Доступность ссылок

Таджикская журналистка Харамгул Кодир в интервью Радио Озоди (Таджикская редакция Азаттыка) рассказала о том, как была допрошена о ее возможных связях с оппозиционным политиком Мухиддином Кабири.

Корреспондент правительственной газеты «Джумхурият» Харамгул Кодир ранее работала корреспондентом Таджикской редакции Азаттыка — Радио Озоди. Харамгул Кодир в настоящее время находится за рубежом, но планирует вернуться на родину.

Недавно она была допрошена по делу о "вооруженном мятеже" генерала Абдухалима Назарзоды, более известного как Ходжи Халим. В интервью Радио Озоди Харамгул Кодир говорит, что ее также спрашивали о связях с лидером запрещенной в Таджикистане Партии исламского возрождения Мухиддином Кабири.

Радио Озоди: В чем причина вашего длительного отъезда из страны?

Харамгул Кодир: Этот вопрос задают мне многие. Мне эта поездка была необходима уже давно, однако произошедшие со мной летом и осенью события не позволили мне осуществить ее. В декабре у меня появилось время, и я выехала. Хотела остаться немного дольше, однако когда появились слухи о том, что я бежала из страны, приняла решение вернуться в Таджикистан и вновь выехать для повторного лечения.

Радио Озоди: Насколько нам известно, вы выехали после того, как вас допрашивали по делу о мятеже Абдухалима Назарзоды. Чем все это закончилось?

Харамгул Кодир: Меня привели в военную прокуратуру сотрудники управления по борьбе с организованной преступностью, что меня обеспокоило. Я ждала представителей Госкомитета национальной безопасности, но когда пришли и сказали, что меня вызывают в военную прокуратуру, была удивлена тем, какое я могу иметь отношение к военной прокуратуре? Когда пришли в военную прокуратуру, сначала меня допросили о военном мятеже Абдухалима Назарзоды. Его я знала заочно, не встречалась с ним. Так как следствие находится под грифом «секретно», не могу рассказать его подробностей, думаю, что, когда наступит время, ответственные лица расскажут сами об этом. Однако таджикские журналисты должны знать, что они могут столкнуться с любыми проблемами и должны быть готовы к этому. Я сама столкнулась с этим несмотря на то, что я корреспондент государственной газеты.

Радио Озоди: Вас спрашивали только о Назарзоде или еще о чем-то другом?

Харамгул Кодир: Когда я спросила, какое могу иметь отношение к Абдухалиму Назарзоде, мне ответили, что будут заданы вопросы в отношении Мухиддина Кабири. Даже если Назарзода или Кабири, с которым имела отношения только на уровне «здравствуйте» и «до свидания», имели намерения государственного переворота, то какое я могу иметь отношение к этой попытке переворота? В начале следствия мы не смогли найти общего языка, они представляли свои факты, я - свои. Таким образом начались мои злоключения.

Радио Озоди: Сколько продолжалось это?

Харамгул Кодир: Это началось с момента объявления Верховным судом о запрете деятельности Партии исламского возрождения, то есть с 29 сентября 2015 года, и продолжалось приблизительно месяц. Этот месяц мне показался двумя-тремя годами. Потратила много нервов, на меня оказывали давление, чтобы получить подтверждение слухам.

Радио Озоди: Вы имеет в виву слухи о якобы ваших отношениях с Кабири?

Харамгул Кодир: Да, были предположения, что я являюсь одной из жен господина Кабири и даже имею от него детей. Но даже если бы была женой Ходжи Халима или Кабири и они имели намерения по перевороту, то в чем моя вина? Или же от него имела детей? Я им сказала, что это не соответствует действительности. Мы, журналисты, не можем иметь тайную жизнь. Плохо или хорошо, но каждое наше действие на виду.

Радио Озоди: Насколько нам известно, вас в рамках следствия даже подвергли специальной экспертизе?

Харамгул Кодир: Когда и каким образом вам стало известно об этом?

Радио Озоди: Об этом нам рассказали осведомленные люди.

​Харамгул Кодир: При следствии были подозрения, что его результаты будут изменены, и многие в те дни от меня отдалились. Каждому, кто меня спрашивал, в том числе представителям следствия, я отвечала, что между нами нет никакой связи. То, что у меня хорошие отношения со всеми министрами и чиновниками, не означает, что у меня с ними какие-то связи. Если этот вопрос важен для государственной безопасности и моя личная жизнь представляет ей угрозу, я сама предложила и выразила готовность пройти любую экспертизу, чтобы доказать свою девственность. К сожалению, в таджикском обществе сложилось так, что люди сомневаются в девственности девушки, которой за 20. Конечно же, это было оскорблением для меня, однако я пошла на этот шаг. После этого следователи, которые грубо со мной обращались, сразу же после этого подобрели. Я не имею права говорить о ходе экспертизы, однако могу с уверенностью сказать, что доказала, что не представляю угрозу государственной безопасности и девственна.

Когда следствие подошло к концу, я для них стала «ханум Харамгул» и «апаи Харамгул». Однако в начале следствия разговор со следователями шел сложно, и я в начале для них была просто Харамгул будам. Они даже ходили к моим родственникам, разговаривали и представляли меня проституткой, женщиной, которая связалась с мужчиной из корыстных целей. Всё началось в основном с президентских выборов 2013 года, потом продолжилось в феврале 2014 года, когда в Интернете появились статьи, оклеветавшие меня. Третий этап завершился следствием. Даже до следствия были некоторые условия. Однако я всегда утверждала, что если у меня есть связи с человеком и в наших отношениях есть проблемы, то мы их сами решим. Я не принимаю никаких условий.

Радио Озоди: После таких притеснений можете рассказать о том, какие между вами были отношения?

Харамгул Кодир: Никаких тайн не было. Не знаю, почему меня представляли так. Я отвечала на это, почему вчера говорили, что я жена одного, а сегодня — уже другого. Все мои отношения с Кабири были построены только на уровне «здравствуйте» и «до свидания». Наша любовь была построена только на этом, это безответная любовь.

Радио Озоди: Вы говорите, что вернетесь в Душанбе. Вы продолжите свою журналистскую деятельность?

Харамгул Кодир: Передо мной стоит несколько путей, один из которых я должна выбрать. Я не знаю, что меня там ждет. Надеюсь, что меня там ждет хорошее. Думаю, что из-за низкой заработной платы журналистов мне стоит заняться поиском другой работы. Возможно, уйду из журналистики.

Радио Озоди: Какие выводы сделали для себя после этого?

Харамгул Кодир: Выводы горькие. Мне самой не верится, что столкнулась с этим в своей жизни. Меня может понять только тот, кто через всё это прошел. Поэтому хочу, чтобы наши журналисты всегда были осторожны. Мое дело показало, что даже наша личная жизнь, независимо от нас, может стать причиной возбуждения дела. Следствие до сих пор не завершилось, и не могу говорить о его подробностях. Однако когда тебя приглашают и разговор идет о том, что происходит между мужчиной и женщиной, для женщины это очень сложно. Это моральная пытка, когда не можешь защитить личную жизнь, которая гарантирована Конституцией.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG