Доступность ссылок

Дело Бекмаханова как зеркало сведения счётов в среде ученых Алма-Аты


Казахский ученый Ермухан Бекмаханов. Алматы, 1959 год.

Казахский ученый Ермухан Бекмаханов. Алматы, 1959 год.

ЦК Компартии Казахстана 60 лет назад принял постановление о «коренном уничтожении вируса национализма». 16 апреля 1951 года историк Ермухан Бекмаханов был исключен из партии и вскоре отправлен в тюрьму.


Научный вывод, сделанный Ермуханом Бекмахановым в книге «Казахстан в 20-е и 40-е годы XIX века», в ее части, посвященной движению под предводительством Кенесары Касымова, стал причиной опалы, которая привела к его аресту и приговору – 25 лет тюрьмы. Книга эта вышла в 1948 году, еще раньше материал этой книги был включен в «Историю Казахской ССР», изданную коллективом авторов в 1944 году. Но как только Ермухан Бекмаханов получил спустя два года степень доктора исторических наук, была дана команда на моральное уничтожение, и он подвергся жестокому преследованию и обструкции со стороны своих некоторых коллег.

Как водится, была разгромная статья в газете «Правда», автор был обвинён в «буржуазном национализме». Репрессии увенчались его осуждением в декабре 1952 года на 25 лет тюрьмы. Но соратникам по науке удалось добиться его освобождения спустя полтора года. Как раз умер Сталин и ворота ГУЛАГа стали повсюду выпускать сотни тысяч своих узников. В феврале 1954 года Ермухан Бекмаханов был освобожден и реабилитирован.

Руководство Казахстана, воспользовавшись делом Ермухана Бекмаханова, провело чистку в Академии наук Казахской ССР, «не задушившей национализм в зародыше». Академию наук возглавлял в то время Каныш Сатпаев.

Подверглись репрессиям Есмагамбет Исмаилов, Кажим Жумалиев и другие ученые, которые были осуждены. Каныш Сатпаев был вынужден уехать в Москву. Как только возникли разговоры об аресте, Мухтар Ауэзов тайком улетел в Москву и отсиделся там.

Движение, возглавляемое Кенесары Касымовым, в труде Ермухана Бекмаханова было охарактеризовано не как «феодально-монархическое», а «национально-освободительное движение казахского народа», что и привело к тому, что передовые казахские ученые были подвергнуты гонениям. Казахская наука была в панике.

ПЕРВОЕ ОБСУЖДЕНИЕ: ПРОБЛЕМА ОДНОЙ ГЛАВЫ

Когда говорят о том, что пережил Ермухан Бекмаханов, вместе с его именем произносят и имя московского ученого Анны Панкратовой. Чтобы написать «Историю Казахской ССР» вместе с учеными, эвакуированными из Москвы в 1941 году, она направила письмо в Центральный комитет Коммунистической партии Казахстана о том, что всю ответственность за научное и идеологическое содержание будущей книги берет на себя (журнал «Вопросы истории», № 11, 1988 год).

Вскоре труд ученых был выдвинут на Сталинскую премию, но не прошел по инстанциям. Причину Анна Панкратова увидела в кознях Алексея Яковлева, который был членом-корреспондентом Академии наук СССР и членом Комитета по Сталинским премиям, и в академике Евгении Тарле, с которым у нее были натянутые отношения.

Благодаря упорству Анны Панкратовой, эта проблема дошла до
Казахский ученый Ермухан Бекмаханов читает лекции студентам Уральского пединститута. 1958 год.
Центрального комитета ВКП (б) и 29 мая 1944 года в Институте истории Академии наук СССР под руководством секретарей Центрального комитета (в том числе Андрея Жданова и Георгия Маленкова) прошло обсуждение «с целью «рассмотрения некоторых тенденций в исторической науке». Это была первая публичная дискуссия о книге, часть которой, посвященная движению под руководством последнего казахского хана Кенесары, была написана Ермуханом Бекмахановым.

На этом собрании не было ни победителей, ни побежденных. Хотя такие ученые, как Тарле, Яковлев, Бушуев дали оценку «Истории Казахской ССР» как книге, «написанной против русских, восхваляющей национальное восстание против России» (Письмо Панкратовой. Журнал «Вопросы истории», № 11, 1988 г.), не всё отрицалось, даже некоторые моменты были высоко оценены.

Как бы то ни было, Институт истории Академии наук СССР не принял никакого постановления, дающего какую-нибудь оценку по этому вопросу. Однако некоторые казахские ученые критические замечания, высказанные тут, припасли для удобного случая и впоследствии использовали против самого Бекмаханова.

Осенью 1946 года, усовершенствовав свою крамольную монографию, Бекмаханов предложил ее научному совету Академии наук СССР. И в октябре 1946 года Бекмаханов защитил докторскую диссертацию по теме «Казахстан в 20-40 годы XIX века», где одна из глав опять была посвящена Кенесары Касымову. В 1947 году первый из казахов доктор исторических наук издал свой труд отдельной книгой.

С этого времени на пути Ермухана Бекмаханова стали появляться различные препятствия, выдвигались такие необоснованные обвинения, как «допущение идеологических ошибок в книге», «списывание с трудов другого ученого». Главную роль в атаках на него играли его же коллеги из Казахстана.

ВТОРОЕ ОБСУЖДЕНИЕ: СУДЬБА КНИГИ

После высказывания противоречивых мнений в связи с трудом Ермухана Бекмаханова Институт истории Академии наук СССР 28 февраля 1948 года вынес книгу еще раз на обсуждение московских маститых ученых. В первую очередь было зачитано обвинение, выдвинутое казахстанскими учеными-историками Т. Шойынбаевым и М. Акынжановым.

Затем слово было предоставлено ученому-историку из Казахстана Х.
Казахский ученый Ермухан Бекмаханов. Ташкент, 1947 год.
Айдаровой. Она начала с серьезного обвинения в том, что «нет оснований для мнения, что не хватило материала или автор недостаточно исследовал этот период», потом добавила, что «Бекмаханов написал все это специально, умышленно». («Вестник АН КазССР», № 3, 1948 г.).

Далее Х. Айдарова заявила, что Бекмаханов не справился с поставленной задачей, совершил с методологической точки зрения крупные ошибки, что совершенно не смог дать правильную оценку ни восстанию, ни личности Кенесары Касымова. Причину этого Х.Айдарова увидела в том, что Бекмаханов придерживался «буржуазной и буржуазно-националистической концепции, а выдержки из трудов классиков марксизма-ленинизма использовал для отвода глаз».

С 1943 года по 1947 год в журналах «Звезда» и «Ленинград» были опубликованы постановления ЦК ВКП (б) по вопросам идеологии в Башкортостане, Татарстане и Украине. Тогда же вышли постановления касательно второго издания «Истории Казахской ССР», постановление ЦК КП (б) Казахстана «О грубых ошибках в работе Института языка и литературы АН Казахской ССР», появилось выступление Андрея Жданова по этому вопросу, прозвучали обвинения Х. Айдаровой в том, что пренебрегли трудами Ленина и Сталина. Такие акции со стороны некоторых ученых (особенно казахстанских) были направлены то, чтобы уничтожить труды Ермухана Бекмаханова, и отчетливо показали, откуда дует ветер.

Из размещенной в научном журнале 22-страничной стенограммы обсуждения книги в Москве несложно понять, что московские ученые не поддержали своих казахских коллег. Восемь ученых, выступивших после Х. Айдаровой, хотя и отметили недостатки работы, но дали весьма высокую оценку труду Ермухана Бекмаханова.

Московский ученый Андрей Кучкин сказал, что пришел в удивление от мнения Шойынбаева и Акынжанова, которые не видят то, что существует на самом деле. Его коллега Николай Дружинин дает совет «вначале с критикой отнестись к своей критике». Ученый-историк М. Рожкова говорит, что труд Бекмаханова особо ценен по самому рассматриваемому периоду, потому что проведено комплексное исследование вопросов хозяйства, классовых отношений, классовой борьбы и связанной с ней освободительной борьбы.

Ермухан Бекмаханов после обсуждения в своем слове доказывает, что в его труде отражена и классовая борьба, и угнетение феодалами, и то, что он не отходил от марксистско-ленинской методологии.

ТРЕТЬЕ ОБСУЖДЕНИЕ: БДИТЕЛЬНЫЕ ЗЕМЛЯКИ

После такого обсуждения в Институте истории Академии наук СССР перед Ермуханом Бекмахановым должны были быть открыты все дороги. Однако некоторые казахские историки не были утихомирены мнением московских ученых. В том же 1948 году, с 14 по 16 июля, книгу Бекмаханова в течение пяти дней обсуждали в Институте истории, археологии и этнографии Академии наук Казахской ССР.

О стенограмме этого обсуждения академик Кенес Нурпеис рассказал следующее:

«Рукопись, напечатанная на машинке, объемом в 550 страниц... дает сведения о тех бдительных политических крикунах, проявивших особую активность в выдвижении очень серьезных политических обвинений в связи с книгой Бекмаханова. С другой стороны, стенограмма полна сведений об ученых-историках, которые были привержены правдивости истории, которые принимали участие в защите автора от политических обвинений, дали справедливую оценку главному труду Бекмаханова» (газета «Егемен Казахстан», 15 февраля 2005 года).

В алматинском обсуждении книги Бекмаханова казахские ученые Т. Шойынбаев, Х. Айдарова, М. Акынжанов высказали такое же мнение, что и в Москве. К их хору присоединились С. Толыбеков, А. Нурканов, Ф. Жизиевский, Б. Сулейменов. (Последний и сам вскоре подвергся гонениям, был осужден на 25 лет тюрьмы.) Эти участники дискуссии в один голос подвергли книгу Бекмаханова обструкции.

Прозвучали обвинения, что «казахские буржуазные националисты пытались использовать борьбу Кенесары с российским царством для восстановления ханской власти в Казахстане; вместо того, чтобы по-большевистски разоблачить буржуазных националистов, Бекмаханов повторил их суждения в том же виде, что и в трудах; превознес руководителя буржуазно-националистической партии «Алаш» А. Бокейханова».

ЧЕТВЕРТОЕ ОБСУЖДЕНИЕ. КАРАТЕЛЬНЫЕ МЕРЫ

Тучи над головой Ермухана Бекмаханова сгущались дальше. В газете «Правда» 25 декабря 1950 года вышла статья Т. Шойынбаева, Х. Айдаровой и Я. Якунина под заголовком «За марксистско-ленинское освещение вопросов истории Казахстана» Стоит отметить, что в этом же номере главной советской газеты «Правда» передовая статья называлась «Нерушимая дружба социалистических народов». Похоже, что обвинение, выдвинутое названными авторами, прибавило остроты передовице.

Научный совет Института истории Академии наук СССР 21 февраля 1951
Казахский ученый Ермухан Бекмаханов в издательстве «Мектеп». Идет обсуждение школьного учебника по истории Казахстан. Алматы, 1959 год.
года обсудил статью газеты «Правда». В этот раз труд Ермухана Бекмаханова был оценен так: «С политико-теоретической точки зрения вредный, ошибочный труд, написанный с позиции буржуазного национализма».

ЦК Коммунистической партии (большевиков) Казахстана 10 апреля 1951 года принял постановление по поводу этой статьи и дал указание «о коренном уничтожении вируса национализма».

На повестке дня 16 апреля того же года стоял вопрос об исключении Ермухана Бекмаханова из рядов Коммунистической партии и освобождении от занимаемой должности в институте. На проведенном 24 апреля расширенном заседании научного совета в Высшую аттестационную комиссию было внесено предложение о лишении Ермухана Бекмаханова степени кандидата исторических наук и степени доктора исторических наук.

Получили строгие выговоры, были лишены научных степеней и освобождены от занимаемых должностей Е. Дилмухамедов за труд «Восстание казахов в 1837–1847 годы под предводительством Кенесары Касымова» и А. Жиреншин за труд «Абай и его русские друзья». Именно они во время дискуссии в Алматы не только защищали труд Ермухана Бекмаханова, но и хвалили его.

В июне 1951 года президиум Академии наук Казахской ССР принял постановление «О реализации постановления бюро ЦК КП (б) Казахстана от 10 апреля 1951 года». Высшая аттестационная комиссия 6 октября того же года лишила Ермухана Бекмаханова ученых степеней и званий.

На пленуме ЦК КП (б) Казахстана, который проходил 16–17 октября 1951 года, был обсужден доклад первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Жумабая Шаяхметова «О состоянии идеологической работы в партийных организациях республики и ее дальнейшем совершенствовании».

Исключенный из партии, Ермухан Бекмаханов в одночасье лишился работы, научных званий. Он уехал вначале в село Нарынкол Алматинской области, а через два месяца стал работать учителем Новотроицкой средней школы Чуйского района Жамбылской области. Но КГБ и тут не оставил его в покое: 5 сентября 1952 года Бекмаханов был арестован и 2 декабря того же года отправлен на 25 лет в ГУЛАГ.

«ИСПРАВЛЕНИЕ»

Но вскоре умер Сталин и началась оттепель. Дело Ермухана Бекмаханова было пересмотрено 16 февраля 1954 года, и он полностью был реабилитирован. Свое содействие в этом оказала Анна Панкратова, которая добилась приема у советского лидера Никиты Хрущева и объяснила ему суть дела.

Ермухан Бекмаханов был оправдан решением суда, но ему все равно
На кладбище в Алматы, где похоронен казахский ученый Ермухан Бекмаханов. Супруга Халима и внук Ануар.
сложно было освоиться и вернуться в науку. Только после вмешательства первого секретаря ЦК Компартии Казахстана Пантелеймона Пономаренко ему было вновь позволено заняться своим любимым делом - наукой.
После освобождения из тюрьмы Ермухан Бекмаханов был вынужден заново защитить докторскую диссертацию. Конечно, прошлые ошибки «были исправлены». В своих следующих трудах он уже «не отходил от марксистско-ленинской методологии».

В учебнике «История Казахской ССР» для 7–8 классов, авторами которого были Ермухан Бекмаханов и его дочь Найля Бекмаханова, 29 параграф, под названием «Феодально-монархическое движение Кенесары Касымова в 1837–1838 годы», поместился всего лишь на одной странице.

В этом параграфе «реакционное» движение Кенесары Касымова представлено как «феодально-монархическое движение казахских аристократов». Вывод о том, что «это движение стало препятствием на пути присоединения Казахстана к России», слово в слово совпадал с формулировкой в газете «Правда». Учебник был затем многократно переиздан, по нему учили не одно поколение казахстанских школьников.

ИСТОРИОГРАФИЯ НА ПОВОДУ У ИДЕОЛОГИИ

Писатель Медеу Сарсеке, выпустивший в 2010 году в Москве книгу о Ермухане Бекмаханове в серии «ЖЗЛ», высказывает мнение, что нашумевшая статья 1950 года была организована самими сотрудниками газеты «Правда».

«Первый секретарь ЦК КП(б) Казахстана Ж. Шаяхметов был человеком, чья подпись и должна была быть под статьей. Но после того, как Шаяхметов уклонился под убедительными предлогами, в центре решили, чтобы статью подписали те трое... Конечно, завистливые коллеги, в течение многих лет наседавшие на него, точившие ножи, выжидавшие
Супруга Халима у бюста Ермухана Бекмаханова. Павлодар, 2005 год.
своего часа и направлявшие анонимные письма, организовавшие различные распри и тяжбы, показав самодурство, проявили особую активность в том, чтобы отправить на Север единственного среди них доктора наук – это горькая правда, которую сегодня мы признаем с досадой», - говорит писатель Медеу Сарсеке в своем интервью (газета «Егемен Казахстан», 29 декабря 2010 года).

Но хотя Жумабай Шаяхметов и отказался подписывать статью против Бекмуханова, его доклад на пленуме нанес по Бекмуханову удар еще больше, чем статья в «Правде» (журнал «Большевик Казахстана», № 10, октябрь, 1951 г.).

В 1952 году, когда Ермухан Бекмаханов находился под следствием, вышла в свет и была широко распространена в Казахстане брошюра Т. Шойынбаева «Против националистических искажений в изложении реакционного феодально-монархического движения Кенесары Касымова», которая превратилась в орудие агитационно-пропагандистских кампаний.

Хотя Ермухан Бекмаханов и был оправдан, Кенесары Касымова продолжали называть «палачом и душителем казахского народа». Т. Шойынбаев не отказался от своего тезиса, что «Кенесары со своими прислужниками организовал шайку». В своей статье «Великое событие в истории казахского народа», посвященной 225-летию присоединения Казахстана к России, он еще раз заявил эти постулаты.

Во времена культа личности Сталина, в период политических репрессий, большую роль играл человеческий фактор. Личная размолвка между некоторыми учеными провоцировала поиски политических ошибок в научных трудах. Диктат идеологии над наукой играл на руку диктаторскому режиму. Таким образом, поиск политических ошибок вел в репрессиям против безвинных, в эту яму попадали и те, кто сам рыл ее для другого.

Действия нынешних казахстанских историков говорят о том, что они еще не расстались с методологией, основанной на советской идеологии. Известно, что многие ученые поддержали инициативу о продлении срока полномочий президента Нурсултана Назарбаева путем референдума, поданной доктором исторических наук, ректором Семипалатинского университета Ерланом Сыдыковым, а также инициативу историка, профессора Закратдина Байдосова о пожизненном президентстве Нурсултана Назарбаева.
  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG