Доступность ссылок

Месячный оклад учителя иногда можно заработать за день, но для этого приходится ходить по поезду без еды и воды целый день, говорит одна из торговок.

Группа женщин, вошедшая на станции Актобе в пассажирский поезд №18, следующий маршрутом «Москва-Бишкек», до позднего вечера ходила из вагона в вагон, продавая рыбу. Рыба была нанизана через глаза на бечевки и переброшена через руку женщин.

Продавщицы рыбы начинают кричать громче, когда подходят к купе с закрытыми дверями.

– Рыба. Покупайте рыбу. Копченая рыба! – говорят они на казахском и русском языках.

ОДИН САЗАН – ПОЛТОРЫ ТЫСЯЧИ ТЕНГЕ

В основном женщины торгуют жерехом. Иногда встречаются караси и сазаны.

Молодой кыргыз, всю дорогу пивший пиво, поинтересовался ценой рыбы. Торговка в годах, с позолоченными зубами, за копченого сазана длиной в 50 сантиметров запросила сумму в полторы тысячи тенге. Как только женщина поняла, что покупателю цена показалась высокой, тут же продала ему за тысячу тенге двух жерехов, куда меньших по размеру, чем сазан, сказав, что самая лучшая рыба – эта.

– Мой российский работодатель в выходные дни ходит на рыбалку и любит коптить рыбу. Мне приходилось много раз помогать ему в этом. Он говорил, что хорошо прокопченная рыба должна иметь насыщенный золотистый цвет. Нельзя сказать, что корочка этой рыбы неровная, она однородная, - сказал парень, представившийся Таалайбеком.

Молодая женщина, сидевшая рядом с Таалайбеком, прикрывала нос платочком и морщилась.

– В дороге стараюсь ничего не покупать. Никто ведь не знает, кто и в каких условиях готовил эту рыбу. Вообще нужно запретить торговать в поезде кому попало, - сказала молодая женщина, которая часто мыла с мылом свои руки и своему сыну школьного возраста.

РАБОТА ДЛИНОЮ В 22 ЧАСА

Смуглая молодая казашка с изрезанными руками говорит, что не от хорошей жизни вынуждены ходить по поездам. По ее словам, руки ее изрезаны щукой.

– Копченая щука изрежет все руки. Носить ее с собой – это мука. У меня было около десяти щук, которые я везла с Арала. Еле закончились, – сказала женщина по имени Айжан и расположилась на одном из раскладных стульев напротив купе.

«Выбилась из сил», - сказала Айжан и не изъявила желания говорить с корреспондентом Азаттыка.

Вид на железнодорожную станцию Актобе. 12 декабря 2012 года.

Вид на железнодорожную станцию Актобе. 12 декабря 2012 года.

Энергичная женщина постарше, со смеющимися глазами, представилась как Насипа, Насипа Алибекова. По ее словам, она долгие годы работала санитаркой в больнице в городе Аральск Кызылординской области.

–Поскольку у меня много детей, я вышла на пенсию в 1998 году. Моя пенсия не достигает даже 30 тысяч тенге. Себя одну я как-то прокормила бы. Но у меня на руках еще трое детей моего сына. Заработной платы снохи и сына не хватает даже на пропитание. А запросы внуков растут день ото дня. Достигнув возраста пророка, хожу туда-сюда по поезду из-за внуков, –говорит 64-летняя Насипа Алибекова.

Уже много лет, как Насипа преодолевает на поезде 22-часовой путь от Аральска до Актобе и обратно.

– Как вышла пенсию, моя основная деятельность – эта. Раньше выходила к поезду между работой, – сказала она.

По словам Насипы, в Аральске сложно найти работу. Особенно ей жаль молодежь, которая не может найти себе применения.

– Одна из двух моих дочерей получила педагогическое образование. Она нашла работу на полставки. Но затем бросила работу учителя, сказав, что эти 10 тысяч тенге она заработает за день торговли рыбой между Аральском и Актобе. Она тоже на этом поезде, - говорит Насипа.

«РЫБА ИЗ ИРГИЗА, РЕКЛАМА- АРАЛЬСКАЯ»

Насипа и другие торговки рыбой добираются до Актобе на поезде, следующем по направлению «Ташкент- Харьков». На обратном пути для них удобен поезд №18 «Москва-Бишкек».

Рыба, пойманная в реке Иргиз. Фото Динары Танирбергеновой.

Рыба, пойманная в реке Иргиз. Фото Динары Танирбергеновой.

– Кыргызы и узбеки хорошо осведомлены в вопросах торговли. Поэтому, наверное, проводники кыргызских и узбекских поездов никогда нам не препятствуют. Если говорить о местных поездах, то мангистауские проводники хорошие. Иногда, не доезжая до Актобе, мы сходим на станции Кандыагаш и садимся на мангистауский поезд, следующий в Алматы, - сказала Насипа Алибекова.

На вопрос корреспондента Азаттыка, не дорога ли ваша рыба, Насипа обиделась.

– Дорогая, после того, как море отдалилось от своих берегов на сотни километров, в Аральске рыбы нет. Мой сын на своей старой машине эту рыбу возит из Иргиза, из Актюбинской области. Иргиз ближе к Аральску, чем к Актобе. Чтобы как-то выжить, покупателям приходится говорить, что рыба - аральская. Это все равно, что выдавать бязь за хорошую ткань. Ведь есть затраты на дорогу от Иргиза до Аральска, затем рыбу нужно искусно разделать, прокоптить на щепках. К тому же без еды и воды целый день ходим по поезду. Почему такая рыба должна быть дешевой? – говорит Насипа Алибекова.

Она и многие другие, кто промышляет такой торговлей, относятся к числу самозанятых. Официально они не являются безработными. Сегодня в Казахстане, по данным статистического агентства, число самозанятых составляет 2 миллиона 700 тысяч человек. Как признаются в правительстве, эти люди остаются в стороне от множества социальных проблем страны, не копят пенсионные средства и не имеют возможности улушать свое общественное положение.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG