Доступность ссылок

Современные диктаторы становятся гибче


Президент России Владимир Путин с детьми. Палестина, 26 июня 2012 года.

Президент России Владимир Путин с детьми. Палестина, 26 июня 2012 года.

В новой книге американского политолога, журналиста Уильяма Добсона «Диктаторы учатся гибкости» рассказывается о комплексах и поведении современных диктаторов.

Уильям Добсон, редактор интернет-журнала Slate, изучал политические режимы в Китае, России, Венесуэле, которые возглавляют лидеры, называемые на Западе диктаторами нового типа.

Хотя опыт каждой страны уникален, режимы всех этих стран структурируются Добсоном как неоавторитарные, а все оппозиционные движения объясняются порывом народа к демократии, пишет газета New York Times.

Отсюда подзаголовок его книги: «Репортажи с полей глобальной битвы за демократию». Добсон ранее работал редактором в американском журнале Foreign Policy, а сейчас он на государственной службе, пишет Кристиан Кэрил в своей рецензии в Foreign Policy.

Мысли, перенесенные на страницы книги, появились у Добсона несколько лет тому назад, когда его пригласили на ролевую игру-стратегию вместе с несколькими демократическими активистами, которые пытались расшатать авторитарный режим у себя на родине. Когда Добсон спросил, можно ли ему сыграть роль диктатора, его просьба была встречена отсутствующими взглядами. «Мы не учим людей подавлять других людей», — услышал он в ответ.

По мнению Кристиана Кэрила, проблема заключается в том, что вряд ли удастся одержать верх над деспотом, если не понимать, что этот деспот замышляет.
Обгоревшее во время декабрьских событий прошлого года здание офиса компании "Озенмунайгаз" и испорченный билборд с изображением президента Нурсултана Назарбаева в Жанаозене.

Обгоревшее во время декабрьских событий прошлого года здание офиса компании "Озенмунайгаз" и испорченный билборд с изображением президента Нурсултана Назарбаева в Жанаозене.


«Диктаторам прошлого, — пишет Добсон, — было гораздо легче прятать концы в воду. У нынешних диктаторов нет ни малейшей надежды держать свои действия в секрете. Стоит им где-нибудь применить насильственные меры - хоть и на горном пастбище в Тибете, так и там обязательно найдется iPhone, и через несколько минут об этом событии услышит весь мир. Поэтому таким лидерам, как Путин, Чавес или Ху Цзиньтао, приходится оперировать демократическими понятиями свободы, законности и здравого смысла».

Проводя параллели с Казахстаном, можно сказать, что во многом благодаря видео Saule540 мир узнал о том, что происходило в городе Жанаозен 16 декабря 2011 года. Именно благодаря современным информационным технологиям не удалось спрятать концы в воду на Мангышлаке.

ДЕМОКРАТИЯ В ИНТЕРЕСАХ ДИКТАТОРОВ

«Автократы новой эры, — пишет Добсон, — используют более тонкие способы принуждения. Они держат границы открытыми, давая возможность оппонентам уехать. Они понимают, что для них выгодней и безопасней подтасовать результаты выборов, чем просто отменить сами выборы».

Например, лидер Венесуэлы Уго Чавес даже изменил несколько законов, чтобы обеспечить себе победу на выборах, а победив, отрезал оппонентам все пути к политическому влиянию.

Основная тема книги Добсона, по мнению Кристиана Кэрила, заключается в том, что нынешние автократы учатся на ошибках своих предшественников. Так, Путин не Сталин, а Ху Цзиньтао не Мао Цзэдун. Во многих случаях, пишет Добсон, современные диктаторы понимают, что праздновать появление демократических норм в их интересах, даже когда эти нормы подрывают их власть.
Президент России Владимир Путин и председатель Китая Ху Цзиньтао.

Президент России Владимир Путин и председатель Китая Ху Цзиньтао.


О российском лидере в первой главе книги под красноречивым заголовком «Царь» Уильям Добсон пишет так: «Путин создает конституционный фасад, а с черного хода добивается централизации власти. Он ставит доверенных людей во главе ведущих фирм, компаний и ключевых средств массовой информации. Он создал сеть формально неправительственных организаций, которые в реальности действуют по указке правительства, имитируя свободу слова, но затрудняя публике возможность услышать голоса активистов оппозиции».

Путин, говорит Добсон, также осознает, что одна из самых серьезных опасностей для любой автократии наступает в момент, когда она утрачивает связь с настроениями в обществе.

«Как поступать, когда ты укротил парламент настолько, что уже не можешь получать от него полезную и достоверную информацию о нуждах и страхах граждан? В случае с Путиным выход был найден путем создания нового органа — «Общественной палаты», которая является своего рода широкомасштабной консультативной комиссией и включает представителей настоящих неправительственных организаций. Но никакой властью она не обладает», - подчеркивает Кэрил вместе с Добсоном.

Конечно, именно здесь у современных диктаторов начинаются проблемы. Авторитарные режимы вынуждены действовать так, будто они действительно прислушиваются к избирателям. Это наглядно показывает, насколько неотъемлемой частью нашей жизни и системы стали демократические нормы.

Неслучайно новая российская традиция гражданских протестов возникла из-за подтасовок на выборах. Сегодня россияне рассчитывают на то, что их голоса будут учтены и что их мнения будут иметь значение. Поэтому простой профанации выборов сегодня уже недостаточно.

КАК ПЕРЕХИТРИТЬ ВЛАСТЬ

Добсон разбирает не только новые формы автократии, но и новые, неагрессивные формы протеста в странах с автократическими режимами. Более того, он даже дает советы, пользуясь руководством, написанным в 1990-х годах американским профессором Джином Шарпом, а также опытом нынешних активистов.

«Революция, — пишет Добсон, — требует планирования, подготовки и интеллекта, для того чтобы перехитрить репрессивное правительство, которое больше всего печется о сохранении своей власти». И приводит слова оппозиционера из Венесуэлы: «Если ваш противник — Майк Тайсон, нельзя вызывать его на матч по боксу. Следует усадить его за игру в шахматы. Тогда у вас есть шанс».
Люди с испорченным портретом бывшего президента Египта Мубарака на акции протеста у полицейского участка, где содержался Хосни Мубарак. Июнь 2012 года.

Люди с испорченным портретом бывшего президента Египта Мубарака на акции протеста у полицейского участка, где содержался Хосни Мубарак. Июнь 2012 года.


Оценивая относительную изворотливость сегодняшних недемократических режимов, Добсон твердо верит в то, что силы демократии — на подъеме. «„Арабская весна“ — это просто краткий миг, — говорит он. — Течение определенно сменило направление и движется теперь в сторону свободных и плюралистических обществ».

Добсон, может быть, и прав, пишет Кэрил. Но это не дает демократам ни оснований, ни права почивать на лаврах. Пока в мире еще полно диктаторов. И они быстро обучаются.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG