Доступность ссылок

Показания о пытках в Узбекистане казахские чиновницы пропустили мимо ушей


Гульнора Кодирова, жена узбекского беженца-мусульманина Кобилджона Курбонова дает показания суду о пытках в Узбекистане. Алматы, 22 декабря 2010 года.

Гульнора Кодирова, жена узбекского беженца-мусульманина Кобилджона Курбонова дает показания суду о пытках в Узбекистане. Алматы, 22 декабря 2010 года.

Жены еще двух узбекских беженцев дали показания алматинскому суду о пытках и давлению, которым подверглись они сами в Узбекистане. Но судьи приняли решение, позволяющее экстрадировать их мужей и их самих обратно, в Узбекистан.

В Алмалинском районном суде № 2 города Алматы продолжается судебный процесс по рассмотрению жалоб узбекских беженцев-мусульман на решение департамента миграции министерства труда и социальной защиты по Алматы об отказе им в статусе беженца.

В этот день под председательством судьи Даурена Тлеубаева было принято отрицательное
Судья Алмалинского районного суда Даурен Тлеубаев. Алматы, 22 декабря 2010 года.
решение по делу троих узбекских беженцев-мусульман.

Жены узбекских беженцев-мусульман также сообщили, что в ночь на среду неизвестными в Алматы был ограблен магазинчик Риты Абишевой, которая вышла замуж за одного из узбеков-беженцев сравнительно недавно. Днем раньше Рита Абишева обнаружила, что «находится в розыске КНБ».

СНАЧАЛА ЗАДЕРЖАНИЕ, ЗАТЕМ ОГРАБЛЕНИЕ

В среду, 22 декабря, жены узбекских беженцев-мусульман, собравшиеся в здании Алмалинского районного суда, встретили репортера радио Азаттык тревожной новостью о чрезвычайном происшествии, случившемся с Ритой Абишевой, женой узбекского беженца Шухрата Холбаева.

- Вы знаете, что сегодня ночью был ограблен магазинчик Риты Абишевой? Это она обнаружила сегодня утром, когда пришла открывать свой магазинчик, - наперебой говорили жены беженцев.

Они связывают это происшествие с продолжающимся, по их мнению, давлением спецслужб на Риту Абишеву, этническую казашку, проживающую в Алматы и вышедшую замуж за Шухрата Холбаева в мае этого года.

Сама Рита Абишева в этот день не прибыла в здание суда, куда по обыкновению
Рита Абишева, жена узбекского беженца-мусульманина Шухрата Холбаева. Алматы, 13 декабря 2010 года.
собираются жены узбекских беженцев-мусульман, оказывая моральную поддержку тем, которые дают показания в суде по делам своих мужей.

Напомним, что накануне, во вторник, 21 декабря, Рита Абишева была ненадолго задержана в городе Каскелене (пригород Алматы) как «лицо, разыскиваемое КНБ».

Уместно напомнить, что Рита Абишева попала в центр внимания широкой общественности после 14 декабря, когда судья Талгат Садыков вместо своего решения по беженцу Алишеру Хошимову зачитывал официально еще не вынесенное решение по Шухрату Холбаеву. Тогда Рита Абишева, жена Шухрата Холбаева, в этом скандальном случае усмотрела предрешенность отрицательного судебного решения по своему мужу.

ЛИЦА, ОТКАЗАВШИЕСЯ ОТ СВОИХ ФОТО

В перерывах судебного заседания, которое проходило под председательством судьи Даурена Тлеубаева, представители властных структур – прокуратуры и миграционной полиции – настоятельно попросили репортера нашего радио Азаттык не фотографировать их и не размещать больше на сайте их прежние фотографии.

По словам представителя миграционной полиции Кульсун Искаковой, ей не понравился ракурс, под которым ранее были сделаны ее фотоснимки. Прокурор Кания Абилкасымова выразила солидарность с подобной позицией Кульсун Искаковой.

Кульсун Искакова и Кания Абилкасымова были солидарныи тогда, когда возражали против соответствующих ходатайств адвоката Игоря Пана, а когда дело дошло до прений сторон, то коротко высказались против удовлетворения узбекских беженцев и попросили суд считать правомерным отказ в предоставлении статуса беженца как самим истцам, так и их женам и детям.

Судья Даурен Тлеубаев, в конце концов, принял отрицательное решение по жалобам троих узбекских беженцев-мусульман. Это означает, что затем - после прохождения апелляционных процедур - Сарвар Хурамов, Отабек Шарипов и Кобилджон Курбонов могут быть незамедлительно переданы узбекским спецслужбам.

СУДЬИ НЕ ВЕРЯТ РАССКАЗАМ О ПЫТКАХ

По делу 32-летнего Отабека Шарипова и 44-летнего Кобилджона Курбонова в качестве третьей стороны выступили их жены - соответственно Нилуфар Норкобилова и Гульнора Кодирова. Каждая из них рассказала о преследованиях, которым они сами и члены их семей подвергались в Узбекистане.

По словам Нилуфар Норкобиловой, ее саму в Узбекистане не пытали, однако она постоянно подвергалась морально-психологическому давлению за то, что носила платок и совершала намаз.

- Ко мне приходили и заставляли писать, что я не ношу платок и не совершаю намаз, -
Нилуфар Норкобилова, жена узбекского беженца-мусульманина Отабека Шарипова дает показания на суде. Алматы, 22 декабря 2010 года.
говорит Нилуфар Норкобилова.

По ее словам, частые посещения представителей спецслужб ее дома создавали нездоровую напряженную обстановку.

В свою очередь, Гульнора Кодирова, вторая жена Кобилджона Курбонова и мать пятерых детей, поведала на суде поистине жуткую историю о том, как ее саму – на четвертом месяце беременности – пытали, вгоняя иголки под ее ногти. Рыдая, она также рассказала о том, что у ее беременной дочери, - которая в зале суда узнала, что ее мужа пытали, а потом сбросили с третьего этажа и он погиб, - случился выкидыш.

Судья Даурен Тлеубаев не выдержал и, перебив на мгновенье Гульнору Кодирову, попросил ее говорить «по существу».

Что же касается прокурора Кании Абилкасымовой и представителя миграционной полиции Кульсун Искаковой, то у них во время показаний Гульноры Кодировой о пытках в Узбекистане, что называется, ни один мускул не дрогнул на лицах. Более того, когда до них дошла очередь выступать в прениях, они в один голос высказались за то, чтобы мужу Гульноры Кодировой и членам его семьи не давать статуса беженца.

«НЕТ БУМАЖКИ – ТЫ НЕ ЖЕНА!»

Представитель миграционной полиции Кульсун Искакова при дальнейшем допросе проявила внимательность в вопросе чужих внутрисемейных дел. Вначале она осторожно осведомилась у Гульноры Кодировой, какой по счету женой она является у Кобилджона Курбонова. Оказалось, что она является его второй женой и родила ему пятерых детей: старшей дочери 21 год, а младшему ребенку – девять месяцев. Его первая жена со своими тремя детьми проживает в Узбекистане.

Также оказалось, что брак Гульноры Кодировой с Кобилджоном Курбановым не зарегистрирован в ЗАГСе и поэтому у нее нет официального статуса жены, нет свидетельства о браке. Реальности, между тем, таковы, что в Казахстане и в Узбекистане растет явление двоеженства и даже многоженства.

Кульсун Искакова в своих выступлениях по делу Кобилджона Курбонова, как обычно, попросила отказать в его жалобе. Однако при этом она добавила, что у него есть первая жена, которая проживает в Узбекистане. По ее мнению, это является свидетельством того, что она не преследуется узбекскими властями и в статусе беженца не нуждается.

После этого Кульсун Искакова сделала акцент на том, что следует отказать в статусе беженца Кобилджону Курбонову и его второй жене Гульноре Кодировой и их детям. Что же касается показаний Гульноры Кодировой о пытках, которым в Узбекистане подвергалась лично она и члены ее семьи, то Кульсун Искакова не проявила никакой видимой реакции.

«ПЫТАЛИ? ПОКАЖИ ПИСЬМЕННЫЙ ДОКУМЕНТ!»

В кулуарах суда, когда судья удалился в совещательную комнату, Кульсун Искаковой был задан вопрос о том, на каком основании она не учла показания Гулноры Кодировой о пытках. Кульсун Искакова отказалась от комментариев.

Тот же вопрос был задан прокурору Кание Абилкасымовой. Кульсун Искакова при этом попыталась указывать Кание Абилкасымой, что ей не следует отвечать на этот вопрос, однако вынуждена была замолчать, когда ей обратили внимание на то, что она не является начальником ни для прокурора, ни для тех, кто задает прокурору этот вопрос.

Прокурор Кания Абилкасимова ответила на этот вопрос тем, что показания Гульноры Кодировой о пытках являются голословными, поскольку, мол, они не подкреплены соответствующими доказательствами.

Когда до Гульноры Кодировой дошел смысл слов, сказанных прокурором Канией Абилкасымовой, то она вновь разрыдалась, и причитая, сообщила, что двоих правозащитников, которые присутствовали на суде, самих арестовали. «Какие могут быть еще доказательства?» - недоумевала она.

Гульнора Кодирова, плача (пока судья отсутствовал) еще раз поведала прокурору Кание Абилкасымовой историю чудовищных пыток, которым подверглась она, ее дочь, как был убит ее зять. Если во время судебного процесса ее показания переводились с узбекского языка на русский, то теперь ее слова никто не переводил. Впрочем, ее слова на этот раз были понятны и без перевода.

В конце концов Гульнора Кодирова успокоилась и начала говорить о том, что Всевышний всё видит, все знает и что Он каждому воздаст по его деяниям. В этот момент в зал вошел судья Даурен Тлеубаев. И Гульнора Кодирова замолкла.

Хронику событий вокруг этой небольшой группы узбекских беженцев-мусульман, которым грозит экстрадиция в Узбекистан, можно проследить на специальной странице веб-сайта нашего радио Азаттык. Вот ЗДЕСЬ
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG