Доступность ссылок

Курамшин стал оппозиционером в тюрьме, но свобода принесла новые разочарования


Правозащитник Вадим Курамшин у здания суда. Петропавловск, 20 ноября 2009 года.

Правозащитник Вадим Курамшин у здания суда. Петропавловск, 20 ноября 2009 года.

Правозащитник Вадим Курамшин прошел тюремные университеты и школу оппозиции. Правозащитником он стал в тюрьме, потом примкнул к оппозиции. Однако его ожидания не сбылись, теперь он хочет бороться с системой самостоятельно.


ТЮРЕМНЫЕ УНИВЕРСИТЕТЫ

На днях в Интернете было распространено письмо лидера оппозиционного движения «Талмас» Айнура Курманова о правозащитнике Вадиме Курамшине. В нем сообщалось, что «неизвестные лица звонили на сотовый телефон известному североказахстанскому правозащитнику Вадиму Курмашину с угрозами расправы».

Но, признаться, имя Курамшина многим как раз таки неизвестно. О нем стало известно не после громкого ареста, как это часто бывает, а после освобождения из тюрьмы и сразу же последовавших акций его гражданского сопротивления режиму в Казахстане. Курамшин сидел в тюрьме два раза, в первый раз он попал туда по уголовному делу, а вторая посадка была уже политически мотивированной. Наш рассказ – о том, как рядовые люди приходят в политику и с какими крушениями иллюзий они обычно сталкиваются.

В настоящее время Вадим Курамшин ищет поддержку по созданию общественного объединения в защиту прав заключенных и членов их семей.

- Свою деятельность я вижу по принципу мониторинга «с колес», то есть оперативный выезд в места, откуда поступил сигнал о пытках. Общественные приемные хотел бы создать в двух городах - в Астане и Петропавловске, поскольку северные регионы Казахстана наиболее нуждаются в подобной деятельности, - говорит Вадим Курамшин.

Итак, Вадим Курамшин сидел в казахских тюрьмах дважды; в феврале1999 года был задержан, по его словам, без предъявления какого-либо обвинения. Был осужден по обвинению в уголовном преступлении на 7 лет и 6 месяцев. Условно-досрочно освобожден в феврале 2003 года. В первой своей «ходке» Курамшин познакомился в тюрьме с осужденным лидером оппозиции Галымжаном Жакияновым. Будучи сам человеком с активной гражданской позицией, в тюрьме Вадим Курамшин начал свою деятельность в сфере гражданского движения.

Вторая «ходка» в тюрьмы была уже чисто политической. Во второй раз Вадим Курамшин был осужден в сентябре 2006 года по обвинению в клевете на 3 года и 10 месяцев. Условно-досрочно освобожден в октябре 2009 года. Выйдя из тюрьмы во второй раз, Вадим Курамшин начал уже критиковать противоречия в самой верхушке оппозиционного движения, обвиняет лидеров оппозиции в плакатности, в отсутствии солидарности, в предательстве репрессированных рядовых активистов.

ТЮРЬМА ПО-КАЗАХСКИ: ПРИКАЗАНО ВЫЖИТЬ

Тюрьма не только отбирает у человека его годы, но она также лишает его здоровья и средств, говорит Вадим Курамшин. Так, по его словам, до ареста в 2006 году его материальное положение было вполне нормальным. «Но зона вытянула из меня все», - говорит он. По его словам, за это время с его матери, на руках которой находились его деньги, тюрьма вытянула денежных средств на сумму в несколько тысяч долларов.

Львиную долю расходов занимали вымогательства «активистов» за ту или иную привилегию. Те же свиданки в зоне. Если мать не заплатит сто долларов, откажут даже в предусмотренном законом свидании.
- Львиную долю расходов занимали вымогательства «активистов» за ту или иную привилегию. Те же свиданки в зоне. Если мать не заплатит сто долларов, откажут даже в предусмотренном законом свидании. Там открыто на входе в помещение для свиданий поутру стоит осужденный активист и собирает плату за предоставленное свидание, - говорит Вадим Курамшин.

За деньги «блатные», по его словам, имеют возможность и с проституткой отдохнуть, а наркотики – и вовсе обыденное дело в тюрьме, где много наркоманов.

- С ними соседство - это пытка. У него лишь одна мысль - за счет кого уколоться. Разговаривает с тобой на любую тему, к примеру о плачевном здоровье своей или твоей матери, а сам думает в это время, как бы что-нибудь вытянуть из тебя, - говорит Курамшин.

Встречался Вадим Курамшин и с так называемыми «мусульманскими экстремистами», которых, по его словам, сейчас в тюрьмах становится все больше.

- Но я никогда, признаться честно, в религию особо не вдавался, тем более в мусульманскую, сам я - христианин. По образу поведения они, хизбуттахрировцы, как их называют, ничего осуждающего себе не позволяют, - сказал Вадим Курамшин.

Вадиму Курамшину в тюрьме было жаль некоторых обитателей «гаремов», поскольку и там, по его мнению, встречаются невинные люди. Гаремом называют прослойку осужденных, которые были изнасилованы другими осужденными по каким-то соображениям неформальных уголовников и демонстративно изолированы от основной массы заключенных.

- Среди них есть и такие, кто туда попал в силу беспредела системы. К примеру, был у нас в отряде осужденный Николай С. Человек в высшей степени порядочный, культурный. Как говорит, его осудили незаслуженно - по сфабрикованному обвинению в убийстве. Я ему верю. Поскольку действительно никак он не тянет на убийцу. Так вот, он, имея высшее образование, семью, оказавшись в следственном изоляторе, пошел против произвола следователя. Его за это и закинули к беспредельщикам в «пресс-камеру». Там и отправили в «гарем». А оттуда действительно дороги назад нет, - говорит Вадим Курамшин.

Несмотря на неписанные тюремные правила, согласно которым «мужик» не имеет права общаться с такими обиженными, Вадим Курамшин был лично знаком с Николаем С.

- Я с Николаем общался много, старался его поддерживать психологически. Он, когда я пришел в отряд, прямо ожил немного. Но правила нарушать нельзя. Ни здороваться с ним, ни тем более пользоваться общими предметами обихода. Очень жестокая мораль, но по-своему имеет свою логику. На Новый, 2009, год, я ему торт подарил, он прямо прослезился, - говорит Вадим Курамшин.

По словам Вадима Курамшина, тюрьма стала для него своеобразным университетом жизни, так как заставила задуматься о многом.

- До первого ареста я был эдаким безбашенным парнем 24 лет, который не понимал всей жестокости системы, на что она способна. Да и образ жизни был слишком ветреный. Много времени проводил в ресторанах, казино и так далее. В отношении себя могу уверено заявить, что после тюрьмы стал серьезнее, - говорит Вадим Курамшин.

ЦЕНА СОЛИДАРНОСТИ В ТЮРЬМЕ

Вадим Курамшин рассказывает, что только что прочитал в местной газете про арест жителя Петропавловска Олега Пятакова, по кличке
Колючая проволока на ограждении тюрьмы в Северо-Казахстанской области. 9 сентября 2008 года.
Пятак.

- Пресс-служба ДВД, естественно, постаралась придать как можно больше колорита этой заметке. Типа, задержан известный всему миру уголовный авторитет Пятак. Меня эта информация привела в депрессию. Мать в телефонном разговоре с супругой Олега Ивановича (Пятака) не сдерживала слез, - сообщил Вадим Курамшин нашему радио Азаттык.

По его словам, Олег Пятаков оказался единственным человеком из бывших зэков, который после своего освобождении не забыл сидевшего в тюрьме Вадима Курамшина, а стал активно помогать его близким в организации свиданий с ним.

- Мы с ним повстречались в Кушмуруне, куда его спецэтапом доставили под ориентировкой - как лидера ОПГ - из следственного изолятора Петропавловска. Я был единственный его земляк. Когда поступила в зону Кушмуруна информация, что этапом идет Пятак, команда была руководству зоны сломать его либо морально, либо физически. Начальник оперативной части того учреждения Садовский попытался у меня узнать о том, кто это такой Иваныч. Я нагло врал Садовскому, заверяя, что Иваныч - состоятельный бизнесмен, сестра которого имеет отношение к одному серьезному медиа-холдингу. На Садовских и ему подобных подобные словосочетания действуют гипнотически. И в итоге вышло именно так, как я и хотел. Иваныча никто пальцем не тронул, и тут же
Я нагло врал Садовскому, заверяя, что Иваныч - состоятельный бизнесмен, сестра которого имеет отношение к одному серьезному медиа-холдингу. На Садовских и ему подобных подобные словосочетания действуют гипнотически.
вскорости он освободился. Срок был совсем мизерный, - сказал Вадим Курамшин.

После освобождения Иваныча, говорит наш собеседник, к нему на свидание зачастили мать с бывшей супругой.

- Использовали любую возможность, даже краткосрочное свидание, что было возможным благодаря именно помощи старины Иваныча. При этом в момент его освобождения ничего подобного он не обещал. Просто пожали друг другу руки, и все - Иваныч ушел на свободу, - говорит Вадим Курамшин.

Однако были и противоположные примеры, говорит он, вспоминая, как помог одному бывшему директору элеватора Костанайской области.

- Сильно помог. Так он прямо чуть ли не в вечной преданности клялся, а я лишь посмеивался. Он освободился и не счел нужным даже с днем рождения поздравить хоть раз, - говорит Курамшин.

Что же касается арестованного теперь Пятака, то Вадим Курамшин намерен ему помогать, и к тому же открыто.

- Иванычу вменяют приобретение наркотических средств без цели сбыта. Учитывая его здоровье, долго он не протянет. Буду думать - чем ему можно помочь. И не думаю скрывать при этом свою признательность ему. Пусть криминалитет это всячески скрывает и избегает возможности засветиться в связи с его личностью. Я буду помогать ему открыто, - заявил Вадим Курамшин.

ИЗ ТЮРЬМЫ В КАЗАХСКУЮ ОППОЗИЦИЮ

Вадим Курамшин волею судьбы прошел после неволи и школу оппозиции по-казахски. Когда он в первый раз сидел в тюрьме, то он там встретился с осужденным лидером казахской оппозиции, бывшим акимом Павлодарской области Галымжаном Жакияновым. У них, по словам Вадима Курамшина, возникли товарищеские отношения.

Как говорит нашему радио Азаттык бывший пресс-секретарь Галымжана Жакиянова – Нурлан Жолдасов, после выхода из тюрьмы Вадим Курамшин по рекомендации Галымжана Жакиянова, который оставался в тюрьме, был принят в партию ДВК и даже возглавил
Казахский оппозиционный политик Галымжан Жакиянов дает интервью в ходе отбывания наказания в колонии-поселении в селе Шидерты Павлодарской области. 19 сентября 2004 года.
Северо-Казахстанский областной филиал этой партии.

Однако, по словам Нурлана Жолдасова, партийная работа Вадима Курамшина не заладилась. Как говорит Жолдасов, Вадим Курамшин хорошо разбирается в юридических вопросах, может быстро и много писать, однако всего этого оказалось недостаточно для того, чтобы успешно возглавлять областной филиал партии. «Как я понял, у него не оказалось необходимого для этого организаторского опыта», - высказал свое мнение Нурлан Жолдасов.

Сам же Вадим Курамшин утверждает, что после своего первого освобождения он ездил навещать Галымжана Жакиянова, к тому же за свой счет и рискуя при этом. Что не было соответствующим образом оценено партией, говорит Курамшин.

Когда в 2006 году в газете «Республика» было опубликовано интервью функционера партии «Алга» Адильжана Кинжегалиева, которое Вадим Курамшин воспринял как атаку на Галымжана Жакиянова, то Курамшин встал на защиту Жакиянова. Он выступил с отповедью в адрес Кинжегалиева и тех, кто за ним стоит.

В своей статье, размещенной на сайте «Зона.КЗ» 6 маpта 2006 под названием «Откуда ветер дует», Вадим Курамшин пишет: «Жакиянов послужил примером для всех, осознанно шагнув в жернова президентских лагерей». Однако Вадим Курамшин утверждает, что пребывание Галымжана Жакиянова в тюрьме было совсем иным, нежели то, «что предлагается для широких масс».

- Он там жил в буквальном смысле в отдельно стоящем помещении, которое предназначалось для проживания «мужиков» на время отпуска. Работяги из числа осужденных там должны были проживать. Но ни один из них там не жил. Там жил бывший аким Павлодарской области Жакиянов, - вспоминает Вадим Курамшин.

В своей статье четырехлетней давности «Откуда ветер дует» - в связи с защитой им Галымжана Жакиянова - Вадим Курамшин также положительно отзывался и о тогдашнем лидере оппозиционной партии «Настоящий Ак жол» Болате Абилове.

«Спустя некоторое время его же примеру последовал уважаемый Болат Абилов. Что, безусловно, подтверждают события минувших выборов. И та же закономерность. Уголовное преследование, уже на этот раз Абилова. Эти двое людей на деле доказали свою искренность. Их преданность своим убеждениям не могли не воссоздать данный союз», - писал тогда Вадим Курамшин.

Через несколько лет Вадим Курамшин напишет про Болата Абилова нечто иное. Так, по словам Курамшина, во второй раз он попал в тюрьму из-за того, что редактор оппозиционной газеты «Эпоха», собственником которой якобы был Болат Абилов, опубликовал статью под авторством Вадима Курамшина. Однако, по словам Курамшина, он был не автором, а всего лишь источником информации. Но он все же якобы согласился взять на себя ответственность, и его осудили за клевету.

По словам Вадима Курамшина, Болат Абилов якобы обещал ему помощь, но не помог.

- Когда освободился, первое, что планировал сделать, - встретиться с ним, поговорить по-мужски, попросить, в конце концов, пусть и запоздалую, но так мне необходимую помощь. Встретились. Все ему объяснил. Первое время еще надеялся на него. Просто не мог себе представить, что мужик - а его именно таким и считал - сможет так просто отвернуться от того, кто из-за проделок его главного редактора срок тянул. Так все и затихло. Бог ему судья. Но другим не советую с ними в «разведку ходить». Используют как мелкий
Один из лидеров партии ОСДП «Азат» Болат Абилов на митинге. Алматы. 30 января 2010 года.
расходный материал и выкинут, - говорит Вадим Курамшин.

Вадим Курамшин хотя и разочарован в некоторых лидерах оппозиции, тем не менее не считает ситуацию с ними совсем уж безнадежной.

- Среди нынешних оппозиционных лидеров, честно говоря, затрудняюсь назвать того, кто, на мой взгляд, способен объединить вокруг себя широкие круги населения. Думаю, старается быть искренним лидер партии «Алга» Владимир Козлов. Хотел бы с ним наладить взаимодействие. К примеру, у партии «Алга» в Северо-Казахстанской области хорошая база, - говорит он.

Курамшин верит в притягательную силу лидера оппозиции, который был бы из простого народа. Он убежден, что в казахстанской действительности способен повести за собой народ не обладатель голливудских улыбок и владелец команды политтехнологов, а
У некоторых лидеров нашей оппозиции, на мой взгляд, синдром божественного происхождения. А в поступках - цинизм, обман и бравый поход по головам.
именно лидер из простых людей.

- У некоторых лидеров нашей оппозиции, на мой взгляд, синдром божественного происхождения. А в поступках - цинизм, обман и бравый поход по головам, - делает вывод Вадим Курамшин.

ПИАР И РЕАЛЬНОСТИ

Говоря о некоторых сегодняшних лидерах оппозиции, Вадим Курамшин не скрывает своего негативного отношения к ним.

- Год назад в зоне Астаны довелось прочитать в газете Гульжан Ергалиевой диалог между ней и Петром Своиком. Там разные моменты были, в основном сводившиеся к тому, какой Аблязов нехороший, - говорит Вадим Курамшин.

Но был, по его словам, момент, который его лично возмутил до крайности. Это - сопоставление ими поведения в тюрьме Галымжана Жакиянова и Мухтара Аблязова.

- Как собеседники горделиво отмечали, Жакиянов, мол, несломленным вышел, с гордо поднятой головой, а Аблязов - тот челом бил, помилование писал. А также - укор Аблязову по ситуации вокруг Джакишева: мол, бросил Аблязов того, кто с ним рядом был, - говорит Вадим Курамшин.

По его мнению, ни Петр Своик, ни Гульжан Ергалиева не имели морального права затрагивать эту тему, сравнивать - кто и как освободился.

- Жакиянов жил в профилактории под постоянным чутким присмотром. В суперкомфортных условиях. Аблязова изничтожали физически в буквальном смысле. Любой на его месте написал бы эту помиловку, только вопрос - как быстро. И будь кумир
Жакиянов жил в профилактории под постоянным чутким присмотром. В суперкомфортных условиях. Аблязова изничтожали физически в буквальном смысле.
собеседников в условиях опального банкира, неизвестно, когда он побежал бы с помиловкой, - говорит Вадим Курамшин.

КАК В КАЗАХСТАНЕ СТАНОВЯТСЯ ПРАВДОИСКАТЕЛЕМ

Вадим Курамшин рос в неполной семье, то есть без отца. Нынче он живет с тяжело больной матерью и с братом-инвалидом. В настоящее время у него пока не получается заняться адвокатской практикой. Как говорит Курамшин, мешает в этом его известность как оппозиционного правозащитника. В связи с этим у него пока период безденежья, который, по его словам, подзатянулся.

- В школе я учился скорее плохо, чем хорошо. Сказывалось то обстоятельство, что слишком рано был предоставлен сам себе. Оценка, которая для меня являлась пределом мечтаний, была богом любимая троечка, - вспоминает Вадим Курамшин.

Однако, по его словам, в школе у него были и любимые предметы.

- Помню, был такой предмет в восьмом классе - «Основы государства и права». Так, кроме пятерок, никаких других оценок я не получал по нему. Хорошо давалось написание сочинений, любил литературу, - говорит Вадим Курамшин.

Первый «процесс», по словам Вадима Курамшина, пришелся на детскую пору.

- Когда я учился в седьмом классе, в школе украли пальто ученицы из раздевалки. После чего была собрана линейка, где было объявлено, что за украденное пальто будут возмещать ущерб родители дежурившего в раздевалке ученика. Я тогда вышел из строя и возразил, указав, что факт возложения материальной ответственности на ребенка сам по себе незаконен. Поднялась большая шумиха, но я оказался прав, - говорит Вадим Курамшин.

Вадим Курамшин имеет неполное высшее образование. Однако правозащитной практикой начал заниматься еще до поступления в университет. После того как он попал в тюрьму в первый раз, ему уже, говорит, некуда было деваться от своей правозащитной судьбы, поскольку надо было срочно защищать себя, а также защищать других.

Вадим Курамшин завел семью в 17 лет, а в 18 лет, в 1992 году, оформил брак. И в этом же возрасте у него появился сын, которого он назвал Степаном. В этом году сыну будет 18 лет.

Однако семейная жизнь у Вадима Курамшина не ладилась. «С бывшей супругой развелись после моего освобождения в 2003 году. Причина - ушла к другому. За что никогда ее не осуждал, так как устала она очень ездить за мной по зонам», - говорит он.

По словам Вадима Курамшина, сейчас она живет с другим мужем, все у них замечательно, растят прекрасную дочку. Что же касается сына Вадима Курамшина, то он после освобождения своего отца стал много времени проводить с ним. «В конце концов сын ушел жить ко мне», - вспоминает он.

После этого Вадим Курамшин завел себе гражданскую жену, с которой и с сыном жили на съемной квартире.

- Когда 26 сентября 2006 года меня взяли под стражу в зале суда, сын вернулся к матери, а гражданская супруга, успешно пройдя кастинг в Москве, укатила сначала туда, а позже в модельное агентство Лондона. Но что-то там у нее не пошло, насколько знаю. Сейчас здесь, в Петропавловске, но отношений не поддерживаем, - говорит Вадим Курамшин.

Что же касается профессиональных юридических качеств Вадима Курамшина, то вот как о нем отзывается адвокат Светлана Кормщикова.

- Есть и такие, которые, даже не имея юридического образования, действительно занимаются правом таким образом, что заставляют с собой считаться, находятся в буквальном смысле слова под постоянным прицелом. Пример тому судьба известного правозащитника Вадима Курамшина, - говорит она.

Имея незаконченное высшее образование, непогашенные судимости, неоднозначную репутацию в обществе, он, по ее мнению, действительно вызывает восхищение своими уникальными возможностями уловить суть, расставить акценты.

- Врожденные ораторские способности и довольно внушительная практика делают из него настоящего правозащитника, вызывающего уважение к себе, - говорит нашему радио Азаттык адвокат Светлана Кормщикова.

Таковы штрихи к портрету правозащитника Вадима Курамшина, личности неординарной, человека с трудной судьбой и оппозиционного политика с противоречивыми действиями. Такие люди не приходятся к двору нигде, ибо они являются оппозицией внутри оппозиции. Правдоискательство открывает перед ними сложный мир политики, которая в Казахстане носит еще более локальные особенности и алгоритмы.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG