Доступность ссылок

Искусство Казаряна и оружие в политике


Художник Эдуард Казарян и его скульптурная композиция, посвященная группе Beatles.

Художник Эдуард Казарян и его скульптурная композиция, посвященная группе Beatles.

Казахстанский художник Эдуард Казарян в начале марта едет в Канны, где проведет с художниками Андреем Нодой и Маратом Бекеевым совместную выставку. Об этом и о многом другом он рассказал в интервью Азаттыку.

На выставке во Франции Эдуард Казарян планирует представить скульптуры. Художник работает с бронзой, сталью, занимается керамикой, графикой, реализует архитектурно-художественные и паблик-арт-проекты. Выставку трех художников - Эдуарда Казаряна, Андрея Ноды и Мурата Бекеева - организовывает мэрия города Канны при поддержке посольства Казахстана во Франции.

- Мы являемся большими друзьями, давно дружим. Идея пришла спонтанно. Я свои работы никогда ни к чему не привязываю. Наверное, организаторы найдут, с чем связать нашу выставку. Выставляться будет много работ.

Азаттык: Вас считают «дорогим» художником, создание скульптур — дело весьма затратное. Как вы содержите мастерскую?

Эдуард Казарян: Дорого стоят мои эксклюзивные произведения, которые делаются в единственном экземпляре, потому что занимают огромное количество времени. Например, расположенная в большом торговом центре города кинетическая скульптура «Весы времени» была для меня серьезным проектом. Над ним работал почти год, и причем не я один. Длина скульптуры занимает 18 метров. Торговый центр в какой-то степени взял на себя роль музея.

Азаттык: Господин Казарян, как бы вы оценили сегодняшнее состояние современного казахстанского искусства? Достаточно ли, на ваш взгляд, оказывается помощь деятелям искусства со стороны государства?

Эдуард Казарян: Есть целый ряд активных художников, которые имеют хорошую перспективу. Что-то интересное ожидает искусство Казахстана, происходят определенные события.

Вы знаете, я изначально выстраивал свой путь, чтобы сильно не надеяться ни на государство, ни на кого-то конкретно. Если есть такая поддержка, то это хорошо. Если нет, то, мне кажется, художника это никоим образом не должно останавливать, потому что художник зачастую признан работать вопреки. Поэтому внешние условия на творчество художника не должны отрицательно влиять.

Художники, которые стараются держать общемировую заявку, не должны увлекаться народным фольклором. Потому что независимо от цвета кожи, разреза глаз мы одинаково любим, страдаем, рождаемся, умираем.

Если рассматривать то, что делает государство, а что нет, то, наверное, всегда хочется, чтобы оно всегда помогало. Мне кажется, если смотреть последние два года, то много интересного произошло. События проходят в том числе и при поддержке государства.

Азаттык: Чего больше в казахстанском современном искусстве — авангарда или классического реализма, восточного или западного?

Эдуард Казарян: На мой взгляд, казахстанское искусство ближе все-таки к модерну и авангарду. Есть и восточный ракурс. Со стороны виднее, и многие люди видят чисто восточный фольклор. Художники, которые стараются держать общемировую заявку, не должны увлекаться народным фольклором. Потому что независимо от цвета кожи, разреза глаз мы одинаково любим, страдаем, рождаемся, умираем.

Азаттык: Что вы думаете по поводу нашумевшего рекламного постера «Пушкин — Курмангазы», где художник слил русского поэта и казахского композитора в страстном поцелуе?

Эдуард Казарян: Если кому-то хотелось повеселиться, надо было повеселиться между собой. А с такими вещами и с такими людьми разве стоит играть? Кто этот человек, который решил пошутить, и кто эти люди? Шутки из узкого круга. На самом деле всё это надо дифференцировать.

Азаттык: Почему, по-вашему, некоторые казахстанские художники прибегают к эпатажным перформансам?

Эдуард Казарян: Казахстанский художник Канат Ибрагимов впереди ставил эпатирование, чем само искусство. Я не сторонник коллег по цеху критиковать, но он сам такой путь выбрал. И странно, что люди воспринимали это и стремились к этому. Эстетики в его творчестве нет — один протест. Это не полное мое мнение, я так хорошо его творчество не знаю. Ожидать признания я бы не стал.

Сейчас видеоарт пытаются зачастую подать как современное искусство. На мой взгляд, современное искусство — это то, что художник сам по себе должен внести в искусство как личность. Люди многое не понимают, и им надо объяснять. Есть люди, которые абсолютно не понимают, у них искусство вызывает агрессию. Ему кажется, что его пытаются обмануть, ерунду показывают, которую он тоже может нарисовать. У нас, к сожалению, люди боятся сказать свое мнение, потому что стесняются показаться глупыми. А на Западе люди не стесняются, они подходят и выражают свое мнение открыто.

Азаттык: Есть мнение, что искусство — это сфера отражения социальной жизни общества. Вы можете критиковать в своем творчестве социальные проблемы в Казахстане?

Эдуард Казарян: Я считаю, что это не задача искусства. Художнику не обязательно реагировать и влиять. Потому что произведения должны восприниматься в промежутках столетия. Что важно сейчас, через десять лет потеряет актуальность. Не оттого что художник безразличен к происходящему, он должен нести через эту проблему позитив. Задача художника — показать дорогу, выход.

Азаттык: Что думаете по поводу досрочных президентских выборов?

Эдуард Казарян: Как художник, я далек от политических процедур. Я не совсем понимаю, зачем делаются досрочные президентские выборы. Но если это поможет для решения всех задач, от которых людям будет легче и спокойнее, пусть хоть каждый год переизбирается. А если от этого ничего не изменится, я даже не знаю, стоит ли проводить досрочные выборы.

Азаттык: Поменялось ли для вас понятие свободы творчества в связи с событиями вокруг французского сатирического журнала Charlie Hebdo, который подвергся атаке после публикации карикатур на пророка Мухаммеда?

Эдуард Казарян: Свобода творчества должна быть абсолютной. Если ты делаешь что-то с оглядкой, то это не будет творчеством в полной мере. Творчество любит и требует свободу. Другое дело, когда у художника есть свои рамки понимания. Он должен работать тонко. Как говорят врачи, «главное — не навреди». Художник с позиции вкуса должен быть очень осторожен. Особенно исключается задача обидеть кого-то. Художник должен нести доброе, светлое.

Я противник того, когда искусство берут на вооружение политики. Мне кажется, это вообще неправильно. Художник должен делать понятные вещи. Задача художника — с этими вещами работать. Карикатура сейчас находится на службе какого-то строя. Есть ли вообще в этом какие-то политические принципы — это вопрос. Ситуация, когда художник руками искусства или искусство руками художника пытается с кем-то бороться, — это не задача искусства.

Надо быстрее остановить кровопролитие, потом разберутся — кто прав, кто виноват. Проблема в том, что страдают невиновные люди, у которых нет никакого расчета.

Азаттык: Как вы думаете: чем закончится противостояние России и Запада на фоне украинского конфликта?

Эдуард Казарян: То, чего мы боимся и против чего мы всегда выступали, — ядерное оружие. Мне кажется, это именно тот случай, когда оно внесет положительную роль. Благодаря этому, я надеюсь, не будет третьей мировой войны. Потому что столкнулись интересы двух великих держав, которые в полной мере владеют этим оружием. И здесь остатки здравого смысла не дадут ни тем, ни другим этого сделать.

Я хочу быть объективным, и в первую очередь жителям Украины это совершенно не нужно. Ответственность лежит на ее политических руководителях. На мой взгляд, они ничего не делают, чтобы остановить войну у себя в стране. Россия вынуждена реагировать, ей навязали. Не нужно было России ни Крыма, ни всего остального. Как говорится, «худой мир лучше доброй войны».

Надо быстрее остановить кровопролитие, потом разберутся — кто прав, кто виноват. Проблема в том, что страдают невиновные люди, у которых нет никакого расчета. Это масштабные игры. Зачем на ровном месте ужасную войну создали? Здесь большая ответственность лежит на журналистах. В каких-то поступках виден расчет политических кругов.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Алма КЕНЖЕБЕКОВА

    Алма Кенжебекова начала сотрудничать с Азаттыком в мае 2012 года. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. В разные годы работала в газетах "Преступление и наказание", "Время По", "Мегаполис", "Солдат", журнале "Малый бизнес Казахстана", сотрудничала с Институтом освещения войны и мира (IWPR). Занимала должности заместителя главного редактора в "Юридической газете" и главного редактора на радио "Сета".

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG