Доступность ссылок

Группа верующих строит дом для нуждающихся мусульман


Мужчины поднимают деревянный каркас. Село Акшат, 14 апреля 2013 года.

Мужчины поднимают деревянный каркас. Село Акшат, 14 апреля 2013 года.

В Актюбинской области появилось понятие «сауап жарыс» («богоугодное дело»). Группа верующих «во имя милости Аллаха» начала строить четырехквартирный дом в селе Акшат для своих единоверцев.


Село Акшат, расположенное в 11 километрах от города Актобе, находится в двух-трех километрах от автотрассы. Проселочная дорога, ведущая вправо от шоссе, привела к старому мосту. Как перейдешь мост, взору предстает небольшое скромное село. Только новая часть села, которая в народе называется «новостройкой», делает его облик более-менее привлекательным. Четырехквартирный дом, который строится для нуждающихся мусульман, расположен в этой части села.

В воскресный день на стройке работали пять-шесть человек. Один из работников, по имени Нуржан Бесайдаров, говорит:

— Длина залитого фундамента для этого дома — 20 метров, ширина здания — 12 метров. Даст Аллах, до осени сдадим четыре квартиры по 60 квадратных метров каждая. Две квартиры выходят на север, две — на юг. Установим ванны, будут и другие необходимые сооружения.

Нуржан Бесайдаров говорит, что он прораб. Один из парней рядом с ним — учитель, другой — нефтяник, третий — сторож. Один выходной день они посвятили этой стройке. Было заметно, что они не говорят много между собой, работают молча.

«РЕЛИГИЯ — ЭТО НЕ ТОЛЬКО НАМАЗ И БОРОДА»

Стены четырехквартирного дома заполняют камышитовыми плитами. Вначале возводят деревянный каркас. Дом, построенный из камыша, летом будет прохладным, зимой — теплым. К тому же камыш недорогой, экологически чистый материал. Однако работать с ним сложнее. Требует много сил.

Мужчины несут строительную конструкцию. Поселок Акшат.

Мужчины несут строительную конструкцию. Поселок Акшат.

Тут же лежали песок, сваленные в кучу бывшие в употреблении силикатные кирпичи, старые доски. Оказалось, что парня, который подвез несколько мешков песка на заднем сиденье и в багажнике своих «Жигулей», «строители» знают плохо. Нуржан Бесайдаров о парне с округлой бородой говорит, что он житель этого села:

— Узнав, что мы строим дом для нуждающихся мусульман, стал оказывать нам посильную помощь.

Бесайдаров говорит, что дом строится «во имя милости Аллаха».

— Мы не терпим лицемерия, показухи. Ведь в народе говорят: пусть левая рука не видит того, что дает правая. К примеру, этот земельный участок в 10 соток — подарок одного верующего человека. Однако никто из парней, занимающихся стройкой, не знает ни его имени, ни номера телефона. Это не нужно ни нам, ни ему, — говорит парень с загоревшим на солнце лицом.

Светлолицый молодой человек в спецовке нефтяника представился Нуржаном. В течение 12 лет он, по его словам, работает в нефтяной компании на месторождении Жанажол.

— 20 - 30 процентов от своей зарплаты я жертвую для нуждающихся. Не только я так делаю, но и большинство моих знакомых братьев-мусульман жертвуют деньги, что сберегли в семейном бюджете. Этот дом для нуждающихся мусульман строится на эти деньги. Религия — это не только совершение намаза и отращивание бороды. Религия — это единство, — говорит нефтяник, посчитавший правильным не указывать свою фамилию.

Среди сваленного кучей строительного материала есть и новые, дорогие материалы, к примеру семь кубометров доски. По словам «нефтяника» Нуржана, доски за полцены отдали на рынке верующие парни, которые торгуют строительными материалами.

— Доски стоимостью 400 тысяч тенге достались по цене 200 тысяч тенге. Всё это — по милости Аллаха. Альхамдулилла, — радуется он.

«ПОДНЯТЬ БЫ КРЫШУ ДО ОРАЗЫ»

Имамы местных мечетей, судя по его словам, знают об этом строительстве.

— Мы не торгуем водкой. Не торгуем наркотиками. К чему это скрывать? Мы очень обрадовались, когда до нас дошли сведения, что наши атырауские братья тоже начали строительство с целью помочь нуждающимся мусульманам. Вот поднять бы крышу дома до начала Оразы. Кроме нас, и другие наши братья-мусульмане не сидят сложа руки. Пять-шесть парней занимаются изготовлением камышитовых плит. Другим заказали изготовление окон для этих четырех квартир. Еще одна часть парней приходит сюда на стройку вместо нас, когда мы выходим на работу, — говорит парень, отрекомендовавшийся нефтяником.

Молодой человек, приехавший в село Акшат после полудня, представился как Асланбек Меркашев. Прошло два-три года, по словам Асланбека, как среди местных мусульман начался «сауап жарыс». Он говорит, что вблизи Актобе строятся два таких же дома. Если строительство будет завершено к осени, то имена новоселов четырех квартир известны уже сегодня. Ни у кого из них, по Асланбек Меркашев, член малой мусульманской общины в Актюбинской области.

Асланбек Меркашев, член малой мусульманской общины в Актюбинской области.

словам Меркашева, нет своего жилья. Долгое время они снимают жилье.

— Это одинокие женщины с детьми. Муж одной женщины осужден. Другая женщина вдова. Еще одна женщина разведена. Среди них встречаются женщины и с двумя дипломами. Однако они ходят безработными только потому, что носят платки. Меня тоже уволили за то, что на рабочем месте совершал намаз. Поэтому я хорошо понимаю своих братьев. Мы, братья-мусульмане, всем миром взяли на себя заботы по их пропитанию, обеспечению детскими учебными принадлежностями, по оплате детского сада. Для этого в месяц необходима сумма 200 тысяч тенге. Если эта стройка завершится, тогда появится возможность для оказания помощи и другим нуждающимся, — говорит Асланбек Меркашев.

«ВСЕМ ОДИНАКОВО ПОМОЧЬ НЕВОЗМОЖНО»

Асланбек Меркашев, Нуржан Бесайдаров и другие парни со стройки отказались назвать имена будущих владелиц квартир и дать их телефоны. Свой отказ они объясняют тем, что без разрешения «сестер» не могут этого сделать.

И прежде было заметно, что жители Актобе, исповедующие ислам, оказывают друг другу поддержку. К примеру, о такой взаимовыручке рассказала Мейрамгуль Сатаева — вдова Рахимжана Макатова, взорвавшего себя в здании Актюбинского областного департамента КНБ 17 мая 2011 года. Она живет в соседнем с Акшатом поселке Кирпичный.

— Хозяин этого дома – Орынтай-ахи [«ахи» с арабского — «старший брат»]. Мы не родственники. Однако и его супруга, и он сам — наши братья и сестры-мусульмане, верующие люди, — говорит Мейрамгуль Сатаева, отметив, что семья, предоставившая им пустующий дом, не берет платы за жилье.

Участники строительства устанавливают деревянный каркас. Село Акшат.

Участники строительства устанавливают деревянный каркас. Село Акшат.

Корреспондент Азаттыка связалась по телефону с семьей Есета Макуова, осужденного на 17 лет по обвинению в том, что был «сообщником» смертника Рахимжана Макатова. Молодая женщина, назвавшая себя женой Есета, говорит, что только стала приходить в себя. Оказалось, что она не знает о строительстве квартир. По ее словам, «благодаря Аллаху и своим родителям», ее шестеро детей ни в чем не нуждаются. Затем она попросила больше не беспокоить ее.

— Действительно, одинаково всем нуждающимся мусульманам мы помочь не можем. Потому что за последние годы были осуждены не один и не два, а более 300 наших братьев. За каждым из них остались родители, семьи. Сейчас везде нарушаются права мусульман. Я и сам испытал много лишений за пять лет, как стал на путь религии, мы из общины «ахли сунна уал», — говорит Асланбек Меркашев.

«ВОСПИТАНИЕ К ЛЕНИ»

Абдимуталип Дауренбеков, главный имам Актюбинской области, назначенный Духовным управлением мусульман Казахстана — официальным религиозным объединением, которое поддерживается государством, говорит, что «ахли сунна — это учение, которое объединяет четыре мазхаба ислама».

— Я не поддерживаю того, что эти ребята отделяют себя как общину. Мужчины, которые строят дом для нуждающихся мусульман, во время Курбан-айта приходили в мечеть за мясом. Однако я не знал о «сауап жарысе». Не знал и о Мужчины возводят жилой дом в селе Акшат.

Мужчины возводят жилой дом в селе Акшат.

строительстве, — говорит Абдимуталип Дауренбеков.

В исламе, по его словам, приветствуется совершение благих дел, однако у этих дел есть свои правила.

— К нашему пророку за милостыней обратился один человек. Пророк Мухаммед (алейхиссалам) дал ему в руки топор, чтобы он трудился. То есть в первую очередь ислам приветствует воспитание к труду. Давать мусульманину что-то лишнее, кроме ежедневного пропитания,— это не благое дело. Напротив, это воспитание к лени. Поэтому правильнее будет совершать подобные деяния, посоветовавшись с религиозными учреждениями, — говорит Абдимуталип Дауренбеков.

После событий, случившихся один за другим в Актобе и Темирском районе в 2011 году — теракта Рахимжана Макатова, событий в Шубарши, — официальные органы стали часто говорить о «религиозном экстремизме, получившем распространение в Актюбинской области».

В июле 2011 года сообщалось о гибели 17 человек (пять из них — полицейские) в перестрелках между полицейскими и «религиозной группировкой». Вскоре сотни жителей Актюбинской области попали в тюрьмы как «радикальные исламисты». В ноябре прошлого года во время совещания в Актобе, проведенного агентством по делам религий, представитель областного ДВД сообщил, что в местных тюрьмах содержится 300 «приверженцев радикального ислама».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG