Доступность ссылок

Что теперь ждет Францию?


Акция памяти жертв нападения на редакцию французского журнала Charlie Hebdo. 11 января 2015 года.

Акция памяти жертв нападения на редакцию французского журнала Charlie Hebdo. 11 января 2015 года.

Франция приходит в себя после трех дней насилия, начавшихся с атаки на журнал Charlie Hebdo и унесших 17 жизней. Сильвен Бруар из Центра политических исследований CEVIPOF рассказывает о возможных последствиях для страны.

Многие во Франции, постепенно отходя от шока, задаются вопросом, как этот самый страшный теракт в современной французской истории повлияет на их страну. В интервью Азаттыку научный сотрудник Center for Political Research at Science Po (CEVIPOF) Сильвен Бруар делится своим мнением.

Азаттык: Эти убийства спровоцировали ряд нападений на мусульман и мечети по всей Франции. По вашему мнению, это краткосрочная реакция на события или мы, скорее всего, будем наблюдать рост исламофобии во Франции?

Сильвен Бруар: Это сложный вопрос, потому что исламофобия уже присутствовала во Франции. Некоторые, кстати, обвиняли [сатирический журнал] Charlie Hebdo в исламофобии, что является весьма спорным. Ясно то, что в Charlie Hebdo публиковали острую критику исламистов и мусульманских фундаменталистов, а не самих мусульман или ислама.

Свечи под фотографиями карикатуристов, погибших при вооруженном нападении на редакцию Charlie Hebdo.

Свечи под фотографиями карикатуристов, погибших при вооруженном нападении на редакцию Charlie Hebdo.

Во Франции также существует общий контекст, в котором идут споры и высказываются сомнения по поводу миграционной политики. Атака на Charlie Hebdo сделала этот контекст весьма неблагоприятным для спокойного обсуждения этого вопроса. CEVIPOF провел исследование, которое показало, что миграционная политика является приоритетной для избирателей, это область, в которой люди больше всего хотят увидеть изменения. Поэтому весьма маловероятно, что атака на Charlie Hebdo, убийство полицейских и убийство евреев в кошерном магазине изменят эту тенденцию.

Азаттык: Один из убитых полицейских, по воле случая, оказался мусульманином…

Сильвен Бруар: Абсолютно верно, однако я хотел бы отметить, что об этом факте говорят, но не выделяют особенно. Кроме этого полицейского, один из редакторов в Charlie Hebdo был из Северной Африки, он только недавно получил французское гражданство и или же сам был мусульманином, или происходил из мусульманской семьи.

Азаттык: По вашему мнению, могут ли растущие антимусульманские настроения во Франции обернуться успехом на выборах ультраправой партии «Национальный фронт»? Партия и ее лидер Марин Ле Пен были отстранены от прошедших по всей стране акций в поддержку жертв и национального единства. Тем не менее сможет ли трагедия повысить популярность «Национального фронта»?

Сильвен Бруар: Марин Ле Пен и «Национальный фронт» подверглись остракизму на демонстрациях в Париже. Призывы к национальному единству не включали ее и ее «Национальный фронт», несмотря на то что распространились на все другие организации, включая «Союз исламских организаций Франции», который не отличается либеральными взглядами. Я думаю, было сделано несколько неуклюжих шагов, которые позволят «Национальному фронту» позиционировать себя в качестве оскорбленной партии.

Люди на площади Республики в Париже, собравшиеся на марш в память о жертвах атак. 11 января 2015 года.

Люди на площади Республики в Париже, собравшиеся на марш в память о жертвах атак. 11 января 2015 года.

Если отношение к миграции и секуляризации ужесточится, это, конечно, может быть выгодно «Национальному фронту». С другой стороны, эти атаки могут также мобилизовать избирателей. Своими успехами на выборах «Национальный фронт» частично обязан низкой явке избирателей, но последние события могут помочь реполитизации людей. Однако это будет в большей степени зависеть от реакции общества, от того, что предложат политические партии, президент и правительство в ответ на эти события.

Азаттык: Унесший человеческие жизни захват заложников в кошерном магазине, последовавший за атакой на Charlie Hebdo, вызвал страх среди еврейской общины Франции. Многие французские евреи сейчас говорят, что рассматривают вопрос эмиграции в Израиль. Думаете ли вы, что в ближайшие годы евреи будут покидать Францию?

Сильвен Бруар: Антисемитизм является острой темой во Франции. Foundation for Political Innovation опубликовал выводы исследования, показывающие высокий уровень антисемитизма среди французских граждан мусульманской веры. Мой коллега Винсен Тибери и я после этого провели исследование среди французских граждан африканского, североафриканского и турецкого происхождения. Мы выявили, что уровень антисемитизма среди этих граждан, в особенности мусульман, является, бесспорно, более высоким, чем у остального населения Франции. Ясно, что евреи, в связи с дебатами по израильско-палестинскому вопросу во Франции, являются жертвами остракизма и даже насильственных атак со стороны озлобленного антисемитского меньшинства.

Французские граждане еврейской веры определенно не чувствуют себя в безопасности. Здесь нужно отметить — и это помогает понять чувства многих французских евреев, — что убийства, совершённые Мохаммедом Мера (человеком, напавшим на еврейскую школу в Тулузе в 2012 году. – Ред.), не вызвали тех массовых акций, которые мы сейчас наблюдаем после убийств в редакции Charlie Hebdo. Многие чувствуют, что убийства евреев не имеют такого веса, как политические убийства или убийства карикатуристов. Недавние данные показывают рост числа французских евреев, переезжающих в Израиль, поэтому опасения о том, что эта тенденция усилится, являются обоснованными.

Французские полицейские на посту в еврейском квартале Парижа. 12 января 2015 года.

Французские полицейские на посту в еврейском квартале Парижа. 12 января 2015 года.

Азаттык: Кажется ли вам, что, несмотря на прошедшие по всей стране акции в поддержку национального единства, эти нападения на самом деле пролили свет на разделение во французском обществе?

Сильвен Бруар: Они определенно вынудили французское общество взять на себя ответственность. Проблема исламистского терроризма, осуществленного не иностранцами, а гражданами Франции, сейчас является особенно заметной. Вопрос: что будут делать французское общество и политическая элита, чтобы избежать ассоциирования мусульман с террористами и в то же время ответить на опасения многих французских граждан о миграции и ее последствиях? Как они ответят на страх еврейской общины Франции по поводу своей безопасности и на их опасения, что они являются мишенью и недостаточно защищены? Я думаю, эти нападения, скорее, не выявляют проблемы, а требуют ответов. И я боюсь, что эти ответы найти будет нелегко.

Азаттык: Многие наблюдатели описывают эти атаки как французский день 9/11 и, хотя количество погибших, естественно, несопоставимо, считают, что будет «до» и «после» убийств в Charlie Hebdo во Франции. Считаете ли вы это подходящим сравнением?

Сильвен Бруар: Атаки 11 сентября стали результатом крупномасштабного заговора с международными последствиями. Я думаю, ситуация во Франции немного другая. Также были международные связи с «Аль-Каидой» в Йемене и с «Исламским государством», но атаки были спланированы и осуществлены во Франции французскими гражданами. Цели также были различными. В США это было массовое убийство путем удара по крупнейшим политическим и экономическим институтам. Во Франции целью стал еженедельный журнал, хотя и небольшой, но известный своей прямолинейностью и неуважением, находившийся в центре конфликта между фундаментализмом, секуляризацией и свободой слова во французском обществе. Нападения также затронули евреев. Поэтому это совершенно разные случаи.

Табличка на здании кафе в Париже с надписью: "Я - Шарли". 11 января 2015 года.

Табличка на здании кафе в Париже с надписью: "Я - Шарли". 11 января 2015 года.

Азаттык: После атак 11 сентября в США расширили наблюдение за гражданами с помощью масштабной и противоречивой программы прослушивания телефонов и просмотра электронной почты. Считаете ли вы, что во Франции последуют примеру Вашингтона в попытке предотвратить последующие террористические акты?

Сильвен Бруар: Французский народ не позволит властям сказать, что больше ничего нельзя сделать для защиты свобод и что предотвратить дальнейшие теракты невозможно. Поэтому определенно будут приняты меры, которые действительно ограничат свободы. Премьер-министр уже предложил изолировать всех исламистских фундаменталистов в тюрьме, чтобы предотвратить прозелитизм в тюрьме. Я полагаю, что полиции дали более широкие полномочия по проведению прослушиваний и допросов в делах о терроризме. Также будет поднят вопрос возвращения во Францию французских джихадистов. Уже звучат призывы о превентивных мерах, таких как домашний арест и надзор.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG