Доступность ссылок

Арыстанбек Мухамедиулы: Елбасы лично оторвал бы мне голову


Министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы. Алматы, 19 ноября 2016 года.

В интервью Азаттыку министр культуры и спорта, имя которого в последнее время упоминается в нескольких скандальных историях, говорит, что «борется за правду».

Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы, которого обвинили в сексуальных домогательствах и коррупции, дал интервью Азаттыку. Министр отказался говорить на видеокамеру, но согласился на публикацию текста интервью, в котором прокомментировал скандальные события, где упоминалось его имя. Интервью записано на казахском языке, ниже – перевод текста.

Азаттык: Арыстанбек Мухамедиулы, несколько месяцев назад режиссер Талгад Жаныбеков обвинил вас в вымогательстве денег за возможность снимать кино. Затем бывшая студентка Академии искусств имени Темирбека Жургенова Енлик Сыдыкова заявила, что вы когда-то домогались ее, просили взятку и приглашали ее на встречи. Как вы прокомментируете эти события?

Арыстанбек Мухамедиулы: Если говорить широко, кино оказывает особое воздействие на воззрения человека, на его чувства, сознание. Об этом знает весь мир. Одно лишь кино может решить судьбу целой нации. Мы обязаны показать всему миру духовное богатство казахского народа, его достижения и традиции. Осознавая эти цели, я основательно взялся за сферу кино.

Азаттык: Вы стали заниматься кино сразу же после прихода в министерство?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да, я занимался кино, будучи еще вице-министром. Однако тогда у меня не было таких больших возможностей. До этого, как вам известно, я был ректором. У нас самым большим факультетом был факультет кино. Я знаю, у кого какие возможности. Вступив в должность, я сразу же провел большое совещание и сказал: «Деньги, которые нам будут выделены, будут предназначены для съемки национальных фильмов. Мы должны придерживаться этого. Мы будем создавать фильмы, нужные нашей стране, нации, фильмы со смыслом. Мы должны прекращать выпускать фильмы по личным замыслам и выражающие чьи-то взгляды». Все согласились с этим. Мы стали уделять внимание дорогим с финансовой точки зрения фильмам. В их числе был фильм «Феникс». Бюджет – 3,5 миллиона долларов. Большие деньги. 80 миллионов тенге (должно было быть 100 миллионов тенге, но удерживаются налоги), или 500 тысяч долларов по курсу 2014 года, были выплачены предварительно. Затем ко мне обратился Талгат Мусабаев, он сказал: «Собираются снимать фильм о космонавтах. Прими, пожалуйста, режиссера». Среди них был Тунгышбай Жаманкулов.

Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Азаттык: Вы говорите о космонавте Талгате Мусабаеве?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да, о космонавте Талгате Мусабаеве. В то время он возглавлял «Казкосмос». Мы с ним встречались на правительственных совещаниях. Я сначала очень обрадовался тому, что снимают фильм о космонавтах. Затем пришел режиссер Талгад Жаныбеков. Я поинтересовался, кто будет режиссером. Жаныбеков ответил, что режиссером и автором сценария является он сам. Я спросил, кто исполняет главную роль. Он сказал, что сам. Я сказал, что не согласен с этим. «Возможно, ты хороший режиссер, однако это фильм с большим бюджетом. Возьми себе дополнительно другого режиссера, сейчас много возможностей. Возможно, из России пригласишь, возможно, из Украины», - сказал я. Во время второго своего визита он сообщил, что взял сценариста. Он тоже был неизвестным. Затем мы встретились с Тунгышбаем Жаманкуловым.

Азаттык: Кто предложил Тунгышбая Жаманкулова?

Арыстанбек Мухамедиулы: О режиссере и о Тунгышбае Жаманкулове мне сказал Талгат Мусабаев. Тунгышбая Жаманкулова я знаю давно. Он тоже пришел. Во время встречи с ними я попросил, чтобы они собрали сильную творческую команду. Месяца через два ко мне обратился Талгат Мусабаев и сказал: «Я прочитал сценарий. Он не имеет никакого отношения к космосу». Затем я попросил сценарий. Посмотрел. Оказалось, что это космическая фантазия о встрече двух ракет в космосе...

Азаттык: Рассматривали ли сценарий фильма на сценарной коллегии, совет экспертов?

Арыстанбек Мухамедиулы: Его принимал «Казахфильм». Успели перечислили первую часть денег - 80 миллионов тенге. Я забеспокоился, взял сценарий и начал выяснять и основательно этим заниматься. Ничего не было, второго режиссера не взяли, якобы и так справятся, «всё будет хорошо». Затем я сказал, чтобы они принесли и показали то, что сделали на ранее перечисленные деньги. Потому что мы должны были перевести три миллиона долларов, а это большие деньги, за которые я несу ответственность. Они принесли документы по выполненным работам. По документам сразу было видно, что ничего не сделано. Я обратился к Тунгышбаю Жаманкулову и посоветовал ему, чтобы он не вмешивался в это дело, сказал, что, на мой взгляд, в этом деле много непонятного, сырого. Предложил взяться за другие проекты. Однако тогда я не знал, что Тунгышбай Жаманкулов является учредителем фирмы «Туран».

Фотокопия бумаги, представленной министром Арыстанбеком Мухамедиулы как доказательство того, что Тунгышбай Жаманкулов является учредителем компании «Феникс».

Фотокопия бумаги, представленной министром Арыстанбеком Мухамедиулы как доказательство того, что Тунгышбай Жаманкулов является учредителем компании «Феникс».

Я думал, что он именитый актер и его коллеги решили этим воспользоваться, потому что он может открыть любые двери. Затем я сказал, что так нельзя, потребовал показать документы по деньгам, которые получили в первый раз. Через неделю они снова пришли ко мне. Сказали, что если мы перечислим оставшиеся деньги, то российская компания (имеет в виду «Альдамиса-рус». – Ред.) даст им три миллиона долларов. Они сообщили, что будут снимать совместно с этой компанией. Я сказал, чтобы вначале россияне перечислили деньги в Казахстан, затем «Казахфильм» перечислит оставшуюся сумму. Они согласились. Затем вице-президент «Казахфильма» Арман Асенов сообщил мне, что российская сторона не будет перечислять деньги, но пообещала обеспечить техникой во время съемок в Москве, якобы деньги пойдут на эти расходы. Я попросил выяснить это. Через некоторое время они снова заявили, что все деньги нужно перечислить в Россию. Мы достали эти документы и начали разбираться.

Фотокопия бумаги о компании «Альдамиса Рус».

Фотокопия бумаги о компании «Альдамиса Рус».

Затем они стали утверждать, что это американская компания (Aldamisa Entertainment. – Ред.). Талгад Жаныбеков несколько раз сказал, что это «американская компания». Мы начали разбираться, и выяснилось, что компания прекратила свою деятельность. Затем мы обратились к послу США в Казахстане с письмом с просьбой уточнить, имеет ли американская компания отношение к российской. Есть письмо посла. Он написал: «К сожалению, нам не удалось подтвердить факт взаимоотношений между данными компаниями». В это время эти люди подняли шумиху, стали говорить, что они хотели снять фильм с американской компанией, а министр не позволил.

Документ, представленный министром Мухамедиулы как ответ посла США Джорджа Крола на запрос казахстанской стороны.

Документ, представленный министром Мухамедиулы как ответ посла США Джорджа Крола на запрос казахстанской стороны.

Затем мы обратились с письмом и к нашему послу Омарову в США. Всё это сделали через «Казахфильм». Оттуда тоже пришел ответ.

Азаттык: Получается, что ни в России, ни в США такой компании нет?

Арыстанбек Мухамедиулы: Российская компания одно время существовала. Американская компания прекратила свою деятельность два-три года назад. Затем к нам поступило письмо из Aldamisa Entertainment . Мы ранее обращались к ним с письмом. «Дайте подтверждение, это ваша компания?» - запрашивали мы. Видно, они были раздосадованы и написали письмо. Вот их подпись. Поставили фиктивную электронную подпись. Мы запросили оригинал, его нет. Всё, что они хотели, – заполучить три миллиона долларов при помощи пустых угроз. Я сказал, что другое дело, если бы это был «Мосфильм» или «Ленфильм», а где нам завтра искать компанию-однодневку.

Азаттык: Хотите сказать, что финансирование прекратилось. Тунгышбай Жаманкулов между тем утверждает, что министр выпросил предназначавшиеся для его фильма деньги на сериал «Казак ели». Между вами был такой разговор?

Арыстанбек Мухамедиулы: На одном из больших совещаний я действительно говорил, что деньги, выделенные на фильм «Феникс», будут потрачены на другие проекты. Сказал, чтобы все поставили свои подписи под протоколом этого совещания. Потому что решение о продолжении съемок того или иного фильма или временной приостановке съемок мы принимали вместе. Я сообщил, что документы фильма «Феникс» не в порядке, что есть другие фильмы, начаты съемки «Казак ели».

Азаттык: Существует ли связь между финансовой проверкой фильма «Феникс» и обвинениями в ваш адрес со стороны Талгада Жаныбекова?

Арыстанбек Мухамедиулы: По мере поступления документов, выяснения всех обстоятельств действия этих людей были раскрыты. Когда я сказал им, что они, очевидно, замышляли заполучить оставшуюся часть денег, эти люди во избежание огласки произошедшего начали безосновательно обвинять меня.

Азаттык: Это вы о Талгаде Жаныбекове. А что вы можете сказать по поводу обвинений Енлик Сыдыковой? Вы считаете обвинения Талгада Жаныбекова и обвинения Енлик Сыдыковой связанными между собой?

Арыстанбек Мухамедиулы: В конце видеозаписи Енлик Сыдыкова говорит: «Я выступаю в поддержку режиссера. Я требую отставки министра!» Уже в этом усматривается связь. Когда выступила Енлик, как раз началась проверка в отношении фильма «Феникс». Я сообщил финансовой полиции, что они хотели через вымогательство получить три миллиона долларов и что их документы по финансам, полученным ранее, были не в порядке. Счетный комитет провел у нас проверку. Это их обязанность. При проверке «Казахфильма» выяснилось, что никаких документов по расходованию 80 миллионов тенге, выделенных на фильм «Феникс», нет. Они сказали, что «там что-то нечисто».

Азаттык: Сколько человек обвиняются по этому делу? Что сейчас с этим делом?

Арыстанбек Мухамедиулы: Вы сами видите из информации, что никаких документов по 69 миллионам из 80 миллионов тенге нет.

Азаттык: Куда они ушли?

Арыстанбек Мухамедиулы: В фирму «Туран». Исполнительным директором значится некая Юдина. Учредитель – Тунгышбай Жаманкулов. Режиссер – Талгад Жаныбеков. Я не знаю всех внутренних нюансов. Однако по 69 миллионам из 80 миллионов тенге документов нет. 11 миллионов - это зарплата. Но и это сомнительно. Если никакой работы проведено не было, то кто и за что получал зарплату?

Азаттык: Под следствием находится один из сотрудников «Казахфильма», ответственных за финансовую часть.

Арыстанбек Мухамедиулы: Каждое учреждение отчитывается по полученным финансам. Если отчет неправильный, он обязан по акту не принимать отчет. Этот сотрудник принял его. Там нет отчета по 35 миллионам тенге. По остальному принесли хоть какие-то документы, пусть и фиктивные. Когда у Талгада Жаныбекова спросили, что он сделал, он ответил, что снял тизер. Вы видели тизер, он собран при помощи монтажа из разных кусков. Это всё, что он сделал.

Азаттык: Тунгышбай Жаманкулов в своем заявлении говорит, что подвергся давлению с вашей стороны.

Арыстанбек Мухамедиулы: Как я мог давить на него? Это дело следствия. Как я могу вмешиваться в это? Я так же всё узнаю из сообщений.

Азаттык: Сначала был задержан Тунгышбай Жаманкулов. Затем его освободили. Вы тогда заявили, что готовы выступить гарантом его освобождения. Вы имеете отношение к его освобождению?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да, имею. Я попросил.

Азаттык: К кому вы обратились и о чем попросили?

Арыстанбек Мухамедиулы: Я сказал, что Тунгышбай Жаманкулов – народный артист. Ему помогали адвокаты, коллеги, работавшие вместе в сфере театра. Я находился в Астане. Он признаёт, что взял пять миллионов. Теперь должен возместить эти деньги. Несколько человек помогли, и мы собрали эту сумму.

Азаттык: Если это не секрет, то какую сумму в залог внесли вы?

Арыстанбек Мухамедиулы: Около полутора миллиона тенге.

Азаттык: Давайте вернемся к Енлик Сыдыковой. Вмешательство Енлик в это дело вы связываете с ее заявлением о поддержке режиссеров. Доказательства у вас есть?

Арыстанбек Мухамедиулы: Давайте я выйду отсюда и скажу: «Поддерживаю Касыма Аманжола». Но для этого ведь нужна причина. Как Енлик может выдвигать обвинения и тут же говорить, что поддерживает режиссера и требует отставки министра? Если бы я тогда подал в отставку, то неизвестно, довел бы другой министр проверку «Феникса» до конца. Вся моя вина в том, что я не позволил перевести оставшиеся три миллиона долларов, и в том, что делаю для возвращения 80 миллионов тенге, потраченных впустую. Почему я должен закрывать на это глаза?

Азаттык: Вы знакомы с бывшей студенткой Академии искусств имени Жургенова Енлик Сыдыковой? Встречались с ней когда-нибудь лицом к лицу?

Арыстанбек Мухамедиулы: Возможно, на каком-нибудь экзамене, слушаниях видел. Но лицом к лицу не встречался.

Азаттык: Она говорит, что у вас была встреча и вы требовали с нее деньги. И склоняли ее к другим отношениям, если она не может дать деньги. Было такое?

Арыстанбек Мухамедиулы: Я скажу вам конкретно. Если бы были какие-нибудь отношения, эта девушка предъявила бы это. Она бы конкретно сказала, в какой день, в какой час встретилась с тем или иным человеком. Назвала бы свидетелей. Но в тот год девушка в Академию не поступала.

Азаттык: Однако девушка причиной того, что не удалось поступить, называет «такое требование ректора».

Арыстанбек Мухамедиулы: Нет, девушка говорит, что поступила и училась.

Азаттык: Как она завершила обучение, если не поступала?

Арыстанбек Мухамедиулы: Девушка говорит, что поступила учиться в 2011 году. Она говорит, что опоздала на экзамены и ректор так поступил, но она всё же училась. Вот документы.

Фотокопия списка, представленного министром Мухамедиулы как доказательство того, что «Енлик Сыдыкова не поступила в 2011 году в Академию искусств».

Фотокопия списка, представленного министром Мухамедиулы как доказательство того, что «Енлик Сыдыкова не поступила в 2011 году в Академию искусств».

Вот документ, здесь стоит подпись Болата Атабаева [режиссера]. Он вычеркнул Енлик. Все сдают экзамен, если допущены к нему. Каждый показывает свое искусство. На экзамен идут те, кто получает допуск. Это 50 человек, которые сдавали. Почерк Болата Атабаева. Здесь нет Енлик. Эту девушку не допустил сам Болат Атабаев.

Азаттык: И что это доказывает?

Арыстанбек Мухамедиулы: То, что эта девушка в тот год не прошла экзамен.

Азаттык: Вы хотите сказать, что не встречали ее?

Арыстанбек Мухамедиулы: Она приходила перед экзаменами. Но Атабаев ее не допустил. Она забрала свои документы. В документах Академии всё это есть. Там есть тест, подобный ЕНТ. Его принимают представители министерства. Этой девушки нет и в этих списках, она не поступила. Самое интересное, в тот год Енлик поступила в частное учебное заведение «Болашак» в Кызылорде.

Фотокопия бумаги, которая, как считает министр Мухамедиулы, подтверждает поступление Енлик Сыдыковой в кызылординский университет «Болашак» в 2011 году.

Фотокопия бумаги, которая, как считает министр Мухамедиулы, подтверждает поступление Енлик Сыдыковой в кызылординский университет «Болашак» в 2011 году.

Азаттык: В каком году?

Арыстанбек Мухамедиулы: В 2011 году.

Азаттык: Есть документы, подтверждающие факт ее поступления?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да, есть. Самое главное, эта девушка училась в Кызылорде в течение одного года.

Азаттык: То есть вы не виделись в том году, когда, как она утверждает, вы встретились?

Арыстанбек Мухамедиулы: Конечно.

Азаттык: Но с подобными обвинениями выступила не только Енлик Сыдыкова. Бывший музыкант президентского оркестра вспоминает давнюю историю и тоже обвиняет вас в домогательствах. Что вы можете сказать по этому поводу?

Арыстанбек Мухамедиулы: С тех пор прошло 18 лет. Почему бы вам не пригласить эту девушку и не спросить у нее? Пригласите ее. Расспросите ее обо всем.

Фотокопия заявления, которое, как говорит министр Мухамедиулы, написано Енлик Сыдыковой для перевода ее из кызылординского университета в Академию искусств.

Фотокопия заявления, которое, как говорит министр Мухамедиулы, написано Енлик Сыдыковой для перевода ее из кызылординского университета в Академию искусств.

Азаттык: После публикации интервью с вами мы побеседуем и с теми, кого вы упомянули в интервью. В целом, имели место эти вещи с домогательствами или нет?

Арыстанбек Мухамедиулы: Я вам так скажу. Если бы эти события имели место, эта девушка также могла бы рассказать об этом тогда. Указала бы, в какой это день случилось, во сколько, кто был свидетелем. Спросите у этой девушки. Талгад Жаныбеков публично заявил, что я взял у него 100 тысяч долларов, Тунгышбай Жаманкулов сказал о том, что от моего имени к нему пришел человек и порвал бумаги. Енлик же заявляет, что поддерживает их. Точно так же можно кому-нибудь дать 100 долларов и скажут всё, что угодно.

Азаттык: Вы хотите сказать, что эти обвинения были специально организованы?

Арыстанбек Мухамедиулы: Конечно. Ситуация выглядела бы совершенно иной, если бы хоть одна из этих девушек предъявила фотографии со мной, фото, где бы я танцевал с ними, записи телефонных разговоров.

Азаттык: Режиссер Болат Атабаев написал, что в одно время, когда он преподавал в Академии имени Жургенова, на его урок в состоянии алкогольного опьянения заявился Арыстанбек Мухамедиулы, на тот момент ректор учебного заведения, и помешал вести занятие. Такое было?

Арыстанбек Мухамедиулы: Болат Атабаев говорит, что Енлик училась у него с 2011 года. Он сам не позволил Енлик сдать экзамен. Кому вы поверите? Болат Атабаев обманывает всех, утверждая, что Енлик училась у него. Я вам показал эти документы. Он же противоречит самому себе. Мне неудобно. Я уже сказал тебе, что, если обнародуют правду, многим будет стыдно. И кому ты тогда поверишь и почему?

Азаттык: Вы подали в суд на Енлик Сыдыкову.

Арыстанбек Мухамедиулы: Согласно закону, я должен подать в суд в течение месяца. Я нахожусь на государственной службе, поэтому в обязательном порядке должен подать в суд. Если я не подам в суд, это означает, что я признал выдвинутые обвинения. Это мировая практика.

Азаттык: Получается, в суд вы подаете вынужденно?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да. Я ждал в течение месяца. Тунгышбай Жаманкулов сказал, что во время встречи в Астане я оказывал на него давление. Я сказал Тунгышбаю Жаманкулову, чтобы он попросил прощения. В первую очередь у народа, затем у Академии имени Жургенова, репутацию которой они опорочили. В-третьих, попросил принести извинения театральному обществу. Теперь в народе будут думать, что в сфере кино только и занимаются, что хищениями. Затем попросил, чтобы они принесли извинения Енлик. Я спросил, почему они не подумали об этой девушке. У девушки впереди вся жизнь. Она плохо говорит по-русски. Ей написали текст на русском языке. Поставили камеру и сказали, как говорить.

Азаттык: У вас есть доказательства того, что ей написали текст и записали на камеру?

Арыстанбек Мухамедиулы: После появления записи ко мне пришла одна женщина, психолог. Я вообще с ней не был знаком. В первый раз я ее не принял. Сказал, чтобы оставила свои бумаги. Совершенно посторонний человек. Но в ее записях всё расписано, как человек притрагивается к уху, когда лжет, облизывает губы, путается в словах. Всё расписала. Если прочтешь, это впечатлит.

Фотокопия бумаги, которая, как утверждает министр Мухамедиулы, содержит психологическую экспертизу видеообращения Енлик Сыдыковой.

Фотокопия бумаги, которая, как утверждает министр Мухамедиулы, содержит психологическую экспертизу видеообращения Енлик Сыдыковой.

Азаттык: То есть эта женщина сделала анализ видеозаписи Енлик?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да, да. Она принесла свои записи. Я стал читать и анализировать. Было видно, что Енлик читает по написанному тексту. Я действительно подождал месяц. Во время встречи с Тунгышбаем Жаманкуловым я сказал об этом. Эти люди обвинили меня перед всем народом. Сказали, что я взял у них 100 тысяч долларов, отправлял своих людей с записками и вымогал деньги, подавал списки абитуриентов, которых якобы нужно принять. Затем выступила Енлик со своими обвинениями.

Азаттык: Говорят, что вы просили певца Жениса Сейдоллаулы передать Енлик, чтобы она опровергла сказанное в видеозаписи и сняла другое видеообращение.

Арыстанбек Мухамедиулы: Мне скрывать нечего. Женис Сейдоллаулы – мой близкий друг. Мы вместе росли. Он уроженец Кызылорды. Они переживают из-за меня. Ты ведь тоже будет озабочен, если твоего друга будут обвинять безо всяких на то оснований. Он сказал, что в Кызылорде у него есть друзья и они знают отца Енлик. Я сказал Женису, чтобы он передал отцу девушки, что у меня остались лишь сутки. И через сутки буду вынужден подать в суд. В этом вопросе моя совесть чиста.

Азаттык: В мировой практике чиновники, сталкивающиеся с такими, как вы, обвинениями - в получении взятки или сексуальных домогательствах, - оставляют должность и затем начинают защищать свою репутацию. Вы же находитесь в должности министра и судитесь с рядовыми гражданами. Почему вы не защищаете свою репутацию, покинув пост министра?

Арыстанбек Мухамедиулы: У меня было такое желание.

Азаттык: Почему вы тогда не подали в отставку?

Арыстанбек Мухамедиулы: Я не спал всю ночь и хотел, чтобы была обнародована вся правда. Затем, скрывать нечего, сели и всё обсудили. Мне принесли все документы. Обвинения бездоказательны. Мне дали совет: «Если бы у них на руках была какая-нибудь фотография или запись, ситуация была бы другой. Зачем вам признавать обвинения девушки, которая сама путается в своих словах?»

Азаттык: Вы думаете, что в суде сможете отстоять свою репутацию? Общество ведь может подумать, что вы воспользовались своим положением. Или для вас важнее сохранить свою должность?

Арыстанбек Мухамедиулы: Сам посмотри. Я предоставил тебе документы, потому что их не видели. Если бы эта девушка действительно поступила и училась и сказала бы, в какое время поступила, тогда бы я должен был подать в отставку ради равенства сторон. Уходить с должности ради человека, который путается в своих словах и не поступал учиться, – неправильно. Кто сказал, что суд не вынесет правильное решение? У нее есть адвокат, я показываю это тебе. Какое давление на суд может быть в такой ситуации? Если суд будет закрытым, вы сказали бы, что он «закрытый». Я же показываю тебе все документы.

Министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы (слева) и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Министр культуры и спорта Казахстана Арыстанбек Мухамедиулы (слева) и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Азаттык: Почему вы столько времени молчали и не давали развернутого интервью по этой ситуации? Почему не вышли с этим? Ведь журналисты искали вас.

Арыстанбек Мухамедиулы: Нет. Я дал журналистам.

Азаттык: Вы пытались доказать так, как вы это делаете сейчас?

Арыстанбек Мухамедиулы: У меня есть, как ты отметил, свои недостатки. Я вначале думал, что народ сам разберется, в чем дело, выяснит, за кем правда. Если я не сделаю правильный шаг в связи с этой ситуацией, то люди, которые находятся рядом со мной, могут ведь сказать: «Слушайте, вы, оказывается, сволочь. Я не буду с вами общаться». Знающие, образованные люди говорят, что «это нужно прекратить».

Азаттык: Как ваши коллеги и руководство восприняли эти события? Как к этому отнеслись в Акорде?

Арыстанбек Мухамедиулы: Они все изучили. Изучили больше нашего с вами.

Азаттык: Какие органы этим занимались? Администрация президента?

Арыстанбек Мухамедиулы: Поскольку я являюсь членом правительства, это дело изучили комитет национальной безопасности, национальное бюро, служба внутренней безопасности. Все проверяли. Они должны были проверить в обязательном порядке. Им пришлось проверить, потому что обвиняют министра.

Азаттык: Что было после проверки?

Арыстанбек Мухамедиулы: Проверили и сказали, что все эти обвинения безосновательны.

Азаттык: А с вашими непосредственными руководителями - премьер-министром, президентом – были встречи в связи с этим вопросом?

Арыстанбек Мухамедиулы: Да. Все говорят, что нужно до конца бороться за правду.

Азаттык: То есть вас поддерживают с этой позиции?

Арыстанбек Мухамедиулы: Конечно. Если бы были хоть малейшие сомнения, они бы сказали: «Что это? Что ты позоришь?» Елбасы, если так говорить, спросил бы: «Что это?» - и лично оторвал бы мне голову.

Азаттык: У вас был разговор с президентом об этом?

Арыстанбек Мухамедиулы: Нет.

Азаттык: Вы готовы простить Енлик Сыдыкову в суде, если дело примет обвинительный уклон?

Арыстанбек Мухамедиулы: Так как против меня выдвинуто серьезное обвинение, у меня есть бумаги психолога, других специалистов, соответствующие структуры в обязательном порядке проверят всё это. Есть их документы. Скажу откровенно: если суд и следствие пойдут до конца, то вскроется много лжи, подобной тому, что говорил Болат Атабаев.

Азаттык: Что вы будете делать, если суд приговорит Енлик Сыдыкову к жесткой мере наказания?

Арыстанбек Мухамедиулы: Суд сам решит, как наказать.

Азаттык: На каком наказании настаиваете вы?

Арыстанбек Мухамедиулы: Мне достаточно извинений со стороны Енлик.

Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы (слева) и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Министр культуры и спорта Арыстанбек Мухамедиулы (слева) и журналист Азаттыка Касым Аманжол. Алматы, 19 ноября 2016 года.

Азаттык: Вы не требуете возмещения морального и материального ущерба?

Арыстанбек Мухамедиулы: Нет.

Азаттык: Не будете настаивать на тюремном наказании?

Арыстанбек Мухамедиулы: Нет, не буду. Талгада Жаныбекова обязали выплатить один миллион тенге. Эти деньги не для меня, они пойдут в казну государства. Мой адвокат запросил для Талгада Жаныбекова общественные работы, чтобы он вместо того, чтобы заниматься хищениями, взял в руки лопату и поработал.

Азаттык: На суд по делу Енлик Сыдыковой вы пойдете сами или будут участвовать ваши адвокаты?

Арыстанбек Мухамедиулы: Если будет необходимо, пойду. Что в этом такого? Я ходил на очную ставку с Талгадом Жаныбековым. Точно так же пойду на очную ставку и с Енлик.

Азаттык: Несколько дней назад Енлик опубликовала посты с фото якобы с сотрудниками финансовой полиции, с автомобилями, которые следят за ней. Что вы скажете об этом? Имеют ли к вам отношение эти силовые подразделения?

Арыстанбек Мухамедиулы: К примеру, вы журналист. Вы можете снять на телефон номера машин и направить запрос в финансовую полицию и поинтересоваться, работают ли у них такие граждане, числятся ли машины с такими номерами. После того как я подал заявление, меня дважды вызывали на допрос. Тогда я поинтересовался, почему их сотрудники дежурят у дверей Енлик Сыдыковой. Они были удивлены. Мне сказали, что вначале допросят меня, затем преподавателей Академии. И только потом допросят Енлик. Они сказали, что еще не дошли до Енлик.

Азаттык: Кто тогда эти люди?

Арыстанбек Мухамедиулы: Откуда мне знать. Вы тоже так можете. Поставьте возле своего дома две машины и скажите, что за вами следят.

Азаттык: Адвокаты Енлик утверждают, что у них есть козыри, которые разоблачат министра.

Арыстанбек Мухамедиулы: Если у них есть козыри, то, наверное, покажут еще одного человека с закрытым лицом, который выступит с клеветой. Если у них есть козыри, то зачем скрывают лицо? Сразу бы предъявили.

Азаттык: Вы готовы встретиться лицом к лицом с Енлик до суда?

Арыстанбек Мухамедиулы: Я тебе еще раз скажу. Мне это не нужно, у меня нет желания встречаться с такими людьми. Если они напишут на одном листе бумаги опровержение, я готов забрать заявление, поданное в суд. Когда всё раскроется, раскроются и первая, и вторая ложь этой девушки. Тогда ситуация будет хуже.

Азаттык: Были ли другие политические причины, вызвавшие этот скандал? Или всё это связано с одним фильмом? У вас много врагов?

Арыстанбек Мухамедиулы: Конечно, есть. Я с молодых лет нахожусь на должностях. Работая на руководящей должности, бывает, кого-то увольняешь. Если захочешь всем понравиться, угодить, это отразится на работе. Иногда внутри всё кипит. Однако выхода нет, нужно с кем-то распрощаться. Спросите, почему так? Если находишься на должности, должен уметь вести работу. Вот скажите, я работаю министром более двух с половиной лет. Помимо «Феникса» и кроме того, что я призывал молодых режиссеров прекратить позорить свою нацию, говорил, что не позволю «Казахфильму» выделять деньги на такие фильмы, ничего ведь такого не было? Проходят крупные мероприятия, принимаются законы, в моей работе не было недостатков. Не было скандалов в театрах или такого, чтобы я не смог защитить свой закон перед депутатами. Разве были такие недостатки за два с половиной года моей работы в должности министра? Скажите? К примеру, никто не сказал, что к 550-летию Казахского ханства какие-то наши мероприятия провалились с позором.

Азаттык: Фильм «Казахское ханство», который должны были выпустить к 550-летию, не выпустили ведь в срок?

Арыстанбек Мухамедиулы: «Казахское ханство» выпустят к 16 декабря. Вы тогда спасибо скажете за то, что выпустили этот фильм, довели его до конца. Вышел фильм Акана Сатаева «Дорога к матери». Многие благодарят за него. Выйдет и «Казахское ханство». Вышел фильм «Аманат». Снимают фильм об Амре Кашаубаеве, Балуане Шолаке. Недавно презентовали «28 панфиловцев».

Азаттык: У вас не возникало мысли подать в отставку после всех этих событий? Если нет, то почему?

Арыстанбек Мухамедиулы: Вот вы мне скажите: «Вы совершили досадный поступок, должны уйти в отставку». Почему я должен уходить? За то, что борюсь за правду? За то, что вел работу по возврату похищенных денег? За что? Вот скажите сами.

Азаттык: Спасибо за интервью.

Азаттык в ближайшее время поговорит с другими людьми, имена которых упоминаются в связи с событиями и заявлениями, отраженными в интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG