Доступность ссылок

Смертный приговор в Минске. Те ли виновные наказаны?


Любовь Ковалева, мать расстрелянного Владислава Ковалева по обвинению в организации теракта, и ее дочь Татьяна. Витебск, 17 марта 2012 года.

Любовь Ковалева, мать расстрелянного Владислава Ковалева по обвинению в организации теракта, и ее дочь Татьяна. Витебск, 17 марта 2012 года.

Спешка, с которой в Беларуси был исполнен приговор обвиненным в организации теракта в минском метро 11 апреля прошлого года, вызвала вопросы у правозащитников. Евросоюз ввел новые санкции против Беларуси.


Десятки людей собрались у квартиры Любови Ковалевой, чтобы выразить свои соболезнования. Ее 26-летний сын Владислав Ковалев был расстрелян за взрыв в минском метро, произошедший 11 апреля 2011 года.

Любовь Ковалева – пытавшаяся отстоять жизнь своего сына – сидит на диване, держа в руках фотографию сына. Она борется со слезами. «Я не могу поверить, что моего сына больше нет, - говорит горюющая мать. - Моя душа - я не знаю - не может этого принять».

Владислав Ковалев и его друг детства, Дмитрий Коновалов, были казнены 16 марта Молодые люди у квартиры Любови Ковалевой выражают ей соболезнования. Витебск, 18 марта 2012 года.

Молодые люди у квартиры Любови Ковалевой выражают ей соболезнования. Витебск, 18 марта 2012 года.

выстрелом в затылок вскоре после того, как президент Беларуси Александр Лукашенко отказал в просьбе о помиловании. Дмитрий Коновалов не подавал прошение о помиловании.

Они были расстреляны 16 марта. В этот день Любовь Ковалева направила прошение на имя Лукашенко с просьбой отсрочить наказание на год, чтобы провести новое расследование. В этот же день юристы Белорусского Хельсинкского комитета обратились во властные органы с просьбой отсрочить исполнение приговора Ковалеву и Коновалову до тех пор, пока их дело не будет рассмотрено в Комитете ООН по правам человека.

Пока велась односторонняя переписка, Коновалов и Ковалев, судя по всему, были уже мертвы.

ПОТЕМКИ СЛЕДСТВИЯ

Любовь Ковалева считает, что сыну отомстили за то, что он сказал правду на суде, а также за то, что она ездила в Страсбург за поддержкой депутатов Европарламента, направила жалобу о нарушении права на жизнь в Комитет ООН по правам человека и инициировала в Интернете сбор подписей за мораторий на смертную казнь в Беларуси.

Беларусь остается единственной европейской страной, где до сих пор применяется высшая мера наказания и с советских времен сохраняется практика не уведомлять членов семьи приговоренного перед его смертной казнью. По сложившейся практике, информация о месте и времени захоронения обреченных на смерть их близким также не сообщается.

Ковалев и Коновалов были арестованы на следующий день после теракта в Минске на станции метро «Октябрьская» в апреле прошлого года, в результате которого погибли 15 человек и более 200 получили ранения.

Они были приговорены к смертной казни в ноябре 2011 года. По словам критиков, во время суда не соблюдалась надлежащая правовая процедура и не были представлены доказательства их причастности к преступлению.

Правозащитники неоднократно заявляли о многочисленных нестыковках во время следствия и судебного процесса, требуя пересмотра дела и недопустимости вынесения смертного приговора невиновным людям

Главным обвиняемым был назван Дмитрий Коновалов, который также проходил обвиняемым по делу об организации взрывов в Минске и Витебске в 2005 и 2008 годах. Владислав Ковалев был признан виновным в соучастии в терроризме.

В суде Дмитрий Коновалов свою вину в совершении актов терроризма признал частично. Владислав Ковалев отвергал обвинения, заявив, что показания на предварительном следствии давал под давлением. Их родные утверждали, что молодых людей избивали, им угрожали во время допроса в милиции.

Обвинители не представили мотива преступления – только лишь то, что Коновалов и Президент Беларуси Александр Лукашенко на месте взрыва в минском метро. 11 апреля 2011 года.

Президент Беларуси Александр Лукашенко на месте взрыва в минском метро. 11 апреля 2011 года.

Ковалев попытались нарушить общественный порядок в стране. Взрыв в метро произошел во время политических волнений в Беларуси, спустя несколько недель после того, как сотни сторонников оппозиции были арестованы после спорных президентских выборов, в результате которых Лукашенко был переизбран на новый срок.

Активисты оппозиции заявляли, что Лукашенко попытался использовать теракт в Минске в качестве предлога для ужесточения мер безопасности, а также как возможность отвлечь внимание общественности от экономического кризиса.

Существует мнение, что Коновалов и Ковалев, возможно, действовали по указанию третьих лиц.

Василий Каптюх, известный белорусский спортсмен, 21-летний сын которого стал жертвой этого теракта, говорит, что Ковалев и Коновалов ничего не сделали, чтобы заявить о своей невиновности или о причастности других в ходе судебного разбирательства.

«Относительно моего мнения о приговоре, я всегда был против смертной казни, - говорит Василий Каптюх. – Для родителей это очень жестокая вещь. Я знаю, что такое потерять ребенка, и могу себе представить, что сейчас чувствуют их матери».

ЗАПУТАННОЕ ДЕЛО

Казни вызвали гнев в Беларуси. Несогласные с приговором и расстрелом зажгли свечи в Минске рядом со станцией метро, на которой произошел взрыв.

Правозащитников возмутила спешка, с которой власти привели приговор в исполнение - спустя четыре месяца после его вынесения. К тому же еще не была рассмотрена надзорная жалоба и жалоба в Комитете ООН по правам человека, поданная защитой Ковалева, говорит сотрудница правозащитного центра «Весна» Татьяна Ревяко.

Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев (справа) на суде по делу о взрывах в Минске. 15 сентября 2011 года.

Дмитрий Коновалов (слева) и Владислав Ковалев (справа) на суде по делу о взрывах в Минске. 15 сентября 2011 года.

Некоторых наблюдателей также настораживают действия со стороны обвинения по уничтожению вещественных доказательств, свидетельствующих о причастности Коновалова и Ковалева к теракту в минском метро.

Представитель Евросоюза по иностранным делам Кэтрин Эштон осудила белорусские власти и призвала Минск ввести мораторий на смертную казнь, в перспективе отменив высшую меру наказания.

Министры иностранных дел стран Евросоюза одобрили введение новых санкций против Беларуси. Речь идет о расширении на 12 фамилий списка белорусских граждан, которым будет запрещен въезд в ЕС, а их активы в странах Евросоюза будут заморожены. Экономические санкции затронут также 29 белорусских фирм. Санкции распространяются на лиц и организации, которых в Евросоюзе считают причастными к репрессиям против политических оппонентов режима.

В РУКАХ ЛУКАШЕНКО

Олег Алкаев, бывший глава расстрельной команды в минской тюрьме № 1, где были исполнены сотни смертных приговоров, считает, что казнь можно было бы предотвратить, если бы активисты не обратились за помощью к западным органам, в частности к Евросоюзу.

Алкаев, который сейчас живет в Германии, говорит, что за время службы начальником тюрьмы в Минске он видел только одно помилование по смертному приговору из 400 приведенных в исполнение.

Он полагает, что Любовь Ковалева, возможно, спровоцировала Лукашенко, обратившись к Западу, а не к нему напрямую, в то время, когда его диктаторский режим подвергается все большему давлению на Западе.

«Я сказал ей: «Если вы пытаетесь спасти кого-то, есть только один путь - просить президента о помиловании». Я слишком хорошо знаю, что помощь европейских структур очень мала. Они не пытаются использовать методы убеждения, вместо этого они пытаются действовать с позиции силы, а это неприемлемо при диктаторском режиме. Европейский парламент не имеет реальных возможностей, чтобы оказать на него серьезное давление», - говорит Алкаев.

Любовь Ковалева, проиграв свою битву, выразила пожелание, чтобы ей отдали тело сына.

«Единственное, что я прошу: пусть отдадут мне сына. Чтобы я его могла похоронить, чтобы родные, близкие, да все люди могли принести цветы на его могилу! Это страшно! Даже при Сталине так не делали - говорили, на каких кладбищах хоронят, пусть в общих могилах, но матери знали, где их дети. А я - не знаю...» - говорит мать расстрелянного Владислава Ковалева.

Любовь Ковалева говорит, что ее личная трагедия стала толчком к тому, чтобы начинать борьбу за отмену в Беларуси смертной казни.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG