Доступность ссылок

«Доктрина сдерживания демократии» авторитарными государствами


Пророссийский сепаратист в маске держит в руках две урны для голосования с захваченного избирательного участка. Донецк, 23 мая 2014 года.

Пророссийский сепаратист в маске держит в руках две урны для голосования с захваченного избирательного участка. Донецк, 23 мая 2014 года.

Авторитарные государства экспортируют политику, которую используют на родине против СМИ и гражданского общества, за пределы своих границ с тем, чтобы не допустить демократии.


Исполнительный директор Международного форума демократических исследований в Национальном фонде демократии Крис Уокер называет эту политику «Доктриной сдерживания демократии». Говорит, что пришло время обратить на эту тенденцию внимание.

Азаттык: В своей статье в колонке «Мнение» в газете Washington Post вы написали, что ряд авторитарных стран используют свою внешнюю политику для подавления молодых демократий или стран с демократическими амбициями. В качестве примера того, что вы называете «Доктриной сдерживания демократии», вы привели аннексию Крыма Россией, назвав это попыткой помешать украинцам добиться подотчетного правительства, что могло бы стать угрозой для авторитарной системы России. Не могли бы рассказать об этом поподробнее?

Крис Уокер: Думаю, одна из особенностей подхода сторонников авторитарной власти, включая Россию, заключается в стремлении насаждения стандартов, которые используются внутри страны, за пределами своих границ. У всех этих стран очень ограниченное пространство для гражданского общества, независимых СМИ и политической оппозиции, и это, кажется, всё в большей степени становится ведущим в их подходе к своей внешней политике. В случае с Россией можем рассматривать аннексию Крыма в смысле (чтобы просто использовать этот пример) нынешнего крымского медиапространства, которое было приведено к российским стандартам.

Так, по сути, российский репрессивный стандарт ныне применяется к СМИ Крыма, его политике, его гражданскому обществу. И то, что происходит в Восточной Украине в настоящее время, во многом из-за провокации России, глубоко дестабилизирует страну, и это притом что многие украинцы выразили заинтересованность в менее коррумпированной и более подотчетной форме Исполнительный директор Международного форума демократических исследований в Национальном фонде демократии Крис Уокер.

Исполнительный директор Международного форума демократических исследований в Национальном фонде демократии Крис Уокер.

правления, которой очень трудно достичь, когда существующий кризис провоцируется в очень значительной части страны со стороны России.

Азаттык: Вы отметили в статье, что Украина не единственная страна в этом регионе, ставшая объектом репрессивных внешнеполитических мер России, упомянув также Грузию и Молдову. Как действует Россия по отношению к странам региона, проводящим демократические преобразования?

Крис Уокер: Здесь всё то же самое, что мы видели в странах, которые пытались проводить реформы, Россия весьма нерадивый партнер. И это нам показало военное вторжение в Грузию, а также различные экономические санкции и блокады, которые были использованы против Грузии и других стран региона, — это было верным и для стран Балтии в последние 20 лет, по крайней мере в тот или иной момент. Вы видите, что присутствует настоящее акцентирование на стараниях ограничить способность правительств улучшить свое местное самоуправление в направлении большей подотчетности и демократии.

Азаттык: Давайте поговорим о стратегии, используемой Россией и другими странами — вы упоминали Иран, Китай и Саудовскую Аравию — для ограничения распространения демократии. Вы уже определили три «сферы сдерживания»: международные организации, сдерживание молодых демократий и стран, чьи демократические амбиции или успех могут представлять угрозу для авторитарных государств, а также сфера убеждений.

Крис Уокер: Если вы посмотрите на уровне региональных или международных организаций, действительный фокус внимания всех правительств — Китай, Россия, Саудовская Аравия, Иран, и в латиноамериканском контексте это относится к Венесуэле — это ослабление или разрушение стандартов институтов, которые были важны для демократических стандартов с конца Холодной войны. В евразийском контексте это будет включать такие институты, как Совет Европы и Парламентская ассамблея Совета Европы, а также Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Действительной движущей силой была нацеленность этих режимов на создание
Действительной движущей силой была нацеленность этих режимов на создание альтернативных институтов, которые ориентированы на установку авторитарных норм в этих регионах. Таковой мы видели эволюцию Шанхайской организации сотрудничества, а также создание Евразийского экономического союза.
альтернативных институтов, которые ориентированы на установку авторитарных норм в этих регионах. Таковой мы видели эволюцию Шанхайской организации сотрудничества, а также создание Евразийского экономического союза. Это не означает, что эти организации являются в полной мере эффективными в достижении целей режимов, которые были ключевыми при их создании. Но в большей степени заслуживает внимание попытка институционализации этих норм, которые направлены на оспаривание установленных демократических норм. И это проблема для всех демократий, особенно тех, которые находятся в пределах юрисдикции этих институтов.

Азаттык: Эти режимы осознают важность убеждений, и они используют свои государственные СМИ внутри страны, а также на международном уровне, — а также всё в большей степени социальные медиа — чтобы контролировать информационный поток. Насколько, по вашему мнению, эффективны эти усилия?

Крис Уокер: Это, конечно, одна из сфер, в которую эти режимы инвестируют огромное количество ресурсов, и во многих смыслах, похоже, это их плацдарм. Так что, если мы посмотрим на государственное медиапространство, в местном плане у всех этих стран государственные СМИ доминируют в местных обществах. Примечательно то, что эти режимы, кажется, в равной степени заинтересованы в контролировании потока убеждений как в пределах своих границ, так и за их пределами. Но зачастую это делается весьма нелиберальным способом.

Так мы смотрим на Russia Today, другие родственные организации и средства массовой информации, созданные для продвижения идей, которые генерируются российским государством. В последние годы на это были направлены действительно гигантские усилия. И теперь они пытаются повлиять на аудиторию за пределами России. У России есть арабский и испаноязычный контент, который обновляется на регулярной основе.

Китайское CCTV распространяет свой контент во всевозможные регионы. В странах Африки южнее Сахары CCTV действительно предприняло немалые усилия для распространения своего контента на континенте. Пророссийские сепаратисты в Украине стоят рядом с телевизором, по которому транслируется подписание Договора о создании Евразийского экономического союза.

Пророссийские сепаратисты в Украине стоят рядом с телевизором, по которому транслируется подписание Договора о создании Евразийского экономического союза.

Другие демократически ориентированные СМИ были сокращены или свернуты, так что возникают реальные вопросы в отношении характера проблем и того, как они формулируются правительствами, которые стоят за СМИ, сами по себе являющимися глубоко репрессивными и нелиберальными дома.

Азаттык: Как демократические страны должны реагировать на репрессивные меры со стороны России, Ирана и других стран?

Крис Уокер: Это был очень сложный период в некотором смысле, потому что демократические страны столкнулись с собственными серьезными проблемами. Но это не должно мешать демократическим государствам четко говорить о собственных ценностях и стандартах. Я не думаю, что что-то не так с тем, что демократические государства признают свои недостатки, — демократические системы имеют недостатки.

Однако вот что происходит тем временем — в последние годы голос демократических государств стал менее энергичным и решительным. Было бы нелишним для, как минимум, демократических государств говорить более откровенно и более открыто о необходимости соблюдения стандартов в области прав человека. И в то же время сосредоточиться, например, на сильных ограничениях медиасистем, просто чтобы использовать этот пример в странах, которые мы уже обсуждали, потому что есть явное несоответствие в том, что страны с глубоко репрессивными медиасистемами на родине так охотно участвуют в медиарынке за их пределами. Это то, что следует рассматривать с большой осторожностью.

Перевела с английского Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG