Доступность ссылок

На протяжении более двух месяцев власти Таджикистана ведут операцию против исламистских боевиков в Раштской долине. Вокруг этих боевиков много тайн. Непонятно также, насколько они угрожают стабильности в Таджикистане.


«Мои родственники из Раштской долины сказали, что местная власть управляет там только днем. Как только наступает ночь, власть в свои руки берут другие», – говорит таксист из Душанбе.

Этот мужчина средних лет в разговоре с репортерами Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Фарангиз Наджибуллой и Джеймсом Кирчиком называет только свое имя Наби и говорит с акцентом жителей Восточного Таджикистана.

На вопрос репортеров о том, сомневается ли он в том, что правительство президента Эмомали Рахмона имеет контроль над ситуацией в Раштской долине, Наби, убедившись в том, что репортеры не записывают его речь на диктофон, отвечает: «У правительства никогда не было полного контроля над Раштской долиной последние два десятилетия».

Его утверждения полностью противоречат тому, что репортеры услышали от должностных лиц Таджикистана по поводу ситуации в Раштской долине – отдаленном горном районе, ставшем в последнее время оплотом исламской оппозиции страны.

На протяжении более двух месяцев в ущелье Камароб Раштской долины таджикские войска проводят антитеррористическую операцию против боевиков. Власти заявляют о том, что исламские боевики намереваются дестабилизировать ситуацию в регионе.

СЕКРЕТНАЯ ОПЕРАЦИЯ

Однако все аспекты этой операции держатся в тайне. Линии связи в этом районе оборваны с начала боевых действий 19 сентября – после кровавого нападения на военный конвой. В то время как государственные СМИ по большей части замалчивают боевые действия, независимые
Таджикские пограничники проверяют документы людей, переходящих таджикско-афганскую границу. Август 2010 года.
информационные агентства жалуются на трудности в получении любой информации из Раштской долины.

Должностные лица неохотно обсуждают на публике ситуацию в Раштской долине, заявляя, что ситуация стабильная и находится под контролем правительства. Хотя даже по самым скромным подсчетам, по меньшей мере 65 военнослужащих таджикских войск были убиты в долине Рашт с середины сентября.

Глава комитета национальной безопасности Саймумин Ятимов описывает операцию в Раштской долине «успешной» и почти завершенной.

Отсутствие дополнительной информации, однако, является нехарактерным явлением для страны, чье правительство, как правило, быстро реагирует, чтобы заявить об угрозе исламских боевиков, как внутренних, так и зарубежных. Трубя об этих угрозах и, как сказали бы некоторые, даже преувеличивая их, правительству Таджикистана удалось извлечь прибыльную помощь и политическую поддержку со стороны влиятельных западных правительств.

Например, власти не заставили себя ждать с объяснением двух полицейских рейдов, которые прошли в октябре в районе Исфара, и их связи с «террористами», имеющими отношение к запрещенному Исламскому Движению Узбекистана (ИДУ). Повлекший за собой смерть людей взрыв в здании полиции города Худжанд 3 сентября был оперативно описан как впервые совершенный теракт последователями ИДУ в Таджикистане.

Потому возникает вопрос, так что же делает операцию в Раштской долине особой и почему правительство не желает, чтобы любая информация поступала из области?

ОПТИМИЗМ ЧИНОВНИКОВ

Глава пресс-службы министерства внутренних дел Махмадулло Асадуллозода был почти единственным источником официальной информации для журналистов относительно того, что происходит в Раштской долине с начала конфликта. Но кажется, что есть ограничение даже тому, что он может рассказать представителям СМИ.

Махмадулло Асадуллозода говорит: «Причина того, что линии связи оборваны, заключается в том, что операция по полному уничтожению этих террористов и преступных группировок продолжается до сих пор».

Это объяснение было и у Джумабоя Сангинова, депутата парламента, который говорит: «Наше правительство вполне способно справиться с любой угрозой в долине Рашт или где-либо в другом месте».

Если верить чиновникам, то в «террористических группировках» в Раштской долине есть некоторые бывшие командиры оппозиции, иностранные боевики и последователи ИДУ.

До настоящего времени войска убили более 20 и арестовали более 30 боевиков.
«До настоящего времени войска убили более 20 и арестовали более 30 боевиков», – заявил Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» представитель МВД. – Большинство из них проходили обучение в лагерях по подготовке террористов в Афганистане и Пакистане».

Одним именем, которое читатели часто слышат в связи с операцией в Раштской долине, является Абдулло Рахимов, известный более как Мулло Абдулло, уроженец Рашта и бывший командующий оппозиции, который, как сообщается, присоединился в Афганистане к талибам и «Аль-Каиде».

В 1997 году Мулло Абдулло отказался принять мирное соглашение между правительством и исламской оппозицией, которое положило конец пятилетней гражданской войне в Таджикистане. Власти утверждают, что это Мулло Абдулло вместе с другим бывшим командиром Аловуддином Давлатовым, более известным как Али Бедаки, вызвали нынешний конфликт в Раштской долине. Однако такому объяснению верят не все.

БОРЬБА С ПРИЗРАКОМ?

Ходжи Акбар Тураджонзода, бывший заместитель премьер-министра и мусульманский лидер, обладает высоким авторитетом в Таджикистане. Он говорит, что имя Мулло Абдулло «используется в качестве предлога» для военных операций в Раште.

«Люди, которые приезжают оттуда, говорят, что никто там не видел Мулло Абдулло. Фактически Мулло Абдулло стал каким-то призраком, наподобие Усамы бин Ладена», – говорит Ходжи Акбар Тураджонзода.

Действительно, в мае 2009 года в другой тайной военной операции, которая была проведена в Раштской долине, был убит при подозрительных обстоятельствах влиятельный бывший оппозиционер и уроженец Раштской долины Мирзо Зиеёв. Ответственность за его смерть была возложена на сторонников Мулло Абдулло. Сам Мулло Абдулло никогда не делал публичных заявлений и никогда не давал интервью в СМИ.

Некоторые люди в Душанбе считают, что имя Мулло Абдулло было использовано правительственными кругами, чтобы оправдать свое агрессивное присутствие в долине, где многие жители по-прежнему смотрят на правительство с подозрительностью.

Я не думаю, что то, что происходит в долине Рашт, является как таковым вызовом для режима.
И в Душанбе мало кто считает, что боевики в Раштской долине представляют определенную угрозу правительству Эмомали Рахмона, по крайней мере в этой точке. «Я не думаю, что то, что происходит в долине Рашт, является как таковым вызовом для режима», – говорит репортеру Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» посол США в Таджикистане Кен Гросс.

Кен Гросс сказал, что конфликт в долине «локализован», добавив: «Не похоже на то, что эти вооруженные бойцы хотят приблизиться к Душанбе или атаковать правительство где-то в другом месте».

По словам Кена Гросса, министр иностранных дел Таджикистана сказал ему, что обстановка в долине Рашт и в северной Согдийской области становится спокойнее.

«Хорошо, могу ли поехать в Гарм?» – вспоминает Кен Гросс свой вопрос в надежде посетить административный центр долины Рашт, расположенный на окраине области, где войска ведут операцию. Кен Гросс говорит, что министр иностранных дел ответил ему: «Можете ли вы подождать немного?»

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЛОКАДА

Помимо жителей Душанбе, Раштской долины и особенно Согдийской области, многие люди вряд ли слышали о текущей военной операции в Раштской долине. Похоже, информационная блокада со стороны правительства работает хорошо.

Репортеры Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» поговорили на китайском рынке города Худжанд с учителем из района Канибадам – Мадиной, которая говорит, что слышала известие «о погибших от рук террористов солдатах» где-то в долине Рашт. Но она не смогла припомнить какие-либо подробности этого сообщения и сказала, что знает очень мало об идущей в эти дни военной операции.

Мадина говорит, что она, как и многие сельские жители, не имеет доступа к Интернету и не может себе позволить спутниковое телевидение. Ее единственный источник информации – государственные телевизионные каналы.

Многие люди услышали о событиях в долине Рашт только после того, как начали приходить тела погибших солдат оттуда.
«Многие люди услышали о событиях в долине Рашт только после того, как начали приходить тела погибших солдат оттуда», – говорит нашим репортерам студент колледжа по имени Мустафо, житель города Гафуров.

Мустафо говорит, что люди не хотят новой войны в Таджикистане, и надеется на то, что правительство «покончит с террористами в Раштской долине».

Как говорит Мустафо, он не совсем доволен правительством Эмомали Рахмона. В отличие от старшего поколения таджиков, которые приписывают Рахмону установление мира в стране, Мустафо слишком молод, чтобы помнить войну. Он говорит, что «сегодня и в будущем это является самым главным».

«Рахмон привел своих товарищей, выходцев из южных районов Куляба, к власти, и они заняли все прибыльные позиции», – говорит Мустафо. Эти чувства испытывают и многие таджики по всей стране, где лояльность к клану сильно влияет на политику.

УГРОЗА РЕЖИМУ – В НЕПОТИЗМЕ

Большинство крупных предприятий в Таджикистане находятся в ведении людей, близких к президенту Рахмону, его родственникам или по крайней мере его товарищам из Куляба. Важные официальные посты, такие как прокуроры в регионах, руководящие должности в региональных отделениях милиции, а также в налоговых и таможенных органах, в значительной степени занимают те же кулябцы. Руководители всех университетов Душанбе – выходцы из Куляба, как и главы четырех районов столицы.

В Душанбе многие люди, как кажется, считают, что если существует какая-либо угроза для правительства Эмомали Рахмона, то она идет не от изолированных групп боевиков в Раштской долине, а скорее всего от роста недовольства из-за «регионализма» и безудержной коррупции нынешнего режима.

Ранее наше радио Азаттык сообщало о многочисленных рейдах в мечетях Таджикистана, кампаниях, проводимых против ношения хиджабов; о массовой нищете и безработице, которая, по мнению некоторых наблюдателей, может вызвать протестное настроение и принести выгоду исламской оппозиции.

Всё это вполне может стать «рассадником исламского сопротивления», которое дестабилизирует весь регион Центральной Азии, считают наблюдатели.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG