Доступность ссылок

Лидер египетской оппозиции: Свобода не терпит узурпации


Айман Нур, оппозиционный политик, выступает на митинге на площади Тахрир. Каир, 1 февраля 2011 года.

Айман Нур, оппозиционный политик, выступает на митинге на площади Тахрир. Каир, 1 февраля 2011 года.

Лидер египетской оппозиции Айман Нур в интервью Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» поделился мнением о волне народных протестов на Севере Африки и Ближнем Востоке. Он говорит, что «свобода заразительна».


Ровно два года назад Айман Нур был освобожден из тюрьмы, где просидел четыре года. Он был арестован после того, как бросил вызов режиму Хосни Мубарака, приняв участие в выборах президента в 2005 году, по официальным итогам которых он получил семь процентов голосов избирателей. После освобождения Айман Нур продолжил борьбу за демократию в Египте. Он, являясь лидером партии «Эль-Гад» («Завтра»), заявил в этом году о выдвижении своей кандидатуры на предстоящих президентских выборах.

Недавно Айман Нур привлек внимание общественности тем, что высказал свое мнение относительно будущего египетско-израильского мирного соглашения. Он заявил, что «режим Кэмп-Дэвида» – одно из краеугольных соглашений в политике на Ближнем Востоке – должен быть «пересмотрен в соответствии с новыми интересами и реалиями Египта».

– В 2005 году вы участвовали в президентских выборах против Хосни Мубарака и впоследствии попали в тюрьму по обвинению в фальсификации документов, которое имело явно политическую подоплеку. Вы вышли из тюрьмы 18 февраля 2009 года, когда еще действовал режим Мубарака. Могли ли вы представить в то время, что всего лишь два года спустя этот режим рухнет?

– Режим Мубарака рухнул уже давно. Его время истекло, когда он превратился из президентской системы в династию фараонов и Мубарак передал рычаги управления своему сыну и своей жене. В то время режим стал банкротом и уже не мог ничего дать Египту…

Я участвовал в выборах, чтобы привести к его падению через избирательные урны, однако власть смогла подтасовать результаты выборов. Мы не смогли свергнуть режим демократическим путем, поэтому нам не оставалось ничего другого, как последовать по тунисскому пути… Пути к тому, чтобы дышать воздухом свободы. Народ Египта понимал, что срок действия режима истек, поэтому просто выписал ему свидетельство о смерти.

– Не так давно в прессе цитировали ваше высказывание о том, что «режим Кэмп-Дэвида» должен быть пересмотрен в связи с тем, что он уже не отвечает интересам Египта. Не могли бы вы уточнить, что именно будет отвечать интересам Египта?

– Это высказывание было воспроизведено с противоречивых точек зрения в разных газетах. На самом деле я сказал, что Египет строго соблюдает и уважает свои международные обязательства, и другие стороны также должны их уважать. Кэмп-Дэвидские соглашения устарели и требуют обновления. Прошло уже 30 лет, и эти соглашения необходимо пересмотреть в соответствии с новыми интересами и реалиями Египта.

В этом регионе мира происходят большие перемены. Возобновление переговоров по этому соглашению должно произойти с согласия всех сторон. Мы хотим полностью использовать все наши права и защищать наши природные ресурсы путем диалога. Мы можем достигнуть лучшего соглашения, которое будет отвечать интересам всех сторон. Именно это отвечает интересам Египта и его народа. В итоге мы хотим такое соглашение, которое позволило бы народу Египта жить справедливо и мирно, сохранить уважение.

– Вас не беспокоит то, что, возможно, некоторые в мировом сообществе считают, что ваши комментарии причиняют беспокойство и не отвечают интересам региона? Возможно, некоторые в составе египетской армии хотят сохранить имеющийся статус-кво?

– То, что мы говорим, не направлено против чьих-либо интересов, это делается в интересах Египта. Мы не выступаем против мира, и мы ознакомим все заинтересованные стороны с нашей позицией. Мы не хотим войны. И Египет не хочет еще одной войны.

– Вы являетесь лидером партии «Эль-Гад» и основателем движения «Кеффия» («Хватит»). Какую цель преследуют манифестанты и оппозиционные группы сейчас, когда борьба в Египте уже не сосредоточена на площади Тахрир в Каире?

– Сейчас я отвечаю вам как лидер партии «Эль-Гад» и поэтому говорю от имени всей партии. Мы добиваемся формирования правительства из числа гражданских служащих, а не военных. Мы работаем над проведением настоящих реформ и созданием демократического государства, уважающего права человека, над улучшениями в социальной сфере после многих лет экономического застоя.

– В Египте по-разному отзываются о грядущих президентских выборах. Некоторые призывают к проведению внеочередных выборов в ближайшие три месяца, другие хотят следовать предусмотренному Конституцией графику. За что выступаете вы?

– Выборы, возможно, пройдут в ближайшие шесть месяцев или в течение года.

– Вас не беспокоит то, что, если военные будут долго управлять страной, в будущем они могут вмешиваться в египетскую политику так же, как и сейчас?

– У меня нет страха ни перед военными, ни перед появлением режима солдат. Произошла революция, в которой военные не принимали участия, они просто помогали. Я не опасаюсь военного переворота. Гарантом гражданского управления в стране является не только сама революция, но и ее продолжение. Мы будем на страже и будем пристально следить за выполнением целей, которые преследовала революция. Я думаю, что армия это понимает. Армия – это не альтернатива легитимной власти народа.

– Пока мы беседуем с вами, протесты охватывают все больше городов стран Ближнего Востока. Что вы можете порекомендовать тем, кто сейчас протестует против авторитарных режимов?

– Я полагаю, что свобода заразительна. То, что произошло в Тунисе, повлияло на события в Египте. В свою очередь, Египет, в силу своего географического расположения и культурного значения, может сыграть важную роль в распространении демократии и свободы на Ближнем Востоке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG