Доступность ссылок

Берлинская стена упала 20 лет назад, но декоммунизация потребует много времени


Восточногерманские пограничники сносят часть стены в Берлине. 11 ноября 1989 года.

Восточногерманские пограничники сносят часть стены в Берлине. 11 ноября 1989 года.

В 1989 году в Восточной Европе были свергнуты диктаторские режимы, но декоммунизация на постсоветском пространстве не закончилась. В странах Центральной Азии продолжается подавление оппозиции и засилье коррупции.

ПРОРЫВ К СВОБОДЕ

У падения коммунизма в Европе 20 лет тому есть своя точка отсчета. Это случилось 12 июня 1987 года во время выступления тогдашнего президента Соединенных Штатов Рональда Рейгана на площади у Бранденбургских ворот в Берлине. Именно тогда он произнес свои знаменитые слова, которые не раз еще будут вспоминать в будущем.

«Генеральный секретарь Горбачев! - воскликнул Рейган перед берлинцами. - Если вы стремитесь к миру, если вы жаждете процветания Советского Союза и восточной Европы, если вы желаете либерализации - тогда придите сюда, к этим воротам. Мистер Горбачев, откройте эти ворота. Мистер Горбачев, разрушьте эту стену!»

Советский лидер Михаил Горбачев (слева) обнимает коммунистического лидера Восточной Германии Эриха Хонеккера на 11-м съезде Социалистической единой партии Германии. 17 апреля 1986 года.
В тот самый месяц – июнь - Михаил Горбачев презентовал свои политические и экономические реформы, известные под названием «перестройка и гласность» и поначалу призванные вдохнуть вторую молодость в коммунистическую партию.

Руководители стран Восточной Европы тогда начали осознавать, что они не могут рассчитывать на советские танки в подавлении оппозиции в своих странах.

Оглядываясь назад, на период 20-летней давности, Михаил Горбачев в интервью Радио Свобода сказал, что не испытывает сожаления по поводу его личных решений, как и решений других советских руководителей в то время. При этом Горбачев отметил, что его решения были сделаны в интересах России, немцев, Европы и всего мира.

«Люди в России спрашивают меня, как я мог отдать все. А что я отдал? И когда я отвечаю, то люди не знают, что сказать. Что я отдал? Польшу – полякам. Чехословакию – чехам и словакам. И так далее. Но то, что советский блок исчез, облегчило жизнь и для нашей страны», - подытожил Михаил Горбачев.

Восточногерманский коммунистический режим дал трещину в мае 1989 года. Последним толчком было решение Венгрии открыть брешь в железном занавесе и разрешить десяткам тысяч восточных немцев проникнуть на венгерскую территорию.

Тысячи немцев нашли тогда убежища в западногерманских посольствах в Будапеште, Праге и Варшаве. Потоки беженцев из Восточной Германии увеличились после того, как 10 сентября 1989 года Венгрия дала официальное разрешение беженцам двигаться на Запад. Чехословакия и Польша вынесли подобное решение в октябре.

Есть еще одна дата, которую многие считают ключевой в мирной революции восточных немцев. Это – 9 октября 1989 года. В тот день восточногерманская полиция отказалась от планов силового разгона массовых мирных демонстраций в Лейпциге.

Незадолго перед этим Михаил Горбачев посетил Восточную Германию в стремлении склонить неуступчивого коммунистического правителя Эрика Хонеккера к перестроечным реформам.

Но ежедневные миллионные демонстрации протестов в Лейпциге и Восточном Берлине сделали свое дело – дни Хонеккера во главе страны были сочтены. Он объявил о своей отставке 18 октября.

На этом протесты не прекратились, как и не остановился поток беженцев из Восточной Германии в Западную. Восточногерманское правительство 9 ноября открыло границы страны с Западной Германией. Так пала Берлинская стена. И в течение последующего года Восточная и Западная Германии воссоединились.

ПАДЕНИЕ ТОТАЛИТАРНЫХ РЕЖИМОВ

Падение Берлинской стены стало шоком для всего восточного коммунистического блока, где прежние режимы распадались один за одним про принципу домино.

Болгарский диктатор Тодор Живков, правивший страной 35 лет, ушел в отставку через день после того, как были открыты проходы в Берлинской стене. Это было что-то вроде дворцовой революции, отстранившей от власти диктатора благодаря реформистскому крылу болгарской Компартии.

В Чехословакии оппозиция коммунистической системе действовала с некоторым опозданием по сравнению со своими соседями. Но как только перемены наступили в Праге, бархатная революция быстро распространилась по всей стране, демонтировав авторитарный режим.

Решительное наступление оппозиции произошло 17 ноября, когда силы безопасности старого режима жестоко расправились со
Cтуденты зажигают свечи в знак поддержки Вацлава Гавела на пост президента Чехии. Прага, 17 ноября 1989 года.
студенческой демонстрацией в Праге.

Буквально на следующий день был организован Гражданский форум, в который вошли многие интеллектуалы-диссиденты, участники так называемой «Хартии-77». Этот документ, бросавший вызов коммунистическому режиму Чехословакии за нарушения прав человека, был создан еще в самый разгар диктатуры в 1977 году.

Завершением бархатной революции было избрание президентом Чехословакии в декабре 1989 года Вацлава Гавела, главы Гражданского форума, известного диссидента, члена «Хартии-77», драматурга.

В отличие от бархатной революции события в Румынии были достаточно кровавыми. Более тысячи человек погибли в столкновениях с силами безопасности прежде, чем последний коммунистический диктатор в Восточной Европе, Николае Чаушеску, был лишен власти.

Открытый показательный суд над Чаушеску и его женой состоялся 25 декабря 1989 года. Им были предъявлены многочисленные обвинения, начиная от приобретения незаконных богатств до убийств тысяч людей до и во время революции. Они получили высшую меру наказания, и приговор был приведен в исполнение расстрельной командой в тот же Рождественский день 25 декабря.

Последующее падение коммунизма не прошло безжертвенно для остальной части охваченных диктатурой территорий. В каких-то странах восторжествовали идеи национальной идентичности, и это способствовало развалу Югославии и Советского Союза.

Развал сопровождался яростными столкновениями на Балканах, Кавказе и в Центральной Азии. Отголоски всех этих жестоких событий проявляются и до сегодняшнего дня.

ОСУДИТЬ КОММУНИЗМ

Один из лидеров студенческих антикоммунистических движений в Чехословакии - Мартин Мейстрик предлагает свое понимание того, что в действительности в конце концов произошло.

Демократы 20 лет тому назад приложили все усилия, чтобы объявить коммунистическую диктатуру вне закона. Как будто бы была установлена демократическая система, основанная на верховенстве закона. Сверху были озвучены обещания судить тех, кто служил диктатуре и кто совершил очевидные преступления.

В какой только из постсоветских стран это не слышали соотечественники от своих новоявленных руководителей? Но как раз именно этого, по мнению Мартина Мейстрика, и не случилось.

Вместо этого демократы сели рядом с бывшими рецидивистами в парламентах, в правительствах и в университетах. Частные, получастные и государственные фирмы были наводнены бывшими агентами спецслужб либо коммунистическими бюрократами.

И получилось, что демократы старались построить демократическую и рыночную экономику вместе с бывшими партийными товарищами. Отсюда и возникли известные всем посттоталитарным странам манипуляции с выборами, давление на своих оппонентов, коррупция. Не это ли сегодня наблюдается и в Центральной Азии, и в России, и на Кавказе?

Как член чешского сената с 2002 по 2008 год, Мартин Мейстрик был одним из инициаторов процесса декоммунизации чешского общества.

В результате верхняя палата чешского парламента одобрила свод положений, запрещающих поощрение и рекламирование коммунизма в тех же нормах и стандартах, которыми наложен запрет на стимулирование нацизма. Чешский сенат также добивался запрета коммунистической символики по примеру запретов на распространение нацистских символов.

Под эгидой чешского сената состоялась международная конференция под названием «Совесть Европы и коммунизм». Участники конференции приняли Пражскую резолюцию с призывом осудить коммунизм так же всеобъемлюще, как был осужден нацизм.

По убеждению Мартина Мейстрика, политики начинают понимать, что декоммунизация – это проблема не только для чехов, поляков, венгров или румын. Это, в конце концов, становится вопросом глобального масштаба.

В этой связи Мартин Мейстрик приходит к такому выводу:

«20 лет политической деятельности меня убеждают, что мы еще должны ждать какое-то время, когда сбудутся мечты 1989 года, – мечты жить при нормальной демократии. Я думаю, пройдет еще 20 лет. Некоторые увидят это. Но многие из тех, кто пламенно верили в 1989 году, уже этого не увидят».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG