Доступность ссылок

Заключенный «хизб ут-тахрировец» Рафис Галиулин снова определен в строгие условия содержания, сообщает правозащитная организация. Его жена утверждает о пытках в отношении мужа. Власти отрицают пытки. Сам заключенный посвящает жене романтические стихи.

В жезказганской колонии Карагандинской области заключенному Рафису Галиулину во второй раз на полгода назначили строгие условия содержания, пишет правозащитная организация Association for Human Rights in Central Asia, находящаяся во французском городе Ле-Ман. В первый раз заключенный Рафис Галиулин был переведен на шесть месяцев на строгие условия содержания в ноябре 2014 года. Во второй раз это произошло в мае этого года.

Правозащитная организация сообщает о пытках, которые, по ее сведениям, в отношении Галиулина совершали сотрудники тюрьмы. Об этом также утверждает и его жена, Наталья Войтенкова. Власти отрицают пытки в отношении заключенного Галиулина; они закрыли дело, возбужденное по заявлению его жены. Сам заключенный Рафис Галиулин, как говорит Наталья Войтенкова, присылает ей письма, в том числе со стихами, посвященными ей.

44-летний житель Астаны Рафис Галиулин в августе 2010 года был приговорен к семи годам тюрьмы по обвинению в участии в запрещенной в Казахстане религиозной организации «Хизб ут-Тахрир».

Его жена, Наталья Войтенкова, принявшая ислам, в конце 2013 года была посажена в тюрьму на пять лет по обвинению в пропаганде экстремизма. Однако после того как в ее защиту выступили ее сторонники в социальной сети, она была освобождена из тюрьмы. Ей дали отсрочку от тюремного наказания на пять лет — пока трое малых детей не подрастут.

СТИХИ И ПИСЬМА «ХИЗБ УТ-ТАХРИРОВЦА»

Заключенный Рафис Галиулин жену Наталью ласково именует Айшей (по имени последней жены основателя ислама Мухаммеда, которого мусульмане считают последним пророком).

Ограждение по периметру казахстанской тюрьмы.

Ограждение по периметру казахстанской тюрьмы.

«Посвящаю стихотворение своей любимой жене Аише. Единственная моя!» — этими словами заключенный Рафис Галиулин предваряет свое стихотворение, отрывок из которого Азаттык публикует без правок.

"Здравствуй радость, как дела?

Трудно ждать тебе меня?

Мне здесь тоже не легко, но всегда есть вспомнить что –

Как влюбились в первый день, бегал за тобой как тень,

Ты давала мне отказ, всё ж отвёз тебя я в ЗАГС.

Всяко было – жили врозь, сердце говорило: «Брось» (твое сердце говорило)))

Жизни смысл не знали мы, вот и жили как могли.

Но как приняли ИСЛАМ, руководство далось нам,

Сразу нас исправило, возродило заново".

Наталья Войтенкова говорит Азаттыку, что примерно полгода не получала от заключенного мужа писем, пока не подняла шум через свои обращения «во все инстанции». В своем письме родным от 9 июля (самом «свежем») заключенный Рафис Галиулин отмечает: сотрудники тюрьмы говорят, что в том, что предыдущие письма не дошли до его семьи, виноваты не они, а почта.

«УДАР ЛАДОШКОЙ»

Жена Раиса Галиулина в очередном ужесточении режима его содержания видит усилия тюремных властей по созданию причин, по которым возможно будет не выпустить его из тюрьмы. Его тюремный срок заканчивается в октябре 2016 года. Наталья Войтенкова говорит, что муж не думает отказываться от своей приверженности идеям «Хизб ут-Тахрир», однако тюремная администрация, по ее мнению, пытается этого достичь с помощью пыток. Об этом же говорит и правозащитная организация Association for Human Rights in Central Asia.

Тюрьма в Карагандинской области.

Тюрьма в Карагандинской области.

«Многочисленные жалобы родственников Рафиса Галиулина вызвали служебную проверку, во время которой были обнаружены факты злоупотребления со стороны сотрудников администрации. После этого режим содержания Галиулина был временно смягчен, давление на него было ослаблено», — пишет Association for Human Rights in Central Asia.

Наталье Войтенковой пришли ответы из всех инстанций прокуратуры (начиная с Генеральной и заканчивая местной прокуратурой), МВД, КУИС, службы собственной безопасности МВД, агентства по делам государственной службы и противодействия коррупции (бывшая финансовая полиция). В них утверждается о беспочвенности ее жалоб на пытки в отношении Рафиса Галиулина. Сообщается, что уголовные дела, дважды — одно в прошлом году, другое в этом году — возбужденные по ее заявлению, закрыты.

Подобные ответы не разубеждают жену заключенного Рафиса Галиулина, поскольку, как она говорит Азаттыку, об этих пытках он сам рассказал ей во время краткосрочного свидания в декабре прошлого года. В качестве примера она приводит фрагмент постановления сотрудника службы безопасности департамента уголовно-исполнительной системы по Карагандинской области майора Куанышбаева об отказе в возбуждении уголовного дела от 30 декабря прошлого года, в котором тот пишет, что в отношении заключенного Рафиса Галиулина (со слов заключенного) по прибытии его в колонию Жезказгана «были применены спецсредства».

«В настоящее время, телесных повреждений не имеет. Вместе с тем, в Учреждении, оказывается моральное давление и унижается человеческое достоинство», — пишет майор Куанышбаев со ссылкой на слова заключенного Галиулина. Он сообщил, что, не найдя подтверждения словам заключенного Галиулина, закрыл уголовное дело против сотрудников тюрьмы.

Аналогичное постановление о прекращении досудебного расследования принято было и через два месяца, 11 февраля 2015 года. Его вынес сотрудник управления собственной безопасности ДВД Карагандинской области майор Смагулов. Со слов заключенного Рафиса Галиулина он пишет, что по прибытии его в учреждение сотрудники колонии «повалили его с ног и стали наносить удары спецсредствами (ПР) [палка резиновая] в область ягодиц, от чего у него образовалась гематома».

«Во время нахождения в ШИЗО, один из сотрудников нанес ему ладошкой удар ладошкой в область головы. При этом, гематома не образовалась, т.к. удар был не сильным», — пишет майор Смагулов предположительно со слов заключенного Галиулина.

Казахстанские и международные правозащитники бьют тревогу по поводу того, что граждане, позиционирующие себя как независимые верующие, не только подвергаются уголовному преследованию и заключению в тюрьмы, но и продолжают подвергаться давлению и в самих тюрьмах. Одним из способов такого давления правозащитники называют помещение заключенных в строгие условия содержания, при которых они лишены прав на длительные свидания, посылки и передачи. Они имеют право лишь на два краткосрочных свидания в год — когда с ними можно лишь поговорить, как правило, через стекло.

  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG