Доступность ссылок

Тамара Рейсиг родилась в Казахстане, выросла в Германии, работает в офисе Европарламента. В интервью Азаттыку она рассказывает о своем пути от Слободки в Целинограде до новой жизни в Европе.

Тамаре Рейсиг 30 лет, она работает ассистентом и советником по политике депутата Европейского парламента от Германии Арне Литца. Тамара родилась в Целинограде, в семье русской матери и поволжского немца-отца. Переехав в Германию в 1992 году, семья Тамары, включая ее двухлетнюю сестру, сначала жила в лагере для переселенцев, затем в общежитии, в комнате величиной в 20 квадратных метров, с один туалетом на весь коридор, и только через несколько лет смогла переехать в свою квартиру в небольшом городе.

Тамара не только нашла новую родину на новом месте, но и нашла свое место в обществе, была и гражданским активистом. Историю Тамары можно назвать, пожалуй, счастливой. Интеграция в новое общество далась успешно не всем детям немецких переселенцев из Казахстана.

Азаттык: Как получилось, что вы переехали в Германию?

Тамара Рейсиг (в центре) со своими родителями в Казахстане. 1988 год.

Тамара Рейсиг (в центре) со своими родителями в Казахстане. 1988 год.

Тамара Рейсиг: У нас было советское детство, как у всех, было свое хозяйство, дача, город Целиноград казался большим. Отец построил дом в Cлободке в 1975 году с братьями, я родилась в том доме, потом мы переехали в квартиру на улицу Революционную. В садике мы много пели, выступали во Дворце целинников. Детство было хорошее, беззаботное.

Когда я была во втором классе, родители сказали, что мы переезжаем, они подали заявление в немецкий МИД на переселение. Когда родители сказали это, я не понимала, помню только, что родители поехали в деревню Жаксы за 300 километров от Целинограда прощаться с родственниками. Мы всё продавали, у всех было прощальное настроение, я видела, что родители плачут, я тоже плакала, думая, что так надо, но всё казалось нормальным, пока родители были рядом.

В октябре 1992 года мы переехали в Германию. Сначала две недели мы жили в лагере на севере Германии, были проблемы поначалу, потому что мы прибыли на самолете с мамой и двухлетней сестрой, а папа приехал на машине со всеми вещами. Папа приехал намного позже, чем мы, он задержался в дороге. Заявление было от его имени, поэтому нас долго держали в лагере, пока он не приедет.

У нас был статус Vertriebene – «выгнанные», его давали немцам, депортированным в Казахстан или Сибирь после 1941-го. Нас принимали, быстро делали бумаги, оформляли дипломы, которые не всем подтверждали. Через три года мы получили гражданство. Жили сначала в общежитии, ждали квартиру, было сложно получить ее, так как в Германии были тоже перемены в 1990-х годах.

Семья Тамары Рейсиг перед отъездом в Германию стоит перед домом в Слободке, построенным отцом Тамары. 1992 год.

Семья Тамары Рейсиг перед отъездом в Германию стоит перед домом в Слободке, построенным отцом Тамары. 1992 год.

В Казахстане папа был инженером в «Гипроземе», в свое время объездил весь Казахстан, а мама была фармацевтом в аптеке номер 25. В Германии дипломы подтвердили и маме и папе, но мама побоялась работать. В Германии налоговая система такая, что выгоднее зарабатывать одному. Папа два года искал работу, подрабатывал по-черному, все так делали. Нам давали пособие по безработице, мы были бедные поначалу. Мама убирала у бабушек. Было трудно, мама плохо говорила по-немецки, мало понимала, сестренке было два годa. Сейчас мама работает уборщицей в школе, папа нашел работу техника в государственном эквиваленте «Гипрозема» в городе Магдебург. То есть работает по профессии землеустроителя. Это хотя немного ниже инженера, но все-таки он смог устроиться на работу по специальности. С 1994 года он работает там, и ему до пенсии осталось четыре года.

Азаттык: Вы, наверное, были окружены русскоговорящими в то время? Ведь иммигранты на новом месте обычно держатся вместе.

Тамара Рейсиг (справа) выступает на семинаре в "Оранжевом клубе" в Праге, 2013 год.

Тамара Рейсиг (справа) выступает на семинаре в "Оранжевом клубе" в Праге, 2013 год.

Тамара Рейсиг: Мы уже переехали в маленький город, там было много немцев, но все пытались общаться со своими. Мои родители первые пять-восемь лет каждые выходные собирали гостей, просто чтобы побыть со своими. Родителям, конечно, было тяжело. Нам, детям, было легче, мы стали немцами. За три месяца я выучила язык. Когда мы переехали в Шонинген, меня сразу отдали в третий класс. Я многого не понимала, но нам повезло, что мы жили в большом доме, где было много детей, и каждый день меня звали гулять. Сначала я боялась, а потом начала с ними играть и освоилась. Дети были очень приветливые, и нам было легко привыкнуть.

В пятом классе я уже свободно говорила по-немецки, и однажды мы в классе показывали, кто где родился. Многие показали Германию, некоторые Польшу, а когда пришла моя очередь, я повернула глобус и показала другую сторону на удивление всем.

Азаттык: Как сложилась ваша учеба в университете? Как вы начинали работать сами после получения диплома?

Тамара Рейсиг: После школы я решила не терять связь с русским языком и поступила в Университет Геттингена по специальности «социология и славянская филология», где изучила чешский язык. Во время учебы побывала в Праге по программе обмена студентами Erasmus, где сначала прошла практику в немецком посольстве, затем стала работать в Фонде имени Фридриха Эберта - фонде социал-демократов Германии. Так я постепенно пришла к гражданской активности, если можно так сказать.

Я реализовывала свои идеи о проектах, некоторые проекты мы перенимали из Германии, как например обучение в школах. Мы не настаивали на идеологии, а обучали думать критически. Например, в отношении цыган в некоторых чешских городах дети говорили, что их нужно всех выгнать. Мы учили их думать, спрашивали: если мы их всех выгоним, они поедут в другой город? И тогда дети начинали думать, как их можно интегрировать. Мне было очень интересно работать с молодежью.

Тамара Рейсиг у памятника императрице Екатерине в городе Цербст в Германии, в годы правления которой в России возникли немецкие поселения в Поволжье. Поволжские немцы были депортированы в Сибирь и в Казахстан во время сталинских репрессий.

Тамара Рейсиг у памятника императрице Екатерине в городе Цербст в Германии, в годы правления которой в России возникли немецкие поселения в Поволжье. Поволжские немцы были депортированы в Сибирь и в Казахстан во время сталинских репрессий.

Мы работали с женщинами, организовывали проекты по мотивации женщин, которые хотят, но боятся заниматься политикой. Организовывали, например, тренинги по риторике, выступлениям. Так мы решили создать НПО «Оранжевый клуб», нацеленное на помощь женщинам, которые хотят заниматься политикой.

Азаттык: Если бы у вас была возможность дать свои советы, рекомендации начинающим гражданским активистам в Казахстане, что бы вы им сказали?

Тамара Рейсиг: Мы хотели бы быть примером, наверное, для других женщин, активных в политике, также для женщин в Казахстане. Главное, чтобы женщины объединялись, ведь одной тяжелее, а в сообществе легче. Самое главное — привлечь к этому делу и мужчин, которые будут поддерживать их цели, и бороться за цель, которая поможет и мужчинам, и женщинам. Я представляю, что в Казахстане это может быть еще тяжелее.

Но можно начать с таких тем, как «справедливые заработные платы» или «продвижения по работе не только мужчин, но и женщин». Важно, чтобы женщины поддерживали других женщин, помогали им расти и не боялись конкуренции. Чем больше будет приемлемо, что женщина на высокой позиции — это нормально, — тем больше появится женщин на таких должностях.

Азаттык: Спасибо за интервью.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG