Доступность ссылок

Просьба Танкова вызвала дискуссию о поборах на ремонт тюрем


Подсудимый юрист Евгений Танков выступает в суде с последним словом. Караганда, 23 июля 2014 года.

Подсудимый юрист Евгений Танков выступает в суде с последним словом. Караганда, 23 июля 2014 года.

Заключенный юрист из Караганды Евгений Танков просит родственников купить ему для ремонта барака два плафона, два мешка шпаклёвки и кусок линолеума. Руководство тюрьмы говорит, что ремонт в колонии уже сделан и такая инициатива не требуется.

Мать юриста из Караганды Евгения Танкова, осужденного на три года тюрьмы за «нападение на судью с мухобойкой», просит помочь найти транспорт и грузчика, чтобы доставить стройматериалы в колонию в поселке Карабас недалеко от города Караганды. Валентина Танкова своего сына видела 6 ноября. Это было их первое свидание после этапирования Евгения Танкова в колонию. Его мать говорит, что он содержится в четвертом отряде колонии и живет в бараке на 83 человека.

«Все у него в порядке. Но озадачил поручением, просит связаться с друзьями и попросить приобрести для ремонта барака 2 плафона, 2 мешка шпаклевки и линолеум 6*3 м. Я могу деньги выделить, но ни транспорта, ни грузчика у меня нет. Отзовитесь, кто может помочь», — пишет Валентина Танкова на странице группы поддержки ее сына в социальной сети Facebook.

Большинство участников форума под этим постом возмутило, что заключенному Танкову приходится ремонтировать тюремный барак за свой счет. Хотя есть и те, кто пытается оправдать подобные просьбы заключенного к матери.

Но раз суждено там находиться, то хочется, чтобы было чисто и без клопов и тараканов.

Айдос Уйсембеков пишет: «Интересно у нас в стране, посадят в тюрьму затем заставляют за свой счет его ремонтировать. Государство выделяет огромные деньги на содержание осужденных, на текущий и капремонт этих учреждений, видимо, не доходят, разворовываются. Все с президентом кричат коррупция. Интересно в США Канаде ФРГ или в Турции заключенные тоже за свой счет ремонтируют тюрьмы?»

Правозащитник Бахытжан Торегожина пишет: «...я сидела в спецприемнике. И люди стараются как-то привести в жилой вид камеры и бараки, где сами сидят. Конечно, это ненормально. Но раз суждено там находиться, то хочется, чтобы было чисто и без клопов и тараканов».

Гражданский активист и представитель организации «Комек» по защите прав человека Руслан Оздоев говорит Азаттыку, что деньги на плановый ремонт в исправительных учреждениях обычно выделяются. Но, по его словам, существуют и так называемые добровольно-принудительные поборы и он уже не раз сталкивался с такими жалобами.

Это такая структура, где возможно всё в отношении человека, его жизни, его здоровья.

— Деньги выделяют на ремонт из бюджета, но они принудительно заставляют родственников осужденных предоставлять им стройматериалы. А те деньги, которые выделили, куда делись? Бывает, начальники отрядов напрямую это говорят: «Вот здесь надо ремонт сделать, домой там позвони». Это такое вымогательство для благих целей, чтобы обновить помещение отряда или комнаты длительных свиданий, — говорит Руслан Оздоев.

Он также отмечает, что доказать вымогательство весьма сложно. Заключенные, по его словам, скажут, что делают ремонт по собственному желанию, опасаясь дальнейших последствий для себя.

— Это такая структура, где возможно всё в отношении человека, его жизни, его здоровья. Можно сидеть и всё вытягивать из него. Нет, значит, старайтесь, звоните домой, — говорит Руслан Оздоев.

В колонии АК-159/18 в поселке Карабас отрицают, что заставляют заключенных покупать стройматериалы для ремонта бараков, где они содержатся. Начальник тюрьмы Игорь Бендерский говорит Азаттыку, что деньги на ремонт выделяются из государственного бюджета.

Ремонт давно закончен в колонии, в сентябре. Никто сейчас ничего не делает.

— Я впервые об этом слышу. Не знаю, просил он, не просил. Интервью по телефону не даем. Приезжайте, здесь на месте скажем. Ремонт давно закончен в колонии, в сентябре. Никто сейчас ничего не делает, — говорит Игорь Бендерский.

Карагандинский юрист Евгений Танков в июле этого года был осужден на три года тюрьмы по обвинению в «угрозе или насильственных действиях в связи с осуществлением правосудия и в неуважении к суду». Он попытался устроить «символическую дуэль» на мухобойках с судьей Араем Алшинбековым на заседании суда. Власти расценили это как физическое нападение на судью. На 18 ноября запланировано рассмотрение жалобы Евгения Танкова в кассационной инстанции.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG