Доступность ссылок

Страх властей перед свободолюбием школьников оборачивается безграмотностью


TПрезидент Гурбангулы Бердымухамедов на открытии новой школы в городе Дашогузе.

TПрезидент Гурбангулы Бердымухамедов на открытии новой школы в городе Дашогузе.

Качество образования в Туркменистане низко по разным причинам - от нехватки учебников до привлечения детей к сбору хлопка. Страх властей перед самостоятельной мыслью учеников является тормозом на пути реформы образования.


БОГАТАЯ СТРАНА С БЕДНЫМ НАСЕЛЕНИЕМ

По различным оценкам, в Туркменистане в среднем 30 процентов населения живет за чертой бедности. К сожалению, цифра, может быть, серьезно занижена из-за отсутствия свободных СМИ и прозрачной государственной отчетности. Минимальная зарплата в стране составляет примерно 205 долларов. В то же время цены продолжают расти, а уровень безработицы не опускается отметки в 50–70 процентов.

По сопоставимым данным международных организаций, в том числе и Всемирного банка, в 1999 году почти 80 процентов населения Туркменистана имели среднедушевой доход 4,3 доллара в день, 44 процента - менее 2,15 доллара в день и 25 процентов - менее 1,15 доллара в день.

«Все мои дети ходят в школу, и на них всегда нужно тратиться - от одежды до всяких других ежедневных расходов. Что может себе позволить семья на 225 манатов (около 32 долларов) в месяц?» - вопрошает мать троих детей, 35-летняя Багуль. В среднем сельская семья вынуждена довольствоваться суммой в 240 долларов в год, сообщало радио Азаттык.
http://rus.azattyq.org/content/turkmenistan_farming/2002992.html

В среднем каждая семья должна подготовить к школе как минимум троих детей, так как в стране традиционна многодетность. Мой опрос показал, что нередки случаи, когда семья в зимние холода не может позволить своему чаду пойти в школу из-за элементарного отсутствия зимней обуви, одежды. Дети богатейшей в Центральной Азии страны, в которой есть газ, нефть, другие природные богатства, не должны иметь затруднения, считают родители этих школьников.

КАЧЕСТВО ОБРАЗОВАНИЯ

Другой аспект проблемы, серьезно волнующий родителей и специалистов, - качество образования. В Туркменистане уже три года вновь 10-летнее образование, и это отрадно. Однако правительство просто декларирует необходимость реформы школьного образования. Наблюдатели же сообщают, что качество образования в Туркменистане не сильно изменилось.

Книга "Рухнама" за авторством ныне покойного Сапармурада Ниязова.
Введенные прежним президентом Сапармурадом Ниязовым программы обучения и учебные пособия до сих пор используются в том или ином виде. Правда, культовая книга «Рухнама» уже не является отдельным предметом в программе для старших классов, но по-прежнему преподается в начальных. Причем знание «Рухнамы» остается обязательным для поступления в высшие учебные заведения. Местные учителя озабочены тем, что в стране во главу угла поставлено обучение детей через призму вымышленных положений, провозглашаемых властями страны.

Учебники и методическая литература чрезвычайно низкого качества как по содержанию, так и по оформлению. По сообщениям местных экспертов, в некоторых районах до 70 процентов учебного материала негодно, потому что это или изношенный, или не соответствующий международным критериям образования учебный материал. В учебниках и методических пособиях повсеместно встречаются орфографические ошибки. Школы продолжают испытывать недостаток в учебниках.

Есть случаи, когда из-за отсутствия учебников по английскому языку для старшеклассников учителя вынуждены использовать на уроках английский вариант «Рухнамы». Нередко учителям приходится сажать по два ученика за один учебник. Как выход некоторые учителя неофициально используют учебники российской школы. Другие предлагают копировать ученикам страницы из учебника, который принадлежит учителю. Кроме того, программы, изданные Минвузом, составлены из рук вон плохо, сетуют учителя.

Минвуз и руководство школ все еще с опаской относятся к введению в школьный процесс прогрессивных форм обучения. Педагоги сообщают, что им не позволяют практиковать на уроках ролевые игры, моделирование ситуаций, разбивки учеников по парам, группам, использование коллажей, комиксов, рисунков, радио, газет, ТВ, Интернета, фильмов, видео, творческих предложений учеников. Да и средств на подобное расширение методических пособий Минвуз Туркменистана не предусматривает.

Зато приветствуются сделанные как по трафарету наглядные пособия, возвеличивающие и укрепляющие культ нового президента Гурбангулы Бердымухамедова. Причем обучение учеников почти по всем предметам продолжает проходить через призму культа личности президента. В учебниках портреты прежнего президента Сапармурата Ниязова (кстати, чересчур большое количество) просто взяли и поменяли на портреты нынешнего президента. А на уроках педагоги, а вслед за ними и ученики вовсю используют обширную идеологическую пропаганду, публикуемую в местных СМИ.

Несомненно, пробуксовывание реформы образования нарушает закон об образовании в Туркменистане. Виновным в этом местные юристы считают кабинет министров, не выполняющий статью закона, где указано, что правительство «обеспечивает реализацию и защиту конституционного права граждан на образование».

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ДЕТСКОГО ТРУДА

Еще один важный аспект - повсеместное использование детского труда местной администрацией. Статья закона об образовании запрещает привлечение учащихся к труду. Однако коварная оговорка в законе «без согласия обучающихся» вовсю используется чиновниками: принудительный детский труд ими преподносится как якобы добровольный.

Президент Гурбангулы Бердымухамедов и президент России Дмитрий Медведев на открытии новой русской школы. Ашгабад, 22 декабря 2009 года.
Всё еще, в ущерб образованию, руководители местных органов власти принуждают учеников заниматься сельскохозяйственным трудом. В основном это сбор хлопка, иногда прополка. Педагоги в данном случае целый день используются в роли надзирателей.

Уже не вызывают удивления и сопротивления еженедельные, а иногда и чаще, «выгоны» детей на субботники, воскресники, посадку деревьев, а также систематическое использование детей в качестве «живого коридора» при проведении официальных мероприятий. Каждый подобный «выгон» детей, а также привлечение учащихся к сельхозработам полностью противоречат статье закона об образовании, предусматривающей охрану жизни и здоровья учащихся.

По сообщениям врачей, после официальных мероприятий здоровье детей подвергается серьезному риску, потому что систематически «живой щит» из тысяч учеников (и учителей) часами простаивает в любое время года по пять-семь часов на холоде, пронизывающем ветре или на солнцепеке при 40-градусной жаре.

Безусловно, использование детского труда отрицательно сказывается и на качестве образования.

КАКОВО ОБЩЕСТВО - ТАКОВА И НАША ШКОЛА

Закон «Об образовании в Туркменистане» был принят 1 октября 1993 года, некоторые изменения были внесены 15 февраля 2007 года. Однако данный закон повсеместно нарушается. Во-первых, это касается повышения квалификации и переподготовки кадров. Долгие годы туркменские педагоги были лишены возможности повышать свою квалификацию несмотря на то, что данное право предусмотрено законом об образовании.

И хотя руководство страны упоминало о необходимости возобновления курсов повышения квалификации, на практике Туркменистан даже не достиг своего прежнего, до обретения независимости, уровня. В оправдание туркменские чиновники ссылаются на краткосрочные ознакомительные поездки единиц учителей в Америку и Европу.

Туркменская школа, кроме всего прочего, это обязательное ношение национальной одежды, хотя в законе об образовании об этом не упоминается. По мнению специалистов и родителей, данное правило доведено туркменскими чиновниками до абсурда.

Школьники идут домой после экзаменов по дороге вблизи поселка Гызыл-Етрек. 8 июня 2010 года.
Когда я попросил педагогов и учеников одной велаятской школы прокомментировать данный момент, то посыпался шквал комментариев. Во-первых, дресс-код требуют и от учеников, и от учителей. А во-вторых, поскольку школьная форма каждый год меняет свой цвет и фасон, то это, по мнению опрошенных, очень обременительно для родителей, поскольку у девочек школьная форма - длинные национальные платья с очень дорогой ручной вышивкой, а у мальчиков - костюм и вышитая тюбетейка, также ручной работы.

Как и ожидалось, в тему дресс-кода вмешался и криминальный элемент. Директора школ, завучи, совместно с администрацией района и поставщиками тканей, имеют свои «откаты» за оптовую покупку той или иной ткани на пошив школьной формы.

Причины неравенства в доступе к обучению разные. В Туркменистане это в первую очередь зависит от социального положения родителей. Лишь кучка высокопоставленных чиновников обладает необходимыми возможностями дать своему чаду полноценное, в рамках туркменского понимания, образование. У них в распоряжении пара элитных школ, платные репетиторы и «позвоночные» места в вузе. Другая категория «особых» - это бизнесмены и предприниматели, которые активно используют свой более высокий материальный статус для выполнения «просьб» администрации школы в обмен на привилегированное отношение к своему ребенку.

О размерах коррупции в разрекламированной русской школе знает чуть ли не каждый туркменистанец. В СМИ упоминалась сумма от 3 до 5 тысяч долларов, которую необходимо дать, чтобы стать учеником школы.

От русской школы не отстают так называемые специализированные школы страны. Катастрофическая недостаточность подобного уровня школ (единицы на область) делает понятным уровень коррупции в них. Причем как место директора, так и место уборщицы также зависит от связей или от подношений.

Школьные поборы - бич всех туркменских школ. Каждый год, каждую четверть учителя и родители вынуждены скидываться на ремонт, на наглядные пособия, на подарки учителям и директору, на занавеси, на экзамены, на комиссию, на цветы, на флаг, на портрет президента.

Другой аспект - нарушение закона, указывающего, что победители государственной олимпиады школьников обладают преимущественным правом при зачислении в вуз. На практике, по сообщениям старейшего преподавателя активиста Сазака Дурдымурадова, «его ученики - победители олимпиад ежегодно остаются за бортом вузов».

В идеале национальную модель образования в Туркменистане, если будут созданы все условия на деле, а не только на словах, можно будет построить только через семь-десять лет. Большим препятствием в продвижении реформы являются опасения властей допустить возможность для молодежи мыслить самостоятельно. Но ведь основным элементом интерактивной методики, которую декларируют туркменские чиновники, является общение и обучение мыслить самостоятельно.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG