Доступность ссылок

Брюссель, дважды Париж и сейчас Ницца: четыре критических джихадистских нападения всего за 18 месяцев. Изощренный садизм экстремистской группировки ИГ добрался до Европы, и, кажется, проблемы только начинаются.

ТЕРАКТ В НИЦЦЕ

На прошлой неделе, 14 июля, когда на Английской набережной в прибрежном средиземноморском городе Ницце проходило празднование Дня взятия Бастилии (французской версии Дня независимости), проживающий во Франции тунисец Моамед Ляуэйж-Булэль умышленно въехал на 19-тонной фуре в толпу, убив 84 человека и ранив более трехсот.

Тысячи людей, собравшихся на площади, чтобы посмотреть на фейерверк, охватила паника, когда нападающий въехал на набережную, вихляя из стороны в сторону, чтобы задеть как можно больше людей. Вначале он вступил в перестрелку с полицией, но сумел проехать почти два километра, прежде чем они, в конце концов, смогли остановить фуру и застрелить водителя. К тому времени набережная была покрыта сотнями растерзанных тел и лужами крови. Это было истинное проявление дикости.

Люди на Английской набережной в Ницце скорбят по погибшим во время теракта. 15 июля 2016 года.

Люди на Английской набережной в Ницце скорбят по погибшим во время теракта. 15 июля 2016 года.

Французские силы безопасности изначально предположили, что Ляуэйж-Булэль мог быть «волком-одиночкой», — возможно, с психологическими проблемами или неизвестными обидами. Выяснилось, что у него были судимости, в основном за насилие и мелкие кражи, а также психиатрические проблемы. Однако он не входил в список подозреваемых джихадистов (fiche S) французской разведки.

Два дня спустя, однако, «Исламское государство» (ИГ) взяло на себя ответственность за теракт, заявив на своем канале новостей Amaq News, что «исполнитель смертельной операции в Ницце во Франции был солдатом ИГ». «Он провел операцию в ответ на призыв нападать на граждан государств коалиции, которая сражается с ИГ», — говорится в заявлении.

Может быть возможным, что Ляуэйж-Булэль был частью более широкой сети. 17 июля были арестованы двое албанцев по подозрению в поставке ему автомата калибра 7,65 миллиметра, из которого он стрелял по полицейским.

Однако, по мнению историка и арабиста Питера Ван Остайена, время, прошедшее между нападением и взятием ответственности, наталкивает на сомнения в том, насколько реальны были его связи с ИГ. Похоже, французские власти разделяют эту точку зрения. «Как кажется, он прошел радикализацию очень быстро. Это новый вид терактов. Мы сейчас сталкиваемся с личностями, которые восприимчивы к посланиям [ИГ] и готовы на чрезвычайно насильственные действия без необходимости проведения их обучения», — сказал 17 июля министр внутренних дел Франции Бернар Казнёв.

ОПАСНАЯ СТРАТЕГИЯ

Это отвечает стратегии ИГ. Еще 22 сентября 2014 года представитель ИГ Абу Мухаммад аль-Аднани аль-Шами разъяснил потенциальным джихадистам, готовым проводить одиночные нападения на «неверных», различные способы, как это можно сделать: «Если вы не можете найти самодельную бомбу или пулю, то найдите "неверного" американца, француза или любого из их союзников. Разбейте ему голову камнем, или зарежьте его ножом, или раздавите его машиной…»

Сотрудники сил безопасности Франции патрулируют улицы Парижа. 15 июля 2016 года.

Сотрудники сил безопасности Франции патрулируют улицы Парижа. 15 июля 2016 года.

По словам Питера Ван Остайена, «этот призыв с тех пор повторялся много раз», и, несомненно, он попал на благодатную почву у Ляуэйж-Булэля, на компьютере которого полиция обнаружила множество видеороликов ИГ.

Но, возможно, настоящая причина этого кроется в более отдаленном прошлом — в 2004 году, когда исламистский стратег Абу Бакр Наджи опубликовал в Интернете брошюру «Управление дикостью», в которой разрабатывается стратегия, с помощью которой «Аль-Каида» могла бы сформировать исламский халифат. Опубликованная задолго до появления ИГ (как минимум в его настоящей форме) брошюра с тех пор стала одним из его руководящих принципов, и, как сообщается, ее регулярно читают главари группировки.

Центральной частью идеи Абу Бакра Наджи является то, что чем больше военных действий исламские экстремисты смогут спровоцировать от Запада, тем больше страны Запада окажутся втянутыми в процесс истощения — как в смысле ресурсов, общественной поддержки, так и гнева среди мирового мусульманского сообщества. По меньшей мере война в Ираке показала его правоту.

Более свежий пример появился в ноябре прошлого года, когда спустя два дня после теракта в концертном зале «Батаклан», в результате которого погибло 130 человек, Франция начала свою самую массивную на то время кампанию бомбежки ИГ, неоднократно нанося удары по оплоту ИГ Ракке. По сути, президент Франции Франсуа Олланд сыграл на руку Абу Бакру Наджи. Но у него не было выбора. Разъяренному французскому обществу нужно было увидеть, что его лидер предпринимает четкие и решительные действия. Таким образом Франция затратила военные ресурсы и вызвала гнев мусульман на Ближнем Востоке, без какого-либо существенного влияния на возможности ИГ.

ДВОЙНАЯ ПЕТЛЯ

ИГ взяло стратегию Абу Бакра Наджи и отполировало ее, в частности загнав страны Запада в двойную петлю, проводя теракты, как правило, руками рожденных в стране боевиков, для того чтобы разделять и, предпочтительнее, сеять ненависть между мусульманским меньшинством и большинством в этих странах. Эта формула простая, но смертельно эффективная: чем больше доморощенных джихадистов появится во Франции, в Бельгии и Великобритании, тем больше власти этих стран должны будут вести наблюдение за своими мусульманскими общинами. И чем больше они ведут наблюдение, тем больше это подпитывает их недовольство. И чем больше недовольства, тем больше появляется джихадистов. Это настоящее определение замкнутого круга.

Цветы на Английской набережной в Ницце, где вечером 14 июля был совершен теракт. 18 июля 2016 года.

Цветы на Английской набережной в Ницце, где вечером 14 июля был совершен теракт. 18 июля 2016 года.

То, что эта стратегия работает, видно невооруженным глазом. Теракт стал подарком для французских крайне правых. На следующий день после нападения лидер французской крайне правой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен опубликовала заявление, в котором призвала страну «объявить войну» против «бича исламистского фундаментализма». Несколько других нападений подобно атаке в Ницце могут сделать ее следующим президентом Франции. То, что придет после этого, может дестабилизировать всю Европу.

Между тем ясно одно: европейский джихадизм пока останется здесь. И западные страны, участвовавшие в международных военных коалициях на Ближнем Востоке, являются мишенью. Как объяснил Питер Ван Остайен: «Логика, которой следуют, — это возмездие (око за око, кровь за кровь). Я боюсь, что этот климат террора останется с нами на многие годы».

Перевела с английского Анна Клевцова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG