Доступность ссылок

Известная правозащитница Узбекистана Елена Урлаева снова оказалась в центре международного внимания, после того как ее наказали за сбор информации о нарушениях прав человека.

Международная организация The Cotton Campaign («Хлопковая кампания») призвала власти Узбекистана провести объективное расследование по факту насилия и сексуального унижения по отношению к руководителю «Правозащитного альянса Узбекистана» Елене Урлаевой, предположительно совершённого сотрудниками Чиназской милиции. Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) также призвала международное сообщество, в частности правительства США и ЕС, отреагировать на факт нарушения прав узбекской правозащитницы.

58-летняя правозащитница Елена Урлаева заявляет, что была задержана милицией в городе Чиназ и подвергнута насилию и сексуальному унижению за сбор сведений о принудительной работе на хлопковых полях в Узбекистане. В электронном письме Урлаева пишет, что 31 мая была доставлена в местное отделение милиции, где провели обыск, приглашенные в отделение милиции фельдшеры раздели ее и насильно провели досмотр вагинальной и ректальной полостей.

Многие СМИ и правозащитные организации, в том числе Азаттык и HRW, писали о деле Елены Урлаевой. Самый последний инцидент касается продолжающегося расследования Елены Урлаевой о принудительной работе на хлопковых полях. Ранее она также проводила акции общественного протеста в поддержку заключенных по обвинению в членстве в экстремистских религиозных группировках, жертв жестокого подавления протестов в мае 2005 года, подвергающихся преследованию оппозиционеров и их родственников, правозащитников, а также в знак протеста против президентских выборов 2007 года в Туркменистане. Ее активность дорого ей обошлась, так как даже беглый взгляд на обращение узбекских властей делает всё ясным.

Ее муки начались в феврале 2001 года, когда она работала консультантом «Правозащитного альянса Узбекистана». Когда 19 февраля она направлялась в офис ОБСЕ в Ташкенте, ее арестовали по обвинению в хранении «неконституционного материала».

«Милиция, как сообщается, потребовала от нее подписать заявление о том, что материал является неконституционным. Как предполагается, ее задержали на семь часов, всё это время ей не давали ни воды, ни лекарства от ее сердечной болезни, ей сказали, что у нее будет много времени, чтобы принимать лекарства в тюрьме. За время задержания ей, по всей видимости, угрожали и показывали пистолет, резиновую палку и ремень», — говорится в докладе Комиссии ООН по правам человека.

ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ БОЛЬНИЦА

Как сообщается в докладе, очень быстро всё стало еще хуже. «В совместном заявлении от 15 марта 2001 года Специальный представитель и Специальный корреспондент по внесудебным, упрощенным или произвольным казням срочно призвали внимание властей к сообщениям о том, что ночью 8 марта 2001 года дом Елены Урлаевой облили бензином и подожгли, когда она сама и ее семья спали внутри».

Правозащитница Елена Урлаева со школьниками на хлопковом поле. 2011 год.

Правозащитница Елена Урлаева со школьниками на хлопковом поле. 2011 год.

Призыв сотрудников ООН оказал мало действия. 6 апреля 2001 года Елену Урлаеву снова арестовали, когда она направлялась на правозащитную встречу. В этот раз ее направили в психиатрическую больницу, где врачи поставили ей диагноз «шизофрения». 10 апреля межрайонный суд Мирабада обязал Елену Урлаеву пройти принудительное психиатрическое лечение. Ее продержали в психиатрической больнице до июня, после чего перевели в закрытое психиатрическое учреждение, куда не допускали посетителей и где ее обязали пройти лечение транквилизаторами, которые, как сообщается, плохо повлияли на ее здоровье. В ноябре ее освободили, но 5 июня 2002 года ее дело рассмотрел тот же самый Мирабадский суд, который вынес решение вернуть ее в психиатрическую больницу. Апелляция на это решение была отклонена, и она пробыла в этом учреждении до января 2003 года.

Однако Елена Урлаева продолжила свою активную деятельность. Она выступила с протестом против очевидно непропорционального применения насилия в Андижане в мае 2005 года, когда силы безопасности открыли огонь по демонстрантам. В августе 2005 года ее арестовали по обвинению в распространении политических брошюр. Месяц спустя, 18 октября, суд вынес решение вновь направить ее на психиатрическое лечение. Елена Урлаева не присутствовала на этом заседании, ее защиты также не было. В тот раз ее продержали там менее двух недель. Однако Елена Урлаева утверждает, что во время задержания чиновники ее били и совершали злоупотребления.

ШТРАФЫ И НАПАДЕНИЯ

Вновь ее не удалось запугать. В марте 2007 года она направила открытое письмо в Комитет ООН против пыток, в котором заявила о систематических избиениях содержащихся в центрах заключения. Елена Урлаева также продолжила проводить общественные протесты против судебных процессов по делам людей, задержанных по подозрению в экстремизме. По этому обвинению в узбекские тюрьмы попали тысячи человек. Международные и местные правозащитные организации подвергли критике многие приговоры на таких процессах в связи с отсутствием достоверных доказательств, принудительными признаниями, полученными с помощью пыток, и в целом в связи с несоблюдением надлежащего процесса во время задержания и суда. В декабре 2008 года Елену Урлаеву и других активистов оштрафовали за проведение пикета возле здания администрации в Ташкенте.

Утром 5 апреля 2009 года на Елену Урлаеву напали в присутствии ее пятилетнего сына. HRW так описала этот инцидент: «Двое молодых людей, одетых в черное и в солнцезащитных очках, пинали и били ее в голову и грудь. Выкрикивая оскорбления, они сказали Урлаевой, что ей «надо было уже давно уехать из страны», и потребовали объяснить, почему она до сих пор не уехала. Один из нападающих достал нож и прорезал надетую на Урлаеву кожаную куртку». 22 апреля на сына Урлаевой «напал неизвестный, который бил его палкой по голове». Мальчик попал в больницу с сотрясением мозга.

Однако даже это не остановило Елену Урлаеву, и после этого нападения ее задерживали, арестовывали, штрафовали и преследовали еще много раз.

Многие страны, определенно, предоставили бы Елене Урлаевой убежище, если бы она его запросила. Узбекские власти могли бы с радостью помочь ей навсегда уехать из страны. Однако она отказывается уехать, даже зная то, что, если будет продолжать свою правозащитную деятельность — а она ее не прекратит, — Урлаеву, скорее всего, снова арестуют, изобьют и унизят.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG