Доступность ссылок

МВД Чехии хвалит Астану, или Пособие для будущих казахских беженцев


Фрагмент первой страницы приговора чешского суда по делу казахского беженца Кайрата Досметова

Фрагмент первой страницы приговора чешского суда по делу казахского беженца Кайрата Досметова

История Кайрата Досметова отражает драму общины независимых мусульман, которые тщетно пытаются получить убежище в Чехии. Среди прочего от них требуют письменные доказательства, что они преследовались на родине.

НИЩЕТА НЕФТЯНОГО КРАЯ

Гибель в декабре 2009 года в аркалыкской тюрьме активиста малой мусульманской общины Азамата Каримбаева вызвала большой резонанс среди читателей и слушателей радио Азаттык. Некоторые из них в форуме к репортажу нашего актюбинского репортера предложили начать общественную акцию с требованием расследования обстоятельств его гибели.

И эта акция сейчас в самом разгаре – кто-то из читателей написал проект обращения к властям Казахстана, кто-то создал на сайтах социальных сетей сбор подписей к этому обращению. Обращение за первые десять дней января подписали свыше 160 граждан, в числе которых есть и общественные деятели Жасарал Куанышалин, Балли Мажец и Бахытжан Торегожина.

Последнее фото погибшего мусульманина Азамата Каримбаева, сделано в Актюбинском следственном изоляторе № 5. Фото предоставлено его родными.
С благодарностью откликнулась вдова Азамата – Айман Каримбаева, которая бьет тревогу, что агенты спецслужб преследуют ее по пятам, не давая встречаться с адвокатами. Айман Каримбаева намерена добиться справедливого расследования обстоятельств гибели своего мужа и утверждает, что его пытали в тюрьме и убили. Власти уже объявили гибель Азамата самоубийством.

42-летний житель села Шубаршы Актюбинской области Азамат Каримбаев был лидером небольшой мусульманской общины, занимал, как говорится, активную гражданскую позицию.

Запад Казахстана – сложный регион, здесь выкачивают из недр нефть и газоконденсат в мировых масштабах, однако местное население живет бедно, в некоторых населенных пунктах нет даже нормальной питьевой воды. Наряду с ростом протестного потенциала ширится раскол и среди молчаливого мусульманского большинства – тут и там, как островки в море бывших советских атеистов, зарождаются нетрадиционные мусульманские общины.

Некоторые такие группы называют себя салафитами, некоторые предпочитают, чтобы их называли просто мусульманами, последователями «Чистой веры». Объединяет их неприятие мусульманских доктрин, возникших после эпохи пророка Мухаммеда, признание источником истинной религии только одного источника – Корана.

Однако власти Казахстана воспринимают такие общины как угрозу своей стабильности и безопасности, лидеры таких общин подвергаются преследованиям, в местных СМИ их клеймят как «ваххабитов» и «террористов».

Трагикомизм ситуации в том, что почти такое же верование, такую же мысль, что учение пророка Мухаммеда было искажено последующими хадисами и отдельными изменениями, высказывает некое новосозданное общество «Изги Амал». Руководит этой
Аслбек Мусин, лидер организации "Изги амал". Астана, 23 августа 2009 года.
ячейкой Аслбек Мусин, сын руководителя администрации президента Казахстана - Аслана Мусина.

Эту группировку прозвали «коранитами». Дошло и до того, что Аслбек Мусин читал религиоведческую лекцию офицерам в главном штабе КНБ, в то время как активисты других малых мусульманских общин подвергаются в Казахстане преследованиям и даже пыткам.

Аслбек Мусин, скорее всего, осуществляет очередной эксперимент властей по созданию контролируемой общины, которая смогла бы охватить казахскую элиту, говорит в комментарии нашему радио Азаттык Серик Медетбеков, руководитель Заграничного бюро казахстанской оппозиции.

По мнению лидера Союза мусульман Казахстана Мурата Телибекова, высказанному в мае 2009 года в алматинском дискуссионном клубе «Айт-парк», власти Казахстана уже пытались создать такую ручную общину под видом течения последователей Яссауи. Однако эксперимент провалился, главные игроки спектакля чуть было не вышли из-под контроля, потому сценарий быстро заморозили.

СПРАВКА ОТ УЧАСТКОВОГО О ПЫТКАХ

Все же герой нашего повествования – не Аслбек Мусин и не таинственный Исматулла из Пакистана, который несмотря на бдительное око КНБ якобы взрастил школу своих верных учеников-яссауистов в центральной редакции государственной телерадиокомпании «Казахстан».

Герой нашего рассказа – 29-летний Кайрат Досметов, который в 2006 году бежал из города Жанаозена в Чехию, спасаясь от преследования властей за активное участие в общине последователей «Чистой веры». Кайрат Досметов известен слушателям и
Кайрат Досметов, лидер казахских религиозных беженцев, на демонстрации протеста. Прага, 7 февраля 2009 года.
читателям радио Азаттык по нашим прежним публикациям. Он был в числе организаторов демонстрации протеста казахских беженцев в центре Праги 7 февраля 2009 года, когда они впервые широко заявили о себе.

Кайрат Досметов в настоящее время руководит неправительственной организацией «Комитет казахских беженцев», которую они создали в Чехии сами, и редактирует веб-сайт этой организации.

Кайрат Досметов бежал в числе свыше ста простых граждан, которые наивно верили, что в Европе незамедлительно найдут политическое убежище. Однако они попали в болото бюрократии.

Чешские власти требуют от них доказательств, что каждый из них действительно подвергался систематическим преследованиям, что им действительно угрожают пытки и тюрьмы персонально.

Ссылки соискателей статуса беженца на то, что их имамы были посажены в тюрьму по фальсифицированным обвинениям, что один из их лидеров был даже застрелен средь бела дня, чешскими властями не принимаются.

Миграционные власти Чехии говорят таким казахским беженцам, как Кайрат: а что конкретно угрожало вам персонально? Далее от них требуют письменные доказательства, что они преследовались в Казахстане.

Впрочем, на примере истории Кайрата Досметова мы расскажем обо всем по порядку. При этом для большей объективности расскажем его сагу на основании только чешских официальных документов.

НЕ ЖАЛОВАЛСЯ НА КАЗАХСКИХ ЧЕКИСТОВ

Первые несколько семей мусульман из Западного Казахстана сравнительно легко получили убежище здесь в 2005 году. В 2006 и 2007 годах в Чехию такие мусульмане из Атырауской, Актюбинской, Мангистауской и Алматинской областей бежали уже десятками.

Как объясняют некоторые из них, они остереглись бежать в арабские или другие ведущие исламские страны, потому что правительства этих стран находятся в хороших отношениях с Астаной и их могут выдать обратно. «Европейская страна была выбрана... потому что когда-то пророк Мухаммед получил спасение в христианской Эфиопии, потому мы и приехали в Чехию», - объясняют некоторые активисты этой общины беженцев.

Однако в начале третьего тысячелетия в мире большую силу имеют все же светские законы, охраняемые бюрократией, которая одинакова везде.

Министерство внутренних дел Чехии в своем первом отказе Кайрату Досметову 27 ноября 2006 года сделало заключение, что его жалобы на преследование со стороны казахской полиции и КНБ можно отнести к его собственной пассивности, потому что он не воспользовался возможностями законов Казахстана, чтобы обжаловать действия сотрудников спецслужб.

Как рассказывал властям Чехии Кайрат Досметов, он не был на родине участником какой-либо политической организации. Чешское МВД отсюда делает вывод, что он был просто одним из независимых мусульман, которые отвергают требование закона об обязательной регистрации в надзорном органе.

Чешское МВД в деле Кайрата Досметова и других казахских беженцев последовательно пишет, что власти Казахстана вполне резонно обеспокоены ростом религиозного экстремизма в соседних Афганистане и Пакистане. Поэтому после событий 11 сентября 2001 года казахские спецслужбы вынуждены уделять пристальное внимание группам независимых мусульман, говорит чешское МВД.

Казахские беженцы провели в феврале 2009 года пикет в Праге. На плакате написано "Казахстан председательствует в ОБСЕ в 2010 году. ПОЗОР".
При этом официальная Прага предлагает разделять собственно «пристальное внимание казахских спецслужб» и отдельные злоупотребления некоторых полицейских чинов, которые происходят будто бы из-за их низкой квалификации и встречаются и в странах с развитой демократией.

Далее чешское МВД делает вывод, что Кайрат Досметов не обжаловал до конца, до самых высших инстанций, действия сотрудников спецслужб в самом Казахстане, если считал их неправомочными.

Такая теоретическая возможность была, утверждает чешское МВД со ссылкой на Отчет Госдепартамента США о состоянии прав человека в Казахстане в 2005 году. Чешское МВД говорит со ссылкой на этот документ, что в Казахстане можно пожаловаться на действия полиции и что государственные органы Казахстана принимают соответствующие меры.

НА ЧТО НЕ ПОЖАЛОВАЛСЯ БУДУЩИЙ БЕЖЕНЕЦ?

Как зафиксированы показания Кайрата Досметова в отказных решениях чешского МВД и регионального суда Краловеградского края, он присоединился к группе независимых мусульман в городе Актау в 2002 году в возрасте 21 года.

Не нам судить, что стало тому причиной – то ли детские впечатления о подавлении восстания в Жанаозене в 1989 году, то ли общая социальная обстановка на фоне вакуума общественной мысли после развала Советского Союза.

В марте 2003 года Кайрата в первый раз вызвали в полицию, где говорили с ним дружелюбно, посоветовали не водиться с «нехорошими людьми», не участвовать в этой мусульманской общине. В сентябре 2003 года его вызвали во второй раз, тот же офицер полиции говорил уже грозным тоном.

Кайрат рассказал, что в это же время ему начали угрожать тюрьмой, если не откажется от своего верования. Всего его вызывали в полицию 15–20 раз. Чешское МВД заявит позже, на суде в 2009 году, что Кайрат Досметов «не предоставил письменных доказательств, что вызовы в полицию были связаны с проблемой его религиозного верования».

Судя по рассказам Кайрата, в их общине в городе Актау было 30–40 мужчин. Они встречались на квартирах друг у друга или в дачном поселке для совместных молитв и изучения Корана. Однако спецслужбы, прознав об их сходках, устраивали облавы, вели с ними «воспитательные беседы», в местной прессе их шельмовали как «ваххабитов».

Кайрат был близким другом их имама Адильжана Муздыбаева, который был посажен в 2005 году в тюрьму на пять лет по обвинению в хранении наркотиков.

Адильжан Муздыбаев до сих пор находится в тюрьме, ему в тюрьме дали новый срок – полгода по обвинению в нарушении тюремного режима. Его жена Алия Артыкбаева с тремя детьми пытается получить убежище в Австрии, бежав туда после отказа в статусе беженца в Чехии.

Мать Адильжана Муздыбаева, Тарбие Ниязова, тоже находится в числе более двухсот казахских беженцев, которым грозит депортация из Чехии в Казахстан на основании решений чешских судов, что их просьбы об убежище являются неуместными.

Тогда же, в 2005 году, от Кайрата полицейские потребовали перестать помогать семье Муздыбаева. Чешское МВД позднее пришло к заключению, что этот случай «в целом недостаточный» для утверждения Кайрата, что он подвергался преследованиям.

Властями Чехии отвергнуто и то утверждение, что казахские спецслужбы заставляли Кайрата стать тайным информатором, платным сексотом, иначе ему опять была обещана тюрьма. В тот же период, в 2005 году, Кайрат потерял работу - директор частной фирмы с виноватым видом сказал, что вынужден уволить его.

Чешские власти в таких случаях говорят, что эти казахские граждане должны были бороться до конца на своей родине. Следовательно, чешские власти говорят, что на руках у соискателей статуса беженцев должны быть письменные доказательства, что они действительно подвергались «интенсивным преследованиям».

Надежда Атаева, председатель находящегося во Франции общества «Права человека в Центральной Азии», в своем комментарии нашему радио Азаттык говорит, что эти доводы чешских властей она принимает за отговорку.

«В случаях когда невозможно
Надежда Атаева, председатель находящегося во Франции общества «Права человека в Центральной Азии». Прага, 20 февраля 2009 года.
предоставить письменные доказательства о преследованиях и репрессиях, иммиграционные службы Чехии должны учитывать общую ситуацию в Казахстане. В целом решения чешских властей в отношении казахских беженцев носят обвинительный характер», - говорит Надежда Атаева.

Соискатели статуса беженцев предоставили в иммиграционные службы и суды Чехии материалы казахстанских газет и интернет-изданий, где описываются репрессии в отношении них, в отношении их сотоварищей по религиозной общине.

Такие материалы призваны дать фоновую информацию и подкрепить доводы соискателей статуса беженца. Так поступил, например, и Кайрат Досметов, который и сам стал героем некоторых публикаций.

Однако чешские власти отвергают и эти аргументы казахов-беженцев. Обычно говорят, что эти публикации не имеют к ним прямого отношения. В случае с Кайратом МВД Чехии определило, что он сам «медиализовал» свою историю, то есть манипулировал прессой в свою угоду.

ВИТАЛИЙ ПОНОМАРЕВ И ЕГО ОБЪЕКТИВНОСТЬ

Жанаозен – город небольшой, все друг у друга на виду. Спецслужбы не оставили в покое Кайрата Досметова и после того, как он потерял работу и некоторое время зарабатывал на хлеб сантехником. Уже несколько его сотоварищей сидело в тюрьмах по уголовным обвинениям, вызовы других членов общины в контору спецслужб, избиения там стали рутиной, истерия в местной прессе набирала обороты, о чем подробно рассказал в 2007 году московский правозащитник Виталий Пономарев своем в докладе «Казахстан: борьба с «салафитами» на Мангышлаке».

Тут надо отметить, что чешское МВД в своих решениях по делам казахских беженцев доклад Виталия Пономарева называет
Виталий Пономарев, директор Центральноазиатской программы московского правозащитного общества «Мемориал». Алматы, 15 декабря 2009 года.
«необъективным и односторонним».

Чешское МВД в решениях по делам казахских соискателей международной защиты (статуса политического беженца) обычно пишет, что они не исчерпали все легальные способы защиты своих прав в самом Казахстане.

При этом чешские власти избрали принцип строго индивидуального подхода, когда, как в случае с Кайратом Досметовым, на ссылки на десятки допросов в полиции чешские полицейские требуют письменного подтверждения; а на ссылки на репрессии в отношении сотоварищей говорят, что это не имеет к ним прямого отношения.

Так было отказано Кайрату Досметову. Так было отказано в ноябре 2008 года Высшим административным судом Чехии его жене Айнур Имангазиевой, которая имела в своем «перечне преследований» лишь несколько профилактических бесед в полиции, так как она тоже была участницей мусульманской независимой общины.

Полуторагодовалой дочери Кайрата Амире Досметовой, которая родилась в Чехии, было отказано на основании того, что ее отцу было отказано в предоставлении международной защиты, следовательно подлежит депортации и она.

Но чешские власти не считают нужным удовлетворить просьбу о политическом убежище и в случае, когда есть красноречивые доказательства преследования в Казахстане. Так случилось с бывшим имамом этой общины 34-летним уроженцем города Жанаозена Куанышем Каменовым.

Его рассказы о преследованиях за участие в незарегистрированной мусульманской общине «Чистая вера» в решениях чешских властей найдены необъективными, приведенные доводы о репрессиях против его единоверцев были расценены как не имеющие отношения к его личному делу.

Не убедило чешские власти и то, что с мая 2006 года Куаныш Каменов департаментом внутренних дел Мангистауской области объявлен в межгосударственный розыск. Это объявление до сих пор висит на сайте Мангистауской областной полиции. Каменову инкриминируют незаконное хранение наркотиков и причастность к запрещенному религиозному течению в Казахстане – ваххабизму.

Как рассказал нашему радио Азаттык сам Куаныш Каменов, Краловеградский краевой суд в ноябре 2009 года подтвердил отрицательное решение чешского МВД. «Что касается аргумента о разыскном объявлении Мангистауской областной полиции, то судья просто отмахнулся, дескать, они не собираются разбираться в какой-то уголовщине», - говорит Кауныш Каменов.

ПРОБЛЕСК В РЕШЕНИИ БРНЕНСКОГО СУДА

Иммиграционные службы Чехии функционируют, как и во многих странах Европы, по принципу, при котором соискателю статуса беженца на всем многомесячном, а чаще многолетнем периоде рассматривания его обращения предоставляется социальная и юридическая защита. Однако, если в конце концов выяснится, что ты ищешь убежище в Европе по социальным, а не по политическим мотивам, или же не сможешь доказать, что ты преследовался на родине, или же твои аргументы будут отвергнуты, ты должен покинуть эту европейскую страну.

Поскольку Чехия – демократическое государство, соискатель статуса беженца в случае отказа может обжаловать решение иммиграционной службы. Беженцами тут занимается Отдел политики в отношении беженцев и миграции в структуре МВД (Odbor azylove a migracni politiky).

Первое негативное решение («первый негатив») рассматривается в суде регионального уровня после длительного времени, в течение которого соискатель статуса беженца может собрать дополнительные материалы в свою защиту и найти адвоката за свои деньги, если не хочет прибегать к услугам адвоката за счет государства.

В случае «второго негатива», то есть отрицательного решения регионального суда (краевого суда, аналога областного суда в Казахстане), можно пожаловаться в Высший административный суд. Его отрицательное решение - «третий негатив» - является решением окончательным, после которого ты обязан добровольно покинуть Чехию и ехать туда, куда позволяет твой казахский паспорт.

В случае с Кайратом Досметовым интересно, что Брненский краевой суд один раз отменил отрицательное решение чешского МВД и нашел его необъективным. Один из главных доводов суда, судя по его решению от 21 июня 2007 года, - не существует никакой информации о том, что эти независимые мусульмане подвергались правомочным обыскам у себя в Казахстане.

Суд города Брно дал ответ и на другой ключевой аргумент чешской полиции, что Кайрат Досметов не исчерпал легальные возможности для защиты своих прав в Казахстане.

Брненский суд писал: это очевидно, что казахская полиция действовала против независимых мусульман, проводя как раз таки политику государства. Суд города Брно также указал на то, что Кайрат Досметов представил публикации международной правозащитной организации «Форум-18» и московской правозащитной организации «Мемориал» о ситуации с преследованием религиозных меньшинств в Казахстане.

Суд города Брно тем самым отменил отрицательное решение чешской иммиграционной службы. Казалось бы, Кайрат Досметов теперь должен получить статус международной защиты. Однако вскоре Кайрата Досметова направили в другой лагерь беженцев в другом регионе, и другой суд точно такого же краевого уровня поддержал отрицательное решение чешской полиции. Круг замыкается.

ROZSUDEK IMENEM REPUBLIKI

В настоящее время Кайрат Досметов имеет на руках второе «негативное» решение и ожидает решение Высшего административного суда. Суд Краловеградского края 23 сентября 2009 года постановил, что его доводы против чешского МВД являются неубедительными,
Часть титульной страницы приговора по делу соискателя статуса беженца Кайрата Досметова. Чехия, сентябрь 2009 года.
и тем самым поддержал отрицательное решение об отказе в политическом убежище.

Министерство внутренних дел выстроило свою стратегию отказа казахским беженцам-мусульманам на том, что, во-первых, они якобы сознательно отказывались от государственной регистрации своей религиозной общины и отвергали светский характер государства.

«Поскольку истец этим законам не повинуется – это его проблема, должен считаться с возможными последствиями», - говорит чешское МВД. Отсюда делается утверждение, что переговоры казахских властей о необходимости регистрации нельзя принимать за преследование. Кайрат Досметов утверждает, что тезис о регистрации их общины не так важен, что чешские власти делают из мухи слона, зацепившись за эту второстепенную деталь.

Фрагмент последней страницы приговора чешского суда по делу казахского беженца Кайрата Досметова.
Далее в решении суда делается ссылка на то, что, согласно чешскому закону о беженцах, преследование со стороны государства предполагает определенную интенсивность, каковую чешское МВД в деле Кайрата Досметова не нашло.

Далее чешское МВД делает утверждение, что Казахстан, вообще-то, обогнал другие страны бывшего СССР в защите религиозной толерантности и соблюдении прав религиозных меньшинств. Далее чешское МВД утверждает, что в Казахстане дело до преследования так называемого «Чистого ислама» не доходит, хотя и существует постоянный контроль со стороны государственных органов за соблюдением законов.

«Мусульманские общины, не зависящие от ДУМК, не утрачивают свою фактическую самостоятельность. В Казахстане существуют механизмы и институции, способные и дальше противостоять возможной попытке централизации индивидуальных исламских общин под крышей одной организации», - говорит чешское МВД. «Свобода религий вытекает из Конституции Казахстана, речь идет в целом о либеральном государстве в отношении религиозных свобод», - заявил на суде представитель чешского МВД.

КОМПЛИМЕНТЫ АСТАНЕ ОТ ЧЕШСКОГО МИДА

На суде в городе Градец Кралове в сентябре 2009 года были озвучены и доводы о том, что в Казахстане нарушаются права на свободу деятельности религиозных организаций. Кайрат Досметов приводил в свою пользу материалы правозащитных организаций. Известно, что после митинга казахских беженцев в Праге в феврале 2009 года к их делу подключились и некоторые казахские политэмигранты. На суде было рассмотрено и мнение чешского министерства иностранных дел, которое было выражено в пояснениях сотрудника чешского МИДа - Леоша Явурка.

В приговоре чешского суда приводится мнение чешского МИДа, что Казахстан в преддверии председательства в ОБСЕ в 2010 году сделал ряд конкретных шагов к соблюдению международных стандартов прав человека («Мадридские обещания»).

Но здесь же говорится, что, согласно мнению ряда неправительственных организаций, фактические шаги в этой сфере оказались недостаточными, что существует опасность продолжения преследований религиозных меньшинств в Казахстане со стороны спецслужб.

Любопытно, что в приговоре чешского суда упоминается лидер казахской оппозиции в эмиграции Ержан Досмухамедов, который в своем обращении к министру иностранных дел Чехии ситуацию в Казахстане оценивал негативно, остро критиковал отношение чешских властей к казахским беженцам, называл отношение к ним в учреждениях иммиграционной службы дискриминационным.

Имя Ержана Досмухамедова в приговоре суда упоминается и во второй раз, в связи с его визитом в Постоянное представительство Чешской Республики при ОБСЕ.

Представитель чешского МВД рассказал, что им была вручена нота о том, что Ержан Досмухамедов посетил чешский офис в Вене и заявил, что в Чехии плохо обращаются с соискателями статуса беженца. Однако представитель чешского МВД заявил на суде, что «речь идет о публично неизвестной личности и его свидетельство нельзя принимать во внимание».

Представитель чешского МВД также сослался на информацию чешского МИДа от 17 июля 2007 года, что проблематика «Чистого ислама» в Казахстане не отличается от проблематики церквей религиозных меньшинств и внимание со стороны государственных органов к ним ничем не отличается. При этом представитель чешского МВД еще раз подчеркнул, что Кайрат Досметов не использовал легальные возможности защиты своих прав в Казахстане на основе законов и Конституции Казахстана.

Чешское МВД также обратило внимание на то, что Кайрат Досметов ни в чем не был обвинен на родине; уехал из Казахстана легально, имея на руках свой заграничный паспорт. Что касается его возвращения в Казахстан – чешское МВД говорит, что Казахстан соблюдает на практике свободу передвижений.

Со ссылкой на чешский МИД утверждается, что в Казахстане существует специальная программа для этнических казахов, которые возвращаются на свою историческую родину. Также чешское МВД утверждает, что им неизвестны случаи, чтобы Казахстан просил о выдаче граждан, которым на основании казахских законов грозила бы смертная казнь.

Краевой суд в городе Градец Кралове в сентябре 2009 года принял эти доводы чешского МВД и отклонил жалобу Кайрата Досметова. Теперь его вопрос должен проясниться на уровне Высшего административного суда Чешской Республики.

В целом в таком подвешенном состоянии в Чехии находятся более двухсот казахстанских граждан различных национальностей – участников мусульманской общины «Чистая вера» и их дети. Некоторые из них, не рискуя дальнейшей судьбой, бежали теперь уже из Чехии в другие европейские страны.

Некоторые были возвращены оттуда назад в Чехию и были посажены в миграционные лагеря с усиленным режимом как нарушители закона о беженцах. В Казахстан принудительно был возвращен только один беженец – Маргулан Мухамбетов. Чешский конвой доставил его в аэропорт Алматы в октябре 2009 года. С тех пор о Маргулане нет никаких достоверных сведений.
  • 16x9 Image

    Ержан КАРАБЕК

    Ержан Карабек работает в пражской редакции Азаттыка с 2001 года. С отличием закончил факультет журналистики Казахского университета в 1992 году, пишет на русском и казахском языках. Профессиональную карьеру начинал в еженедельных газетах "Сухбат", "Новое поколение", "21 век". Лауреат премии Союза журналистов Казахстана. Работал в Алматинском бюро радио Азаттык. С августа 2008 года редактирует наш веб-сайт Radioazattyk.org на русском языке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG