Доступность ссылок

Цена выхода Казахстана из кризиса - до сих пор она неизвестна


Пропагандистский билборд с цитатой президента Нурсултана Назарбаева. Алматы, май 2009 года.

Пропагандистский билборд с цитатой президента Нурсултана Назарбаева. Алматы, май 2009 года.

Газета The Financial Times в недавней статье «Уроки Казахстана» дала положительную оценку действиям властей Казахстана по спасению банковской системы в период мирового финансового кризиса. Так ли это на самом деле?


НЕ ПО САНКЦИИ ЛИДЕРА НАЦИИ

С самого начала руководство Казахстана уверяло, что мировой финансовый кризис не может затронуть экономику страны. Президент Нурсултан Назарбаев длительное время опровергал слухи о приближающемся в Казахстане финансовом кризисе. Доводы эти строились на накопленных в достаточном количестве ресурсах, способных якобы спасти экономику страны.

Однако спад производства по всему миру привел к спаду цен на сырье и материалы и дальнейшему углублению финансового кризиса. 10 ноября 2007 года, предчувствуя наступление полномасштабного кризиса, между правительством Казахстана, Национальным банком и агентством по финансовому надзору (АФН) был подписан меморандум по вопросам финансовой стабильности.

В меморандуме указано: «Финансовая стабильность определяется как отсутствие диспропорций в экономике, которые могут привести к
Финансовая стабильность определяется как отсутствие диспропорций в экономике, которые могут привести к последующей негативной коррекции финансовых рынков, возникновению системного кризиса и неспособности финансовых институтов обеспечить бесперебойное функционирование финансовой системы, а также поддерживать деловую активность реального сектора экономики.
последующей негативной коррекции финансовых рынков, возникновению системного кризиса и неспособности финансовых институтов обеспечить бесперебойное функционирование финансовой системы, а также поддерживать деловую активность реального сектора экономики».

Власти осознали наличие проблемы, вместе с тем медлили с принятием решений. Когда же - к концу 2008 года - практически не осталось времени на срочные меры, власти Казахстана начали действовать.

«САМРУК» - ФОНД ОТПУЩЕНИЯ

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 13 октября 2008 года подписал постановление о создании фонда «Самрук-Казына». Данное решение вызывает как минимум удивление: задача вывода казахстанской экономики из кризиса была возложена на фонд, а не на структуры, которые, казалось бы, должны напрямую заниматься этим, - на правительство вкупе с многочисленными министерствами и агентствами.

На фонд «Самрук-Казына» возложили нижеследующие ключевые задачи: реализация антикризисной программы в целях стабилизации экономики, содействие диверсификации и модернизации национальной экономики, повышение эффективности деятельности принадлежащих фонду компаний.

Правительством совместно с Национальным банком и агентством по финансовому надзору 25 ноября 2008 года был принят план по стабилизации экономики и финансовой системы страны.

Основным оператором от правительства по реализации плана стабилизации выступает опять-таки фонд «Самрук-Казына». Для этих целей правительством была осуществлена дополнительная капитализация фонда на сумму 607,5 миллиарда тенге. Кроме того, фонд «Самрук-Казына» и холдинг «КазАгро» осуществили заимствования из фонда путем выпуска облигаций на сумму четыре миллиарда долларов и один миллиард долларов соответственно.

МИТИНГИ ИПОТЕЧНИКОВ КАК ПРЕДТЕЧА БУРИ

Как известно, Казахстан - одна из первых стран СНГ, чья экономика сразу же ощутила на себе влияние мирового финансового кризиса. Кризис затронул казахскую банковскую систему - самый слабый на тот момент сектор экономики, а затем и рынок недвижимости. Если в США финансовый кризис был вызван невозвратом жилищных кредитов неблагонадежными заемщиками, то в Казахстане - оттоком иностранного капитала.

Дольщики, вложившие деньги в невыгодные жилищные объекты, проводят голодовку. Алматы, 20 января 2009 года.
Дело в том, что из-за проводимой в течение нескольких лет казахскими банками агрессивной кредитной политики в страну сначала шел поток внешних заимствований. Причем казахстанские банки свою ликвидность строили именно на внешних займах. Агентство Moody’s в середине 2007 года оценило внешний долг казахстанских банков на сумму 40,7 миллиарда долларов, что составляет больше половины всех имеющихся обязательств.

В начале 2000-х годов не очень-то богатые слои казахстанцев, увидев соломинку в решении жилищной проблемы, стали массово использовать ипотеку. Естестственно, в условиях начавшегося мирового кризиса иностранные кредиторы потребовали досрочного взыскания кредитов с казахстанских банков.

На внутреннем рынке казахские банки вынуждены были сократить объемы кредитования. Это стало причиной сокращения производственной деятельности предприятий, малого и среднего бизнеса, спада потребительской активности населения. А там и мыльный пузырь рынка недвижимости лопнул. Понабравшие ипотек с космическими ценами граждане дорогого в буквальном смысле слова города Алматы остались у разбитого корыта.

Самые активные граждане – появился даже термин «ипотечники» - осенью 2008 года начали митинги перед главными офисами крутых алматинских банков. Мало кто догадывался, что вслед за этими отрежиссированными митингами вскоре полетят головы главных банкиров. Кое-кто из ведущих банкиров чувствовал не только аврал своего банка, но и крах своей карьеры в Казахстане. Например, председатель правления банка «Банк ТуранАлем» Роман Солодченко еще осенью 2008 года выходил к пикетчикам и вел с ними переговоры. В марте 2009 года Роман Солодченко уже выводил первые строчки своего эмигрантского блога, едва спасшись от ареста в Лондоне.

Бывший глава «Банка Туран Алем» Мухтар Аблязов и вовсе развернул вторую фазу своей оппозиционной деятельности, заявляя попутно, что спасать БТА банк необходимости не было, что под флагом кризиса банк просто отбирали в пользу самых высших руководителей Казахстана. И опять-таки власти находили все это враньем и попыткой уйти от ответственности.

ЦЕНА СТАБИЛЬНОСТИ

По плану правительства, а в 2008 году только фонду «Самрук-Казына» на стабилизацию финансового сектора было выделено 486 миллиардов тенге (около четырех миллиардов долларов), а на развитие жилищного сектора, тесно связанного с банковским сектором, 360 миллиардов тенге (около трех миллиардов долларов).

Средства на стабилизацию финансового сектора должны были быть размещены фондом «Самрук-Казына» в Альянс банке, БТА банке, Казкоммерцбанке, Народном банке Казахстана, то есть в самых крупных системообразующих банках страны. Часть средств по плану предусматривалась для выкупа простых акций банков, другая часть - на кредитование экономики.

Тем временем кризис банковской системы углублялся. Резкий отток иностранного капитала тут же сказался на ослаблении тенге. Вскоре после критики президентом Казахстана банковской системы, 2 февраля 2009 года, фонд «Самрук-Казына» выкупил 78,14 процента акций БТА банка.

Национальный банк объявил 4 февраля 2009 года о девальвации тенге на 25 процентов. Фонд «Самрук-Казына» 27 марта того же года выкупил 20,9 процента простых акций Народного банка Казахстана на сумму 26,9 миллиарда тенге, а 29 мая осуществил покупку привилегированных акций на сумму 33,049 миллиарда тенге. Фонд «Самрук-Казына» 15 мая купил простых акций Казкоммерцбанка в размере 21,2 процента на сумму 36 миллиардов тенге. Фонд «Самрук-Казына» выкупил 31 декабря 100 процентов простых и привилегированных акций Альянс банка.

Одновременно, кроме покупок акций, осуществлялось крупное вливание финансовых средств в указанные банки для финансирования реального сектора экономики.

Словом, весь 2009 год у властей прошел под знаком спасения банковской системы от банкротства и краха всей экономики. На антикризисную программу из фонда «Самрук-Казына» было использовано 10 миллиардов долларов, а на поддержку курса тенге Национальный банк потратил около 6 миллиардов долларов.

Кроме того, не надо забывать и о реструктурированных долгах банков, которые предстояло (и все еще предстоит) выплачивать. До сих пор неизвестно, в какую копеечку обошлось это спасение, какой урон понесла экономика от резкого повышения цен, инфляционных процессов и какой ущерб понесло население от девальвации тенге.

МАРЧЕНКО РАЗМЫЛ СВОЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

«В нынешнем кризисе нет вины политического руководства государства и правительства. Он пришел извне, из-за океана... Я был поражен, узнав о том, что, к примеру, в отдельные месяцы треть сотовых телефонов в Казахстане покупалась на потребительские кредиты. Зачем? Неужели дорогой телефон - это предмет первой необходимости?» - цитирует агентство "Интерфакс-Казахстан" мнение председателя Национального банка Григория Марченко

Я был поражен, узнав о том, что, к примеру, в отдельные месяцы треть сотовых телефонов в Казахстане покупалась на потребительские кредиты. Зачем? Неужели дорогой телефон - это предмет первой необходимости.
Вот и я поражен, что подобное говорит не кто иной, а председатель Национального банка, член правления АФН, человек с чьим именем связано создание банковской системы Казахстана. Согласен, может быть, вину политического руководства страны еще можно оспорить, но вот вина правительства и в первую очередь председателя Национального банка с председателем АФН очевидна.

Куда же смотрели бывший председатель Национального банка Анвар Сайденов, руководитель (и его замы) ведомства, по закону призванного отвечать за стабильность цен, на который возложена обязанность по осуществлению валютного регулирования и валютного контроля? Ведомства, обязанного содействовать обеспечению стабильности финансовой системы в стране. Да и Елена Бахмутова, ранее работавшая начальником департамента финансового надзора Национального банка, затем заместителем АФН (а с января 2008 года возглавила агентство), также оказалась не на высоте.

Все дело в том, что в Казахстане с созданием мегарегулятора и надзора за финансовым рынком и финансовыми организациями в лице АФН, инициатором создания которого и был Григорий Марченко, Национальный банк передал часть своих наиболее стратегически важных полномочий по надзору вышеупомянутой организации. Зачем? Чтобы избежать ответственности или?.. Причем обе организации находятся в прямом подчинении президента Казахстана. Вот и получилось как в той поговорке: «У семи нянек дитя без глазу».

И все-таки Национальный банк Казахстана (в случае с Казахстаном - вместе с АФН) должен был отслеживать состояние ликвидности банков, куда и на какие цели используются иностранные займы. Для этого имеются многочисленные отчеты, бухгалтерские балансы, движение средств на корреспондентских счетах. На этом стоит банковская система, это их прямая обязанность.

К примеру, на сайте Центрального банка России (кстати, я свободно зашел на него) ежедневно дается информация о банковской ликвидности, об остатках средств на корреспондентских счетах и другая информация по итогам дня. Заметьте, ежедневно. Как ни странно, Национальный банк Казахстана не практикует подобный метод мониторинга состояния ликвидности банков. По крайней мере этого не делается как, например, в Центробанке России.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG