Доступность ссылок

Социальные сети позволили скоординировать организацию массовых протестов в арабских странах. В Казахстане, несмотря на пока невысокий уровень доступности Интернета, тоже возможен такой сценарий, говорят участники круглого стола радио Азаттык.


«Жасминовая революция» в Тунисе произошла на фоне публикаций известного интернет-сайта «Викиликс», привела к отставке и побегу из страны президента Бен Али, правившего страной около 23 года.

День бегства Бен Али совпал с днем принятия парламентом Казахстана закона, который позволил бы продлить полномочия президента Нурсултана Назарбаева без проведения выборов. Напомним, Нурсултан Назарбаев правит Казахстаном уже более 21 года.

Вслед за Тунисом массовые акции протеста прошли в Египте, которые 11 февраля привели к отставке Хосни Мубарака, правившего страной около 30 лет. Сообщалось, что сторонники оппозиции координировали свои действия с помощью социальных сетей «Фейсбук» и «Твитер», которые власти страны пытались заблокировать уже в первые дни протестов.

Волна протестов перекинулась на Йемен с требованием отставки президента Али Абдуллы Салеха, который руководит страной 32 года. В связи с этими акциями протеста он был вынужден отложить свой визит в США, запланированный на конец февраля. Далее пламя волнений перекинулось на соседние авторитарные страны Алжир, Бахрейн, Йемен и Ливию.

По информации различных источников, такие акции протеста координируются при помощи таких социальных интернет-сетей, как «Фейсбук» и «Твитер».

«Социальные интернет-сети против несменяемых режимов?» – такова тема очередного круглого стола Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». В нем принимают участие: Карлыгаш Еженова – шеф-редактор журнала «Эксклюзив» (Алматы); Канат Ибрагимов –художник и популярный блогер (Алматы); Андрей Цуканов – координатор движения «За свободный Интернет» по Караганде и Карагандинской области, активист «Движения коммунистов Казахстана» (Караганда); Дина Байдильдаева – координатор движения «За свободный Интернет» по Шымкенту и Южно-Казахстанской области.

Модератор круглого стола – сотрудник Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», радио Азаттык, Султан-Хан Аккулыулы.

ИНТЕРНЕТ ПРОТИВ НЕСМЕНЯЕМЫХ РЕЖИМОВ

Ведущий:

– Какую роль сыграли социальные интернет-сети в событиях в Тунисе и Египте, где в результате массовых протестов были свергнуты президенты Бен Али и Хосни Мубарак?

Канат Ибрагимов:


– Нельзя сказать, что социальные сети сыграли решающую роль в этих событиях. Скорее всего, это реакция на популярный фильм «Социальная сеть». Но при этом нельзя не признать, что определенную роль, причем в некоторых случаях - ключевую, сыграли именно современные формы коммуникаций.

В Тунисе и Египте, где административный и силовой ресурсы были на стороне тоталитарного режима, единственной формой активного общения молодежи, которая стала движущей силой революций, стали социальные сети, Интернет. И это надо признать. Что касается Казахстана, то социальные сети здесь достаточно развиты.

Карлыгаш Еженова:

– Я хочу сказать, что социальные сети в арабских странах выступили не столько причиной, сколько детонатором или инструментом этого процесса. Все эти события я бы назвала массовым свержением диктаторов. Они укладываются в стандарты политического неповиновения, которые сейчас набирают силу во многих странах, в том числе и СНГ. В данном случае Интернет играет роль инновационного фактора, а не причины.

Карлыгаш Еженова, шеф-редактор журнала «Эксклюзив».
Если взять тунисский феномен, то страна, если я не ошибаюсь, более 20 лет была колонией Франции. На мой субъективный взгляд, французы были самыми лучшими колонизаторами во всех отношениях – и в политике, и в экономике, и в культурном плане. Тунисская интеллигенция, молодежь были сильно офранцужены в смысле языка и менталитета. Сохраняющееся сильнейшее влияние Франции очень проявляется во всем. В большей степени оно проявилось в политическом темпераменте социально активного населения.

Справедлив постулат классиков «цветных революций» о том, что настоящей причиной этих революций было не обнищание, не уровень жизни населения – как раз в Тунисе он был относительно благополучный по сравнению с другими странами региона, – а ощущение несправедливости. Ощущение несправедливости в данном случае реализовано информационно, прежде всего через Интернет. Потому что традиционные СМИ, особенно в авторитарных государствах, сейчас утратили свою способность формировать общественное мнение.

Дина Байдильдаева:

– Социальные сети безусловно сыграли большую роль. «Фейсбук» и «Твитер» на Западе выполняют в большей степени функции развлечения и досуга. В авторитарных странах, как Тунис и Египет, эти сети стали главным средством организации революций. Ставить точку в революциях, организованных через социальные сети, рано, так как на сегодняшний день Интернет становится популярным местом для свободного выражения идей, а также координирования усилий небезразличных граждан.

Несмотря на то, что Тунис и Египет являются сравнительно неразвитыми странами, в которых много необразованных людей, поражает то, что там умудрились скоординироваться посредством таких социальных сетей, как «Фейсбук» и «Твитер».

Андрей Цуканов:

– Социальные сети, как бы они ни были развиты, сами по себе не спровоцируют никакой революции. Мнение о том, что именно социальные сети, в частности в Египте, сыграли решающую роль в организации революций, распространилось от сотрудника «Гугла», который рассказал о создании им антиправительственной странички и был задержан во время поездки в Египет.

Андрей Цуканов, координатор движения «За свободный Интернет» по Караганде и Карагандинской области. Астана, 31 мая 2010 года.
Получается, с помощью этой самой странички должны были координироваться действия. По-моему, это больше похоже на рекламу «Фейсбука».

Революции в кавычках в Тунисе, Египте мне напомнили аналогичные события в Кыргызстане в прошлом году. Как известно, там Интернет и социальные сети очень слабо развиты. Так что я не стал бы преувеличивать роль социальных сетей. Хотя они, конечно, какую-то роль сыграли.

ИНТЕРНЕТ В ЖИЗНИ КАЗАХСТАНЦЕВ

Ведущий:

– Насколько популярны социальные интернет-сети, такие как Фейсбук», «Твитер» и так далее, в Казахстане?

Канат Ибрагимов:


– «Фейсбук» и «Твитер» очень популярны в Казахстане среди городской молодежи. Современная молодежь чрезвычайно аморфна и полностью сосредоточена на стяжательстве, то есть на приобретении материальных благ, и на информации. В Казахстане подавляющее большинство пользователей социальных сетей, особенно среди молодежи, не являются политически активными слоями населения. Такого феномена, как в Египте, Тунисе или Алжире, в Казахстане ждать не приходится именно по этой причине.
Ставить точку в революциях, организованных через социальные сети, рано, так как на сегодняшний день Интернет становится популярным местом для свободного выражения идей, а также координирования усилий небезразличных граждан.

Причину революций в вышеназванных странах, как правильно отметила госпожа Еженова, я связываю с чувством несправедливости. Наиболее социально пораженные слои населения в Казахстане не являются пользователями социальных сетей, они понятия не имеют о таких новомодных штучках. Большинство людей, живущих в том же Шаныраке или казахстанских трущобах, аулах, не слышали о социальных сетях, не имеют о них представления. Рассчитывать, что Интернет в Казахстане станет выразителем воли масс или детонатором революции, является преувеличением.

Более того, Интернет в Казахстане приравнен к СМИ, то есть любой блог или публикация считается уже СМИ. Об этом уже заранее, можно сказать, принят закон. Заблокировать Интернет в Казахстане – многие пользуются «Мегалайном», подключаясь через «Казахтелеком», – не составит для властей большого труда.

Карлыгаш Еженова:

– Я бы добавила, что мы находимся в зачаточном периоде пользования Интернетом. Дело даже не в доступности Интернета, хотя это тоже одна из колоссальных проблем, а в том, что наше общество сейчас очень плохо структурировано и низкая востребованность Интернета отражает как раз деструктивность нашей целевой аудитории.

Сейчас правительство прилагает большие усилия для того, чтобы сделать Интернет доступным, но боюсь, что будет это делать до тех пор, пока не осознает, что выпустило джина из бутылки. Но я думаю, что это произойдет нескоро.

Дина Байдильдаева:

– В Казахстане достаточно популярны такие социальные сети, как «В контакте», «Мейл.ру». Факт того, что большинство казахстанцев из сельской глубинки не владеют Интернетом, вовсе не означает, что события в нашей стране не могут развиваться по египетскому или тунисскому сценарию.

Господин Ибрагимов заметил, что в Казахстане запросто могут заблокировать Интернет. Как раз это может вызвать протест среди населения, особенно среди молодежи, представители которой являются активными пользователями Интернета.

Недавно депутат парламента Бахыт Сыздыкова заявила, что социальные сети в Казахстане нуждаются в регулировании – в связи с событиями в Египте. Я думаю, такое регулирование может привести к протестам казахстанской молодежи, и не только.

Андрей Цуканов:

Я в отличие от предыдущего оратора действительно верю в перманентную революцию, верю, что казахский народ способен на энергичные и жесткие действия.
– В Казахстане больше популярны, по моим наблюдениям, российские сети – это «Мой мир» и «В контакте», нежели «Фейсбук» и «Твитер». «В контакте» не очень, скажем так, поворотливая сеть, а вот «Мой мир» пользуется большим успехом у школьников, у так называемой политически аморфной части населения.

И вместе с тем соглашусь с госпожой Байдильдаевой в том, что в случае блокирования Интернета может иметь место большой взрыв недовольства, потому что у многих людей выработалась банальная интернет-зависимость.

ВЕРОЯТНОСТЬ ПЕРЕМЕН В КАЗАХСТАНЕ

Ведущий:

– Согласно принятому в Казахстане в 2009 году закону, все интернет-ресурсы, в том числе личные блоги, чаты и социальные сети, приравнены к традиционным средствам массовой информации и могут подвергаться жестким ограничениям. Несмотря на это, могут ли социальные интернет-сети, по примеру Туниса и Египта, послужить детонатором массовых протестов в Казахстане?

Дина Байдильдаева:


– На примере Египта мы видим, что по сути один человек - сотрудник «Гугла» - смог скоординировать народ и затеять революцию, в итоге которой свергнут диктатор. Такой сценарий в Казахстане, думаю, возможен. То, что многие казахстанцы не имеют аккаунт в «Фейсбуке» и «Твитере», не должно стать препятствием. В Египте это было организовано в короткие сроки.

Как заявили египетские демонстранты, «все равно у нас нельзя отнять Интернет, так как свобода у нас в крови». Для казахстанцев главное – это мотивация к переменам. Правда, казахстанские граждане довольно пассивно относятся к таким событиям, но, я думаю, в будущем это очень даже возможно.

Андрей Цуканов:

– Станут ли социальные сети детонаторами или нет – зависит целиком и полностью от нас. В любом случае мы будем работать над этим. Для этого надо наполнять содержание сетей какими-то видеоматериалами, в которых будут подниматься животрепещущие проблемы, чем сейчас я и пытаюсь заниматься.

В конечном счете мы просто должны приучить людей смотреть определенные каналы в Интернете, чтобы они знали: здесь пишут и рассказывают правду, чтобы у них появилась привычка заглядывать на эти сайты. И тогда в решающий момент это может сыграть решающую роль.

Карлыгаш Еженова:

– То, что произошло в Тунисе, может произойти и у нас только в том случае, если кому-то это нужно будет. Я считаю, что за такими протестами стоят какие-то организации, чья-то политическая воля. Я не верю в спонтанность этого процесса.

Да, молодежь в арабских странах нуждалась в переменах, но не была настолько организована, чтобы спонтанно отреагировать на призывы. Я думаю, что если говорить о роли социальной сети, то как раз случившееся в этих странах объясняется хорошей организацией процесса.

Мы пытались открыть интернет-сообщества в Казахстане и поняли, что любое такое сообщество нуждается в постоянной организации и подпитке. Это и есть определенные технологии.

Канат Ибрагимов:

– Создать прецедент, устроив с помощью Интернета революцию, невозможно. Но роль детонатора Интернет в виде блогов или каких-то публикаций сыграть сможет. Я в отличие от предыдущего оратора действительно верю в перманентную революцию, верю, что казахский народ способен на энергичные и жесткие действия.

Художник Канат Ибрагимов.
Перефразируя русскую народную поговорку, скажу, что «казахи долго запрягают, но едут чрезвычайно быстро». Я был не только очевидцем, но и участником Декабрьских событий 1986 года и хочу заметить, что ситуация тогда была отвратительная – никаких социальных сетей, никакой информации. Были только серые советские мышата, которые вдруг вышли на площадь.

50 тысяч человек можно организовать и вывести на площадь, организовать революцию, но когда речь идет о миллионе человек – такое действие предпринять очень сложно. Хочу отметить, что чаша терпения у людей переполнена, потому что они ощущают острое чувство несправедливости – и у богатых людей, и у так называемых социальных аутсайдеров, по выражению акима Астаны Имангали Тасмагамбетова.

Не только благодаря Интернету, который пока не очень популярен в Казахстане, общество находится в подвешенном состоянии. Казахстан при своем чрезвычайном богатстве остался на задворках цивилизации. Поэтому я повторяю, что в любом случае Интернет, в том числе блоги, социальные сети и так далее, может послужить детонатором для народных волнений и смене власти в Казахстане. Я верю, что в Казахстане возможны перемены несмотря на то, что ситуация очень замороженная.

Ведущий:

– Уважаемые гости, на этом радио Азаттык завершает свой круглый стол. Благодарю вас за участие в нашей дискуссии. До свидания.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG