Доступность ссылок

В Центральной Азии меняется баланс региональных энергосил


Мужчина забивает барана на фоне буровой установки на месторождении газа Сарыкамыш. Таджикистан, 7 декабря 2010 года.

Мужчина забивает барана на фоне буровой установки на месторождении газа Сарыкамыш. Таджикистан, 7 декабря 2010 года.

В Таджикистане объявлено об открытии месторождения газа. Это, возможно, снимет зависимость Таджикистана от экспорта газа из Узбекистана, который служил поводом для раздора между двумя странами.


ЖЕЛАННЫЙ КОЗЫРЬ РАХМОНА

Когда поднимается тема центральноазиатской энергетики, то внимание заинтересованной публики чаще всего обращают на себя такие гигантские проекты, как трубопровод Туркменистан – Китай, удвоение объемов транспортируемой нефти по нефтепроводу Каспийского трубопроводного консорциума, который, начинаясь в северо-западных регионах Казахстана, через южную Россию доходит до Черного моря, или другие стратегические проекты трансконтинентального или полуконтинентального масштаба, пишет аналитик Роберт Катлер в статье «Таджикистан находит пути для изменения условий игры», опубликованной на сайте «Эйша Таймс Онлайн» 14 января.

Однако в техническом смысле центральноевразийская сфера углеводородной энергетики является «сложной системой». По одному из постулатов сложного системного анализа, эволюции подсистем меньших масштабов могут иметь неожиданные прямые эффекты в больших масштабах. Таким образом, события в энергетической сфере непосредственно Центральной Азии – то есть разработка энергоресурсов в местном масштабе, а не для немедленного их экспорта – могут иметь позже далеко идущие последствия.

Подобное развитие событий в последнее время наблюдается в Таджикистане и Узбекистане. Причина небольшого внимания к ним в западных СМИ состоит не только в том, что проекты эти не являются относительно крупномасштабными, но и в том, что западные фирмы вообще не вовлечены в эти проекты.

Обычно часто забывают, что Узбекистан является вторым по величине производителем газа в этом постсоветском регионе и десятым по величине производителем в мире. Но его экспорт меньше по сравнению с другими странами региона из-за более многочисленного населения Узбекистана и, следовательно, большего внутреннего потребления.

Объемы ежегодного производства Узбекистана равняются примерно 60 миллиардам кубических метров газа и восьми миллионам тонн жидкого газа. Большая часть прогресса в разведке нефти и газа в Узбекистане и Таджикистане является результатом деятельности «Зарубежнефтегаза», предприятия российской газовой монополии «Газпром», которое специализируется в разработке месторождений нефти и газа за рубежом, подчеркивает Роберт Катлер.

НОВЫЙ УГЛЕВОДОРОДНЫЙ КЛОНДАЙК

Российские компании «Лукойл» и «Роснефть» также участвуют в разработке месторождений природного газа в Узбекистане. Кроме России, Южная Корея – одна из относительно немногочисленных стран (компании Малайзии тоже работают в Узбекистане), чьи фирмы участвуют в разведке и разработке месторождений энергоресурсов в Узбекистане, включая регионы Аральского моря.

В конце 2010 года Узбекистан официально объявил о национальной программе энергетического развития на пять лет. Она предусматривает более чем 23 миллиарда долларов инвестиций, включая реализацию 37 новых проектов.

В настоящее время почти все газовые потоки из Узбекистана идут в Россию, но страна пытается диверсифицировать ряды собственных экспортных партнеров, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе и с особым акцентом на Китай. С 2007 года компания «Узбекнефтегаз» сотрудничала с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC) в рамках совместного предприятия, созданного для того, чтобы построить сегмент газопровода Туркменистан – Китай, который проходит по земле Узбекистана. Он был сдан в эксплуатацию в конце 2009 года.

В настоящее время заканчивается вторая фаза этого проекта, в результате мощность трубопровода достигнет проектной – 40 миллиардов кубометров в год, включая и объемы, перевозимые транзитом в восточном направлении из Туркменистана. Тогда подземное хранилище газа вблизи города Газли в Узбекистане будет получать газ, который пойдет на удовлетворение нужд в самом Узбекистане.

Промышленная инфраструктура в Узбекистане тоже модернизируется, и с китайской помощью для достижения упомянутой цели построены дополнительные компрессорные комплексы.

В разработке проекта Кандым – Шады – Kунград в Узбекистане принимает участие компания «Лукойл». В рамках этого проекта предусмотрена возможность экспорта сырья в Китай посредством его поставки в компанию CNPC. Объемы производства в настоящее время составляют три миллиарда кубических метров в год, запланировано значительное их увеличение к 2013 году. Максимальный объем производства должен составить 15 миллиардов кубических метров в год, и этот максимальный уровень надеются достичь приблизительно к середине нынешнего десятилетия, объясняет Роберт Катлер.

В настоящее время «Лукойл» продает весь добытый в Узбекистане своими силами газ монополии «Газпром» для перенаправления последней этого газа к третьим сторонам-потребителям. Однако в соответствии с планами руководства Узбекистана газ, добываемый в рамках этого проекта, должен в будущем направляться в трубопровод Туркменистан – Китай.

НА «ТЫ» С ТЯЖЕЛОВЕСОМ?

Кроме России и Китая, стран – прямых импортеров экспортного газа Узбекистана мало. В их число входит и Таджикистан. Такое положение дел, вероятно, изменится в среднесрочной перспективе. В декабре прошлого года компания «Газпром» объявила, что разведочные работы, проводимые ею около Сарыкамыша в Таджикистане, привели к открытию месторождения природного газа, с запасом примерно 60 миллиардов кубических метров. Эти цифры эквивалентны объемам внутреннего потребления этой страны в течение 50 лет.

Это означает, что Таджикистан в будущем не будет зависеть от газового экспорта из Узбекистана, который служил яблоком раздора между двумя странами, в том числе были споры по платежам и приостановление поставок.

Действительной причиной проектов, вынашиваемых руководством Таджикистана по увеличению объемов производимой в стране гидроэлектроэнергии, было получение средства сдерживания Узбекистана в споре за равенство в доступе к ресурсам энергии. Эти проекты руководства Таджикистана, в свою очередь, раздражают Узбекистан, потому что вода необходима там для ирригации хлопковых полей, ибо хлопок является основным экспортным товаром аграрной отрасли экономики Узбекистана. Однако в Таджикистане строительство электростанции «Сангтуда-1» было успешно завершено с помощью России и реализуется проект ГЭС «Сангтуда-2», отмечает Роберт Катлер.

В настоящее время продолжается строительство Рогунской гидроэлектростанции. Это теперь стало возможным благодаря решению Ирана сломать международное эмбарго на поставку оборудования в Таджикистан, введённого для того, чтобы эта страна не имела возможности строить гидроэнергообъекты в экологически опасных зонах.

Учитывая это обстоятельство, можно утверждать, что открытие нового газового месторождения дает в руки руководства Таджикистана потенциал, который может превратить эту страну в регионального экспортера энергоресурсов в государства Центральной и Южной Азии, и даже Китай, в среднесрочной перспективе.

Это, в свою очередь, затронуло бы балансы энергоресурсов не только во внутрирегиональных, но и в более широких стратегических масштабах. Что может послужить иллюстрацией того, как появление новых игроков в результате эволюции подсистем в сложных системах способно влиять на развитие последних.

И по всей вероятности, Сарыкамыш не останется в будущем единственным месторождением газа, открытым «Газпромом» в Таджикистане, прогнозирует эксперт Роберт Катлер.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG