят в Грузии.

Примечателен ответ режиссера на вопрос издания «Сеанс.ру» о том, почему он снимал в Грузии. Примечателен тем, что упомянут Казахстан и выражено мнение о свободе творчества в нем.

«Я снимал в той стране, в которой мог снимать. Казахстан? Узбекистан? Таджикистан? Иран? Это невозможно. Я поехал в Грузию за свободой, и я счастлив: там отличные актеры, прекрасная природа», — сказал иранский режиссер в изгнании.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG