Доступность ссылок

Свидетель ядерного взрыва обижен на государство


Елеугазы Нургалиев, единственный оставшийся в живых участник эксперимента над людьми во время проведения ядерного испытания на Семипалатинском полигоне. Темиртау, 12 августа 2013 года.

Елеугазы Нургалиев, единственный оставшийся в живых участник эксперимента над людьми во время проведения ядерного испытания на Семипалатинском полигоне. Темиртау, 12 августа 2013 года.

Елеугазы Нургалиев - единственный оставшийся в живых свидетель одного эксперимента во время наземного ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне. У него в гостях побывала репортер Азаттыка.


Первое ядерное испытание на Семипалатинском полигоне в Советском Казахстане было проведено 29 августа 1949 года. О последствиях ядерного взрыва до сих пор известны не все подробности. Тем более мало что известно о жертвах, невольно ставших участниками эксперимента над людьми во время этого взрыва.

Для проведения ядерных взрывов и изучения происходящих при этом процессов по решению правительства СССР в 1948 году в Казахстане был создан Семипалатинский ядерный полигон. Он охватывал территорию в 10 тысяч квадратных километров.
Штольни на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона. Восточно-Казахстанская область, 22 августа 2011 года.

Штольни на территории бывшего Семипалатинского ядерного полигона. Восточно-Казахстанская область, 22 августа 2011 года.


Разработавшим ядерную бомбу ученым нужно было узнать, каковы последствия воздействия ядерного взрыва на неживые и живые объекты. Правда, сами эти «живые объекты», а их было 42 человека, даже не подозревали, что стали участниками этого эксперимента. Даже после взрыва данные о состоянии их здоровья умалчивались долгие годы.

За время испытаний региону был нанесен значительный экологический ущерб, население подверглось радиационному облучению, со временем повлекшему болезни, преждевременные смерти, генетические изменения.

Елеугазы Нургалиев — оставшийся в живых последний свидетель и жертва одного эксперимента над людьми во время проведения наземного ядерного взрыва на Семипалатинском полигоне - живет в Темиртау уже семь лет. Но, чтобы его найти, репортеру пришлось поездить по нескольким адресам, где, предположительно, мог жить наш герой. Мало где о нем могли что-то сказать.

Семья Нургалиевых приняла репортера Азаттыка гостеприимно. Рассказ дедушки Елеугазы был долгий и страшный. Во многое невозможно поверить.

«БЫЛ ПРИКАЗ ОСТАТЬСЯ»

Родился Елеугазы Нургалиев в селе Кайнар Абралинского района Семипалатинской области, ныне это Восточно-Казахстанская область. По документам, он 1933 года рождения и ему 80 лет, но, как говорит сам Елеугазы, родился он в 1930 году.
Открытое поле Семипалатинского ядерного полигона в Казахстане, где производились наземные испытания.

Открытое поле Семипалатинского ядерного полигона в Казахстане, где производились наземные испытания.


Его отца в 1937 году арестовали как «врага народа». Они до сих пор не знают, был ли он расстрелян или же скончался в лагерях от какой-либо болезни. Матери пришлось одной воспитывать троих детей. После девятого класса Елеугазы поступил в Семипалатинское училище связи. Окончив его, вернулся работать в родное село. Возможно, если бы он не был связистом и не вернулся домой, то его жизнь сложилась бы по-другому.

Молодой парень Елеугазы даже представить себе не мог, что станет объектом научных исследований. Под пристальным вниманием ученых и врачей в роли «подопытных кроликов» был еще 41 житель села Кайнар.

— Был приказ остаться. Сказали, что будут какие-то учения, что понадобится несколько человек для охраны важных объектов. Сказали, что еще нужны связисты. Ими как раз оказались я и еще один парень. Нас закрыли в какой-то будке. Кушали мы по расписанию. Когда и что именно должно было произойти — нам не сказали. И отказаться мы не имели права, — говорит Елеугазы Нургалиев.

«ГЛАЗАМ БЫЛО БОЛЬНО СМОТРЕТЬ»

Военных понаехало в село очень много. Всех жителей заставили собрать пожитки, скот и эвакуироваться в Егиндыбулакский район. Рано утром вся местность озарилась ослепительным светом. Потом пошла ударная волна, которая сопровождалась мощным грохотом и выбила все стекла в домах и зданиях поселка.

— Я вышел посмотреть, что за шум. Был громадный черный столб дыма и пыли. Слышал, что кричали, чтобы все легли на землю и закрыли глаза. Потом появилось яркое свечение, небо стало всё красным, а на его фоне — огромный черный гриб. Глазам было больно смотреть, — продолжает свой рассказ наш герой.
Первое испытание советской ядерной бомбы на Семипалатинском полигоне. 29 августа 1949 года.

Первое испытание советской ядерной бомбы на Семипалатинском полигоне. 29 августа 1949 года.


Почти все животные, что остались в селе, погибли. С собак и даже мышей слезла шерсть. На следующий день приехали военные. Все они были в скафандрах. По словам очевидца Елеугазы Нургалиева, трупы животных быстро убрали, оставшуюся живность отстреляли и закопали в одну яму, чтобы вернувшиеся в родное село жители ничего не видели, как будто бы ничего страшного не произошло. Взяли пробы воды, воздуха, земли. У тех, кто оставался на охране объектов, врачи из Москвы взяли анализ крови. Уже через сутки людям разрешили вернуться в свои дома.

— Мы наперебой стали спрашивать, почему нас не предупредили, когда и что произойдет? Люди спрашивали, почему по связи ничего не было объявлено? А военные сказали, мол, связист был пьян. Представляете? Это потом мы поняли, что нас просто использовали для эксперимента. В нашем селе жили одни казахи, и сложилось такое впечатление, что нас хотели специально уничтожить. Стали кричать, а один генерал просто сказал: «Простите», — говорит Елеугазы Нургалиев.

После всего этого он остался жить в родном селе.

«ДИАГНОЗ НЕ ГОВОРИЛИ»

По словам нашего героя, раз в месяц в село приезжали врачи передвижного медицинского пункта. У всех 42 человек, ставших невольными участниками эксперимента над людьми, брали кровь и другие анализы, делали рентген. Всё делали молча, игнорируя вопросы жителей. Раз в год приезжали врачи и военные из-за границы, в том числе из Германии и Китая. Привозили какие-то лекарства, мази, после обследований рекомендовали курортное лечение.
Нас поставили на специальный учет, раз в год делали переливание крови и обследовали. И только спустя годы огласили диагноз: у всех рак.

— Через какое-то время мы, очевидцы ядерного взрыва, стали болеть. У всех были разные заболевания, но диагноз не говорили. Позже люди стали слепнуть, умирать, и опять никто не говорил, от чего. Только догадывались. Нас поставили на специальный учет, раз в год делали переливание крови и обследовали. И только спустя годы огласили диагноз: у всех рак различных видов, — говорит Елеугазы Нургалиев.

Справку от министерства социальной защиты населения ему выдали лишь в 1998 году. Там написано, что он не трудоспособен, нуждается в постоянном постороннем уходе. Полученное заболевание, по заключению экспертов, возникло в связи с ядерными испытаниями на Семипалатинском полигоне. Диагноз — рак кожи, хроническая экзема. Помимо этого, он почти не видит и не слышит. Елеугазы Нургалиев — инвалид первой группы. Инвалидность ему установлена на бессрочное время.

ВОСЕМЬ ДЕТЕЙ, 17 ВНУКОВ И СЕМЬ ПРАВНУКОВ

Несмотря на ухудшающееся с каждым годом здоровье, Елеугазы сумел обзавестись большой семьей. Но дети родились не сразу, были мертворожденные. Говорит, что отказ от вредных привычек и вера во Всевышнего продлили ему жизнь. У него восемь детей, 17 внуков и семь правнуков. Жена Елеугазы Нургалиева умерла на 65-м году жизни. Родственники считают, что жизнь в зараженном селе сильно подорвала ее здоровье.
Берикбол Нургалиев, средний сын Елеугазы Нургалиева. Темиртау, 12 августа 2013 года.

Берикбол Нургалиев, средний сын Елеугазы Нургалиева. Темиртау, 12 августа 2013 года.


— Когда в село приезжал один ученый из Германии, он сказал, что все приобретенные болезни и генетические отклонения, полученные в результате ядерного взрыва, передадутся моим следующим поколениям. И он оказался прав. Все мои дети больны. Внуки и правнуки еще молоды, но и на них всё это тоже скажется. Я-то прошел всё это, отмучился, мне осталось недолго, но вот детей моих жалко. Пусть хотя бы им поможет государство. Это моя единственная просьба, — говорит в беседе с репортером Азаттыка Елеугазы Нургалиев.

Живя в Восточно-Казахстанской области, Елеугазы Нургалиев ежемесячно получал чуть более четырех тысяч тенге за то, что пострадал при ядерном испытании. Но жить в селе стало невозможно, поэтому вся семья переехала в город Темиртау. В Темиртау старик перестал получать даже и этот мизер. Сегодня его пенсия по инвалидности составляет около 50 тысяч тенге в месяц. И всё.

ОБИЖЕН, НО НАДЕЕТСЯ И ЖДЕТ ПОМОЩИ

Елеугазы Нургалиев долгие годы стоял в очереди на получение жилья в Темиртау. В прошлом году акимат выделил однокомнатную малогабаритную квартиру. Ее он получил как инвалид первой группы. Но из-за того что дедушка нуждается в постоянном уходе, передвигается с трудом, а глаза почти не видят, средний сын пока забрал отца к себе.

Будние дни похожи один на другой: возня с внуками, просмотр сериалов, а вечером — обязательная теплая ванна с последующим втиранием мази по всему телу. Иначе кожа трескается. За один раз, говорит герой нашего репортажа, уходит целый тюбик мази. Сгоревшая после ядерного взрыва кожа нестерпимо чешется, бывает, что он даже раздирает ее до крови.
Человек здоровье свое отдал, причем не по своей воле. Но вообще нет никакой помощи от государства.

На улицу Елеугазы не выходит. Ему противопоказано солнце. Лишь иногда родные заставляют старика спускаться с пятого этажа на первый, чтобы хоть как-то двигаться. Елеугазы Нургалиев постоянно мерзнет. Кровь, которая и так наполовину состоит из влитой, уже не греет его.

— Власти могли бы помочь нашему отцу хотя бы витаминами для подкрепления здоровья. Человек здоровье свое отдал, причем не по своей воле. Но вообще нет никакой помощи от государства. Когда был помоложе, еще в советское время была возможность ездить в санаторий на лечение. А теперь нет ничего, — говорит Берикбол Нургалиев, средний сын Елеугазы.

Как говорят родственники, старик обижен на государство, но всё еще на что-то надеется и ждет помощи.

Корреспонденты Азаттыка, побывав на территории Семипалатинского ядерного полигона, сняли сюжет об истории испытаний и о последствиях взрывов.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG