Доступность ссылок

В советском небе 50 лет тому назад был сбит американский самолет-шпион U-2


Задержанный летчик Гэри Пауэрс в Москве. 22 ноября 1960 года.

Задержанный летчик Гэри Пауэрс в Москве. 22 ноября 1960 года.

Пятьдесят лет назад, 5 мая 1960 года, Никита Хрущев объявил, что был сбит американский самолет U-2. Это послужило причиной нового витка холодной войны. Пилот Гэри Пауэрс был обменен на советского разведчика Рудольфа Абеля.


ТРИУМФ ХРУЩЕВА

50 лет назад, 1 мая, в воздушном пространстве Советского Союза произошло то, чего долго добивался советский лидер Никита Хрущев. Был сбит американский самолет-шпион U-2.

Америка и весь мир 5 мая 1960 года узнали сенсационную новость. Никита Хрущев объявил, что в прошлое воскресенье, 1мая 1960 года, над российской территорией сбит американский самолет-шпион. Официальные лица в Вашингтоне поначалу утверждали, что это был невооруженный исследовательский самолет для изучения погоды, который якобы забрел в советское воздушное пространство по технической ошибке, а режиме автопилота. Однако вскоре власти США признали, что это был самолет-шпион.

Никита Хрущев, один из советских лидеров.
Никита Хрущев сделал свое сообщение на сессии Верховного совета СССР, сопроводив его угрозами, сообщает Русская редакция «Свободная Европа»/Радио «Свобода». «Не летайте вы в Советский Союз! Не летайте вы в социалистические страны! Уважайте суверенитет и знайте границу! Не знаете границу – ударим!» - пригрозил он.

ИНТЕРЕСЫ США В СОВЕТСКОМ НЕБЕ

В 1954 году американская разведка осознала острую нехватку надежных данных о советских наступательных вооружениях, прежде всего о ядерном оружии и средствах его доставки – ракетах, подводных лодках и стратегических бомбардировщиках. Сообщений агентурной разведки было мало.

В ЦРУ возникла идея использовать для сбора информации аэрофотосъемку. Но было бы бессмысленно конструировать самолет, способный летать на высоте, недосягаемой для советских истребителей, если бы не существовало фотоаппарата, способного делать снимки с такой высоты.

Создание самолета-шпиона U-2 – это следствие создания соответствующей камеры. В начале 1950-х годов астроном и оптик Джеймс Гилберт Бейкер и инженер Эдвин Ленд разработали сверхмощную фотокамеру, способную с высоты 18 километров делать снимки с разрешением 76 сантиметров. Иначе говоря, камера видела не только человека, но и ружье у него в руках. Если же опуститься чуть пониже, то и футбольный мяч.

Двигатель сбитого американского самолета, пилотируемого Гэри Пауэрсом. Москва, 16 ноября 1960 года.
Возможности аппарата Бейкера - Ленда в четыре раза превышали разрешение существовавших тогда фотокамер для аэрофотосъемки. В нем использовалась сверхтонкая пленка, которой хватало, чтобы сделать четыре тысячи снимков и покрыть полосу земной поверхности шириной 320 и длиной 3,5 тысячи километров. По тем временам это было техническое чудо.

Эдвин Ленд возглавлял научно-технический совет ЦРУ, а Джеймс Гилберт Бейкер был его членом. В феврале 1955 года президент США Дуайт Эйзенхауэр получил доклад совета с предложением начать работы по созданию нового высотного самолета-шпиона. Самолет U-2 был создан выдающимся авиаконструктором Кларенсом Джонсоном, работавшим в корпорации «Локхид».

Уже в июле 1955 прошли первые летные испытания самолета-шпиона U-2, а 14 июня 1956 года U-2 впервые пролетел над Советским Союзом. Результаты превзошли все ожидания.

Одним из первых за штурвал самолета-шпиона U-2 сел военный летчик Фрэнсис Гэри Пауэрс. До этого он пилотировал стратегический бомбардировщик F-84 и участвовал в войне в Корее.

К тому моменту, когда он вылетел на свое последнее задание, Пауэрс был уже ветераном воздушной разведки. Он совершил 27 полетов над территорией Советского Союза и стран Восточного блока до того, как был сбит 1 мая 1960 года.

По словам Пауэрса-младшего - Фрэнсиса Гэри Пауэрса, программа полетов U-2 имела огромное военно-стратегическое значение для США. По мнению ЦРУ, утверждает Пауэрс-младший, полеты U-2 были весьма успешны. Они продолжались непрерывно в течение четырех лет, с 1956 по 1960 годы. Они предоставили в распоряжение ЦРУ и правительства США вполне надежную информацию о военной силе и слабости Советского Союза.

Фрэнсис Гэри Пауэрс - младший рассматривает обломки самолета, которым управлял его отец. Центральный музей Вооруженных Сил в Москве. 30 апреля 2010 года.
Прямым результатом операций U-2 стала осведомленность президента Дуайта Эйзенхауэра о том, что не существует отставания США от СССР ни в ракетах, ни в бомбардировщиках, что Советский Союз не имеет больше развернутых вооружений, чем США, и это помогло тогдашним переговорам Эйзенхауэра с Хрущевым.

СОВЕТСКИЕ БУМАЖНЫЕ ТИГРЫ

Советские локаторы видели американский самолет-нарушитель, но «достать» его и вынудить сесть не удавалось. В своих воспоминаниях Никита Хрущев пишет: «Как ни форсировали моторы истребителей, мы не могли добраться до этих «летунов», которые летали, как говорится, посмеиваясь над нашими усилиями, наносили нам моральное оскорбление. Это еще больше нагнетало напряженность между нашими странами, доводило нас, как говорится, до белого каления».

Тележурналист Уолтер Кронкайт, освещавший инцидент с самолетом-шпионом U-2, вспоминает: «Начиная с 1956 года президент Дуайт Эйзенхауэр лично санкционировал каждый полет. Он был сполна вознагражден за этот риск. После того как Россия запустила в 1957 году свой спутник, Америку охватил истерический страх в связи с так называемым «разрывом в ракетах». Даже совет при президенте пришел к выводу, что русские обгоняют нас в военном отношении. Но президент знал нечто, чего не знали остальные, даже его собственный совет. Благодаря фотографиям, сделанным U-2, он знал, что тревога по поводу советской военной мощи преувеличена. Эта осведомленность сохранила Америке миллиарды, которые в противном случае были бы напрасно потрачены на гонку вооружений».

Тем не менее и Дуайт Эйхенхауэр, и Никита Хрущев оказались в логической ловушке. Так, президент США Дуайт Эйзенхауэр знал, что «разрыв в ракетах» - миф, но не мог предъявить доказательства. Если бы он это сделал, то лишился бы наиболее эффективного инструмента американской разведки с тех пор, как во время Второй мировой войны были взломаны немецкие шифры. Он решил принять на себя политический удар ради пользы дела.

Советский лидер Никита Хрущев знал о полетах и мог объявить о них, но и он столкнулся с дилеммой. Он не мог публично рассказать о том, что над его страной летают самолеты противника, а его вооруженные силы не в состоянии их сбить.

Таким образом, оба лидера, каждый по своим причинам, должны были хранить эти операции в тайне. Москва отвечала на полеты самолетов-шпионов U-2 дипломатическими нотами (Пекин подобные заявления называл в то время «бумажными тиграми»), но в апреле 1960 года после очередного полета Хрущев сказал на заседании Президиума ЦК КПСС: «Они поступают так для того, чтобы подчеркнуть наше бессилие, отсутствие у нас технических средств противодействий. Поэтому мы вынуждены заниматься лишь протестами дипломатического характера через печать или через ТАСС. Но это только ободряет их в нахальстве. Надо самолеты сбивать!»

ПОСЛЕДНИЙ РАЗВЕДПОЛЕТ ПАУЭРСА

Следующим был Гэри Пауэрс. 1 мая 1960 года он вылетел с базы близ Пешавара, сделал промежуточную посадку на базе «Инжирлик» в Турции, а оттуда взял курс на Урал. Приземлиться он должен был в Норвегии.

Задержанный пилот Гэри Пауэрс. Москва, 16 ноября 1960 года.
Рано утром министр обороны министр обороны СССР маршал Родион Малиновский доложил по телефону Никите Хрущеву о новом нарушении воздушного пространства. Советский лидер подтвердил свой приказ сбить самолет-нарушитель. Над Свердловском самолет Пауэрса был атакован зенитной ракетой С-75 «Двина», разорвавшейся рядом с хвостовой частью машины.

От ударной волны самолет тряхнуло, он потерял управление, у него отвалилась носовая часть и отломились крылья. Пилоту не удалось катапультироваться, а также включить механизм саморазрушения сверхсекретного самолета-шпиона. Однако Пауэрсу удалось спуститься на парашюте и остаться в живых. После приземления он оказался в руках местных властей, которые передали его сотрудникам КГБ, а те доставили в Москву и заключили в Лубянскую тюрьму.

В Вашингтоне знали только то, что Пауэрс не вернулся с боевого задания. Что с ним случилось, оставалось только гадать. 4 мая Национальное агентство по аэронавтике и космическим исследованиям (НАСА) заявило, что 1 мая над озером Ван в Турции пропал без вести самолет, предназначенный для изучения атмосферных явлений на больших высотах.

Перед тем как была потеряна связь с самолетом, пилот якобы успел сообщить о неисправности системы подачи кислорода. Самолет, сообщило НАСА, выполнял сугубо мирную задачу.

Этого и дожидался Никита Хрущев, который на заседании президиума Верховного совета выступил с угрозами в адрес США.

НОВЫЙ ВИТОК ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Советский вождь, однако, умолчал о том, что пилот сбитого самолета остался в живых и захвачен в плен. В Вашингтоне были уверены, что Пауэрс погиб. Официальный представитель госдепартамента Линкольн Уайт повторил версию о мирной миссии. «Вполне возможно, что самолет пролетел значительное расстояние в режиме автопилота и случайно нарушил советское воздушное пространство», - заявил Уайт.

Однако спустя два дня Никита Хрущев объявил, что пилот не только жив, но и дает показания. Линкольну Уайту пришлось изменить версию.

«Разумеется, это не секрет, учитывая нынешнее международное положение, что сбор разведывательной информации практикуется всеми странами. Послевоенная история определенно свидетельствует о том, что Советский Союз не отстает от других в этом отношении», - заявил Линкольн Уайт.

Газета «Правда» 8 мая 1960 года опубликовала большую подборку иностранных откликов на выступление Никиты Хрущева, в котором он сообщил подробности инцидента с самолетом-шпионом U-2.

16 мая в Париже открывался саммит «большой четверки» - Дуайт Эйзенхауэр, Никита Хрущев, премьер-министр Великобритании Гарольд Макмиллан и президент Франции Шарль де Голль должны были обсудить статус Берлина и положение в мире в целом. По прибытии президент Эйзенхауэр сделал оптимистическое заявление в парижском аэропорту Орли. Но глава советской делегации Никита Хрущев был настроен иначе.

На этой первой и последней встрече в Елисейском дворце лидеры США и СССР даже не пожали руки друг другу, ограничившись скупыми кивками. Сразу же после открытия конференции Никита Хрущев попросил слова для заявления. В заявлении он потребовал от Дуайта Эйзенхауэра принести публичные извинения за инцидент с самолетом U-2 и впредь прекратить разведывательные полеты над советской территорией. В противном случае, сказал Хрущев, Москва отзывает свое приглашение президенту США посетить Советский Союз с ответным визитом.

Позже Никита Хрущев напишет в своих воспоминаниях: «Зачитав декларацию, я уселся. Произошло общее замешательство, особенно после фразы, в которой заявлялось, что мы отменяем свое приглашение, если не будут принесены извинения со стороны США, и президент не сможет стать нашим гостем после того, что он допустил в отношении нашей страны. Эйзенхауэр встал с места, его делегация - тоже, и мы разошлись. Не помню, было ли объявлено, что мы соберемся еще раз, или не было. Одним словом, наша декларация сыграла роль бомбы, которая разметала всех по своим комнатам. Круглый стол, который должен был нас объединить, развалился на части».

Никита Хрущев (второй справа) с женой Ниной (слева) и Дуайт Эйзенхауэр (справа) с женой во время официального визита советской делегации в США. Вашингтон, 16 сентября 1959 года.
Президент США Дуайт Эйзенхауэр перед отлетом из Парижа сделал заявление: «Я разделяю разочарование своих коллег тем, что мы не смогли добиться прогресса в смягчении напряженности, которая терзает человечество. Но вместе с тем я разделяю уверенность в том, что мы, западные союзники, благодаря как своим правительствам, так и поддержке своих народов, сплотились сегодня теснее, чем прежде».

Западный мир стал свидетелем нового витка холодной войны. Он выразится в прекращении культурных обменов, которые пробивали в железном занавесе хотя бы маленькую брешь.

ПАУЭРС В ТЮРЬМЕ КГБ

Между тем невольный виновник всех этих дипломатических эксцессов пилот самолета-шпиона U-2 Гэри Пауэрс содержался во внутренней тюрьме КГБ на Лубянке и отвечал на вопросы следователей. Он три месяца находился в одиночном заключении, его допрашивали по 16 часов в сутки.

Первые семь суток после поимки он не сказал на допросах ни слова правды, пытался любыми способами ввести своих следователей в заблуждение и сохранить втайне максимум сведений. Но 5 мая мировой сенсацией стало заявление Никиты Хрущева о том, что они сбили самолет и захватили пилота.

Все крупнейшие газеты опубликовали статьи об инциденте с комментариями по поводу его политических последствий. Одна из этих газет, «Нью-Йорк таймс», сообщила, где Пауэрс проходил подготовку и что за самолет сбили русские.

По словам Пауэрса-младшего, один из следователей КГБ пришел в камеру к его отцу с газетой в руках, сунул ему статью в лицо и заорал: «Ты нам врал! Ты говорил, что проходил подготовку в Аризоне, а «Нью-Йорк таймс» пишет, что тебя готовили в Неваде, на Объекте-51. Рассказывай все, что знаешь, – все равно американские газеты расскажут вместо тебя!»

Объект-51, или Зона-51, - совершенно секретный полигон близ озера Грум в Неваде. Именно там проходило первое летное испытание самолета-шпиона U-2.

По словам Пауэрса-младшего, его отец оказался между молотом и наковальней. «Если он расскажет все - он разгласит государственную тайну. Если будет лгать и обман раскроется - его приговорят к смертной казни за шпионаж. Он решил говорить правду в тех случаях, когда информацию можно было перепроверить по газетам. Он лгал им о том, чего они никак не могли выяснить по открытым источникам», - говорит Пауэрс-младший.

Когда был сбит Пауэрс, Эйзенхауэр солгал американскому народу и всему миру. Хрущев одержал крупную пропагандистскую победу, сумел привести Соединенные Штаты в замешательство, показать, что они шпионят. Пауэрс оказался посреди скандала и пошел под суд, который продолжался три дня.

ДА ЗДРАВСТВУЕТ СОВЕТСКИЙ СУД?

17 августа 1960 года в Колонном зале Дома союзов открылся судебный процесс над Фрэнсисом Гэри Пауэрсом. Американские средства
Американский пилот Фрэнсис Гэри Пауэрс (справа) слушает приговор суда. Москва, 20 августа 1960 года.
информации получили возможность освещать событие, живо напомнившее многим московские процессы 1936–1938 годов.

В московском Доме союзов, где в 1930-е годы проходили политические судебные процессы, отец пилота Фрэнсиса Пауэрса присутствовал на тщательно срежиссированном суде над пилотом самолета-шпиона U-2. Приехали также жена Пауэрса и его мать. Но никому из них не позволили поговорить с ним. Отрезанный от внешнего мира, он стал главным героем судебной драмы, сценарий которой имел целью обличить политику Соединенных Штатов.

К этому моменту Пауэрс провел в заключении во внутренней тюрьме КГБ три с половиной месяца и дал показания следователям. Впоследствии его обвиняли в разглашении военных секретов.

По словам Пауэрса-младшего, приказы, которые имел его отец на случай поимки, не давали детальных инструкций. Он спрашивал, что он должен делать, оказавшись в плену, и ответ был: «Можете говорить им все – они все равно добьются от вас этой информации».

Все были уверены в том, что захваченного пилота будут пытать. Как оказалось впоследствии, советские чекисты не применяли физических пыток к нему. Его допрашивали в течение 30 суток, во время допросов в глаза ему был направлен яркий луч света, ему не давали спать и все время пытались подловить на каверзных вопросах, но физического насилия не было.

Инструкция, которую получил от ЦРУ Гэри Пауэрс, гласила, что в плену он должен демонстрировать желание сотрудничать. Ему разрешалось заявить, что он работает на ЦРУ, собирает разведданные при помощи аэрофотосъемки. Ему не разрешалось раскрывать какую бы то ни было информацию об оборудовании самолета, имена других летчиков, кодовые номера операций, технические характеристики самолета. Иначе говоря, ему было приказано демонстрировать желание к сотрудничеству, но не раскрывать всех секретов.

С точки зрения американского правосудия, в судебном следствии не было необходимости, коль скоро обвиняемый признал себя виновным. В США в этом случае суд сразу переходит в стадию вынесения приговора. Но Москве было важно превратить суд в пропагандистское мероприятие.

После первого дня суда журналисты попросили президента США Дуайта Эйзенхауэра прокомментировать поведение Пауэрса, но президент отказался это сделать – он сказал, что его комментарии вряд ли помогут летчику. Он, однако, сделал следующее заявление.

«Когда мы публично признали, что U-2 принадлежит нам и что он выполнял разведывательное задание, это означало, что мы делаем то, что в современном мире является единственной возможностью собрать информацию о закрытом обществе, о стране, которая постоянно угрожает нам своей военной мощью, похваляется своими возможностями и так далее. Это ни в коей мере не суд над Соединенными Штатами. Если они желают сказать, что они судят меня, это их право. Но судить таким образом Соединенные Штаты – это просто очередной пропагандистский ход, искажающий факты в соответствии с их собственной линией обвинения», - заявил президент США Дуайт Эйзенхауэр.

Президент США Эйзенхауэр назвал несостоятельными попытки превратить суд в орудие внешней политики. «Они пытаются сказать, что разоблачают Соединенные Штаты в глазах мирового общественного мнения. Я полагаю, что у них нет для этого никаких оснований. Количество шпионов, которых поймали мы, факты подкупа и подрывной деятельности, доказанные во всем мире, лишают юридической силы любые обвинения такого сорта», - заявил президент США.

Но режиссеры политически окрашенного судебного спектакля твердо держались своей линии. Тактика главного государственного обвинителя Романа Руденко выдавала в нем прокурора сталинской эпохи, а заключительная речь обвинителя была больше похожа на выступление на митинге.

Она начиналась такими словами: «Настоящий судебный процесс над американским летчиком-шпионом Пауэрсом разоблачает преступления, совершенные не только лично подсудимым Пауэрсом, но и до конца вскрывает преступные агрессивные действия правящих кругов США - истинных вдохновителей и организаторов чудовищных преступлений, направленных против мира и безопасности народов».

Не уступала ей своим гневным пафосом и речь адвоката Гринева. Он сказал: «Я буду прав, если скажу, что дело Пауэрса имеет международное значение, поскольку на скамье подсудимых, помимо Пауэрса, одного из исполнителей вероломного и агрессивного акта против Советского Союза, должны сидеть и незримо присутствовать здесь, на скамье подсудимых, его хозяева: Центральное разведывательное управление во главе с Алленом Даллесом и американская военщина, а вместе с ними и все те темные, агрессивные силы, которые стремятся к развязыванию новой мировой войны».

«МЕРТВЫЙ СЕЗОН»

Фрэнсис Гэри Пауэрс был приговорен к 10 годам тюрьмы. Но в итоге он провел в заключении 21 месяц. После суда он поддерживал связь с американским посольством по почте. Раз в месяц они присылали ему передачу – мясные консервы, сигареты, кофе, письменные принадлежности и другие предметы в этом роде. Но личных контактов с дипломатами у него не было, только почтовое сообщение.

Гэри Пауэрс не знал, что представители Соединенных Штатов и Советского Союза обсуждают возможность его обмена на Рудольфа Абеля – этим именем назвался при аресте советский резидент-нелегал в Нью-Йорке Вилли Фишер. Он был арестован в 1957 году и приговорен к 30 годам тюрьмы.

Обмен состоялся 10 февраля 1962 года на мосту, соединяющем Берлин и Потсдам. Это была первая в истории холодной войны операция такого рода. Впоследствии обмены вошли в регулярную практику.

Обмен американского летчика-разведчика Гэри Пауэрса на советского разведчика-нелегала Рудольфа Абеля впоследствии стал творческой основой для создания советского фильма «Мертвый сезон».

РЕАБИЛИТАЦИЯ ПАУЭРСА В США

Фрэнсис Гэри Пауэрс вернулся в США, но родина встретила его неприязненно. По словам Пауэрса-младшего, в советской тюрьме у его отца не было возможности читать западную прессу. Поэтому он не имел ни малейшего представления обо всех тех спорах, которые окружали его дело, и о негативных комментариях в газетах. Когда он вернулся домой в Америку, он был потрясен статьями, утверждавшими, что он дезертировал, что он посадил самолет в полной исправности, что он выболтал русским все, что знал, что он не выполнил приказа покончить жизнь самоубийством.

«Все эти утверждения были полуправдой, неправдой, слухами и домыслами», - утверждает Пауэрс-младший. После возвращения в Соединенные Штаты Гэри Пауэрс снова оказался под следствием, но теперь уже американским. Гэри Пауэрс дал подробные показания ЦРУ, представителям военно-воздушных сил.

В марте 1962 года он предстал перед сенатским комитетом по делам вооруженных сил. В комитет входили Прескотт Буш - дед президента Буша-младшего, Барри Голдуотер от Аризоны и сенатор Рассел. Эти сенаторы и их коллеги сняли с него все обвинения и пришли к выводу, что перед ними «достойный молодой человек, который действовал отлично в опасных обстоятельствах».

Гэри Пауэрс был полностью реабилитирован и оправдан. Однако слухи и домыслы продолжали циркулировать. По словам Пауэрса-младшего, потребовалось значительное время, чтобы память о его отце заняла достойное место. Только в 2000 году Фрэнсис Гэри Пауэрс-младший получил отцовские награды. Среди них почетный Крест ВВС, медаль военнопленного и медаль директора Центрального разведывательного управления.

Фрэнсис Гэри Пауэрс погиб 1 августа 1977 года в возрасте 48 лет при тушении лесных пожаров в Калифорнии. На обратном пути у его вертолета кончилось горючее, и он разбился в нескольких километрах от ближайшего аэродрома. Фрэнсис Гэри Пауэрс похоронен как национальный герой на Арлингтонском кладбище.

ПАУЭРС-МЛАДШИЙ В МОСКВЕ

В эти дни в Москве гостит Фрэнсис Гэри Пауэрс, основатель вашингтонского Музея холодной войны и сын американского летчика Гэри Пауэрса, чей самолет-шпион U-2 «Локхид» был сбит в небе над Свердловском 1 мая 1960 года.

Сам Фрэнсис родился спустя пять лет после этого международного инцидента, когда Гэри Пауэрс, отсидев за шпионаж два года в советской тюрьме, был обменян в Берлине в феврале 1962 года на резидента КГБ в США Рудольфа Абеля. Однако эта история впоследствии побудила сына американского летчика создать в 1996 году на бывшей военной базе в Вирджинии, в 40 милях от Вашингтона, Музей холодной войны.

«Я очень рад оказаться в эти дни в Москве по приглашению моих коллег – работников музеев, – сказал в интервью Русской службе «Голоса Америки» Фрэнсис Пауэрс. – Вместе мы можем многое сделать, чтобы сохранить объективные факты того времени и помочь не допустить, чтобы в будущем наши страны и народы вновь оказались на пути конфронтации».

Этой теме была посвящена и научная конференция, которая прошла в Центральном музее вооруженных сил Российской Федерации. На ней ведущие сотрудники из различных московских музеев рассказали о своих исследованиях, посвященных событиям той эпохи. В том числе – о малоизвестных или забытых фактах.

Например, о том, что первоначально американский самолет-нарушитель планировалось сбивать не новым зенитно-ракетным комплексом С-75, а высотным перехватчиком Су-9, который в то время находился «на перегоне» на свердловском аэродроме Кольцово. Однако на данном заводском образце не было в тот момент ракетного вооружения. И тогда советскому летчику был поставлен приказ: таранить американский самолет-разведчик, летевший на высоте более 20 тысячи метров. К счастью, – сейчас уже на конференции говорилось именно так – этот приказ не был выполнен. Радиолокационная станция не смогла навести перехватчик точно на цель, а топлива хватило только на один заход.

Но без человеческих жертв в тот трагический день все-таки не обошлось. Уже после того, как U-2 был сбит ракетой С-75 на «догонном курсе» (что в принципе и спасло американскому пилоту жизнь), в небо поднялись еще два советских истребителя МиГ-19. Самолеты, поднятые вопреки запрету полетов в боевых зонах, оказались мишенями для собственных средств противовоздушной обороны. Ракетой С-75 один из истребителей был уничтожен. Летчик, старший лейтенант Сергей Сафронов, погиб.

В Москве произошла встреча Пауэрса-младшего с конструктором зенитно-ракетного комплекса С-75, которым был сбит Пауэрс-старший, - Карлом Альперовичем. Они при встрече пожали друг другу руку и обменялись теплыми приветствиями.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG