Доступность ссылок

Геноцид и преступления против человечества. Чем они отличаются?


Заключенные концентрационного лагеря Освенцим в Польше.

Заключенные концентрационного лагеря Освенцим в Польше.

Оба понятия используются в международном праве для обозначения преступлений, связанных с массовыми убийствами. Юристы говорят, что есть существенная разница между двумя этими терминами.


Филипп Сандс — британский юрист, профессор международного права в University College London, часто ведет дела в международных судах. В данный момент он представляет интересы Македонии в Международном суде ООН в деле против Греции по использованию наименования «Македония».

В своей новой книге «Беззаконный мир» (Lawless World) Филипп Сандс высказывает мнение, что вторжение в Ирак происходило в нарушение норм международного права.

В интервью для Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Филипп Сандс говорит о различиях между понятиями «геноцид» и «преступления против человечества».

РАЗНИЦА — В ЦЕЛИ

Как поясняет Филипп Сандс, геноцид и преступления против человечества — это две различные концепции. Филипп Сандс, британский юрист, профессор международного права в University College London. Вашингтон, 6 мая 2008 года.

Филипп Сандс, британский юрист, профессор международного права в University College London. Вашингтон, 6 мая 2008 года.

Обе они стали частью международного права в середине 1940-х годов, когда в Нюрнберге после окончания Второй мировой войны шла подготовка к суду над нацистами. В то время силам Альянса необходимо было решить, в чем именно обвинять подсудимых — в геноциде или преступлениях против человечества. В итоге решение было сделано в пользу последнего понятия.

— Преступления против человечества направлены на убийство большого количества людей. Систематическое, массовое убийство очень большого количества людей представляет собой преступление против человечества. Геноцид имеет другой фокус. Цель геноцида — не убийство отдельных людей, а уничтожение групп. Другими словами, большого количества отдельных лиц, которые составляют часть определенной группы. В этом смысле у этих двух терминов разные цели. Первый направлен на защиту отдельных лиц, второй — на защиту групп, — говорит Филипп Сандс.

ЮРИСТЫ ИЗ ЛЬВОВА

В своей новой книге Филипп Сандс пытается проследить появление этих двух терминов. Исследование привело его в украинский город Львов, а точнее, на юридический факультет Львовского университета, где в 1915—1925 годах обучались два известных юриста — Герш Лаутерпахт и Рафаэль Лемкин.
Зал судебных заседаний Международного военного трибунала, где проходил так называемый Нюрнбергский процесс над нацистами, обвиняемыми в преступлениях против человечества. Ноябрь 1945 года.

Зал судебных заседаний Международного военного трибунала, где проходил так называемый Нюрнбергский процесс над нацистами, обвиняемыми в преступлениях против человечества. Ноябрь 1945 года.


По словам Филиппа Сандса, именно благодаря Гершу Лаутерпахту, позднее ставшему профессором международного права в Кембриджском университете, термин «преступления против человечества» попал в устав Нюрнбергского трибунала. Рафаэль Лемкин в 1943 году ввел термин «геноцид», ссылаясь на убийство групп.

— Удивительно, что оба этих ученых учились на одном и том же юридическом факультете, — говорит Филипп Сандс.

ЛИЧНОСТЬ В ПРОТИВОВЕС ГРУППЕ

На сегодняшний день оба этих термина – «геноцид» и «преступления против человечества» - стали частью международного права, что выразилось во включении их в устав Международного уголовного суда в июле 1998 года.

— В целом точка зрения Лемкина, продвигающего понятие «геноцид», в том, что людей не убивают как отдельных личностей. Их убивают или причиняют им вред, потому что они относятся к определенной группе — национальной, этнической или религиозной. И, как он говорит, закон должны отражать эту реальность, — объясняет Филипп Сандс.
Люди идут к мемориалу в Ереване, установленному в память жертв геноцида – этнических армян, убитых в Первой мировой войне. 24 апреля 2012 года.

Люди идут к мемориалу в Ереване, установленному в память жертв геноцида – этнических армян, убитых в Первой мировой войне. 24 апреля 2012 года.


В то же время, по мнению Герша Лаутерпахта, люди являются отдельными человеческими личностями и должны быть защищены как отдельные лица, а не потому, что они являются членами какой-то группы, поясняет Филипп Сандс.

— По мнению Лаутерпахта, опасность идеи Лемкина защищать группы может привести к созданию тех самых условий, от которых он хотел нас защитить, а именно это может натравить одну группу против другой. Это бы облачило в конкретные термины идею, что группы могут быть субъектом права и что они должны защищаться как группы, — говорит Филипп Сандс.

«РИСК РАЗЖИГАНИЯ ВРАЖДЫ»

Еще одним различием между этими двумя понятиями является то, что в преступлениях против человечества обвинение направлено против конкретного лица, виновного в их совершении, тогда как при геноциде это обвинение можно отнести не только к виновному лицу, но и ко всей группе, к которой это лицо относится.

— Человек, утверждающий, что имел место геноцид, должен доказать, что лицо, совершившее это действие, намеревалось уничтожить группу. Поскольку тот, кто это доказывает, как правило, относится к группе жертв, я думаю… это может настроить группу жертв против группы нарушителей. Я думаю, что опасность в том, что это может настроить одну группу против другой и усилить как раз те моменты, которые необходимо предотвратить, — считает Филипп Сандс.

Филипп Сандс говорит, что пытается решить, как в подобных непростых ситуациях может помочь закон.
Бывший высокопоставленный генерал боснийских сербов Здравко Толимир, представший перед Международным военным трибуналом по обвинению в геноциде и организации резни в Сребренице в 1995 году. Гаага, 12 декабря 2012 года.

Бывший высокопоставленный генерал боснийских сербов Здравко Толимир, представший перед Международным военным трибуналом по обвинению в геноциде и организации резни в Сребренице в 1995 году. Гаага, 12 декабря 2012 года.


— Я не строю иллюзий по поводу закона. Я не думаю, что каким-то образом можно издать тот или иной закон, который прекратит совершение ужасных действий. Но то, что закон может сделать, — это помочь описать то, что произошло в прошлом, и, будем надеяться, также предотвратить совершение действий в будущем, — говорит Филипп Сандс.

В качестве иллюстрации он приводит пример, что в середине 1940-х годов против понятия геноцида резко выступали некоторые сенаторы из южных штатов США. По мнению Филиппа Сандса, они опасались, что это понятие может быть использовано против дискриминирующих законов, действовавших в южных штатах, в частности, в отношении чернокожих.

— Я думаю, что, скорее всего, в мире нет ни одного общества, которое не задевают такого рода дебаты. Это касается всех нас, и, по сути, проблема уходит корнями в суть человеческой натуры, — говорит Филипп Сандс.

Статья написана на основе материала, который подготовил журналист Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Роберт Коалсон.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG