Доступность ссылок

Дело о «пропаганде терроризма» в Темиртау. Четверо отрицают вину


Осужденный Фарид Исмагамбетов. Фото из семейного архива.

Осужденный Фарид Исмагамбетов. Фото из семейного архива.

Темиртауский суд приговорил к различным срокам заключения четверых жителей Казахстана за «пропаганду терроризма и возбуждение религиозной вражды». Осужденные и их родственники говорят, что дело было сфабриковано. Суд это отрицает.


Родственники и сами осужденные говорят, что их подставили, что дело сфабриковано с самого начала. Поэтому пишут жалобы в различные инстанции и подали апелляцию в областной суд. Процесс по такому делу в Темиртау проходит впервые.

Приговор Темиртауского городского суда от 21 апреля 2011 года подписала председательствующая Шарван Аюбекова. Государственное обвинение представляли Самал Аринова и Анара Бердалиева.

ДИСКИ В ТЮРЕМНОЙ МЕЧЕТИ

На скамье подсудимых оказались четверо казахстанцев - двое заключенных и двое с воли. Объединила их будто бы идея пропаганды терроризма и распространение идей джихада – «священной войны против немусульман». Двое заключенных – это заключенные тюрьмы АК-159/5 в поселке Караган Карагандинской области 30-летний Еркенбек Кенжебаев и 45-летний Фарид Исмагамбетов. Два других фигуранта – это ранее судимый житель Караганды 36-летний Арман Ахметов и житель города Темиртау, оралман из Монголии 32-летний Нурбек Авдкерим. Суд называет этих четырех граждан «приверженцами ислама джихадистского салафитского направления радикального толка».

Осужденный Еркенбек Кенжебаев. Фото из семейного архива.
По данным уголовного дела, эти заключенные изучали в стенах тюрьмы видеолекции и слушали записи лидеров зарубежных террористических подпольных формирований Доку Умарова и Саида Бурятского. Экспертиза настаивает, что в речах этих двух известных террористов с Кавказа содержатся призывы, направленные на возбуждение социальной, расовой, религиозной вражды и розни. Записи передавали с воли Арман Ахметов и Нурбек Авдкерим, говорит приговор суда.

В приговоре также указано, что с разрешения прокурора Карагандинской области проводилось негласное прослушивание и записи разговоров Фарида Исмагамбетова и его собеседников, где, по версии следствия, были услышаны беседы об идеологии воинствующего ислама.

Как следует из оглашенного приговора, местный департамент КНБ считает, что записи этих лекций привозили в тюрьму люди с воли – Арман Ахметов и Нурбек Авдкерим. В приговоре также указано, что запрещенные диски передавались через сотрудника тюрьмы, который был внедрен в преступную среду и имитировал преступную деятельность.

Через некоторое время сотрудниками тюрьмы был осуществлен осмотр помещения тюремной мечети, старшим которой был Фарид Исмагамбетов. В ходе осмотра обнаружены и изъяты различная религиозная литература и DVD-диски, в том числе и диск с проповедями идеологов незаконных бандформирований Северного Кавказа, а также файлы, скачанные с экстремистских сайтов, говорится в приговоре.

Сами заключенные отрицают свою причастность к незаконному религиозному течению. По их словам, ничего запрещенного в мечети не было, так как вся поступающая туда литература, аудио- и видеозаписи в обязательном порядке строго проверялись в режимном отделе тюрьмы. Просто так пронести что-либо запрещенное на ее территорию невозможно, говорят они.

По словам родственников осужденных, всё обвинение построено на показаниях сотрудников тюрьмы и двух заключенных, но почему-то в зале суда они были в масках. По словам родственников осужденного Фарида Исмагамбетова, судом не было удовлетворено ходатайство о повторном допросе этих свидетелей, а также о допросе заключенных-мусульман в тюрьме АК-159/5, которые постоянно посещали мечеть.

Суд посчитал, что вина подсудимых нашла свое полное подтверждение совокупностью собранных по делу доказательств. Позицию подсудимых суд расценивает как способ защиты от предъявленного обвинения. Изменения показаний некоторых свидетелей на судебном заседании суд расценивает критически, как не соответствующие действительности. В приговоре пишется, что каких-либо ходатайств заявлено не было и жалоб на недозволенные методы сотрудников ДКНБ тоже не было.

ОСУЖДЕННЫЙ ФАРИД ИСМАГАМБЕТОВ

Фарид Исмагамбетов из Экибастуза ранее уже был судим, в 2004 году ему дали 18 лет тюрьмы. Теперь его признали виновным в пропаганде терроризма и возбуждении религиозной вражды, назначив наказание в виде шести лет тюрьмы с лишением права заниматься религиозной деятельностью в течение трех лет. Окончательно суд назначил 19 лет тюрьмы особого режима, с конфискацией имущества. В его действиях суд узрел особо опасный рецидив преступлений. Срок отбытия исчисляется с 4 апреля 2004 года.
К моему мужу пришли на зону и сказали, чтобы он написал встречное заявление о том, что отказывается от своих слов о давлении со стороны КНБ, сказав, что тогда дело закроют.

Фарид Исмагамбетов был старшим мечети при тюрьме. По словам его жены Салтанат, которая просила не указывать ее фамилию, муж отсидел почти половину срока, у него 19 поощрений, похвальные листы и ни одного взыскания. Жена Фарида Исмагамбетова говорит, что он мог освободиться условно-досрочно, если бы не это дело. Теперь же ему предстоит отсидеть полный срок. Плюс дополнительно еще несколько лет по новым обвинениям.

– Уголовное дело было возбуждено в августе прошлого года. Тогда мой муж звонил своей престарелой матери и говорил, что на него давят, угрожают, чтобы он начал сотрудничать с работниками КНБ. После этого его мама написала жалобу в областную прокуратуру. Потом к моему мужу пришли на зону и сказали, чтобы он написал встречное заявление о том, что отказывается от своих слов о давлении со стороны КНБ, сказав, что тогда дело закроют. Он согласился, и уголовное дело действительно закрыли. А потом возобновили. И вот по сегодняшний день тянется эта тягомотина, – говорит нашему радио Азаттык Салтанат.

По ее словам, когда процесс только начался, ей позвонил следователь и сказал, что беспокоит по личной просьбе мужа, просил приехать в Караганду, чтобы увидеться с ним.

– Я была очень удивлена, как это работники КНБ вдруг решили уважить заключенного, ведь свидания очень сложно допроситься. Я приехала. До того как запустить к мужу, меня склоняли к тому, чтобы я уговорила его пойти навстречу следствию, чтобы он взял всё на себя. Я согласилась поговорить, но предупредила, что вряд ли это даст результат. Но Фарид сказал, что не будет сознаваться в том, чего не делал, – говорит Салтанат.

По ее словам, следователь также интересовался, на какие темы она беседует с мужем, задавал много вопросов, а она, отвечая, даже не подозревала, что, оказывается, по данному делу она проходит уже как свидетель. Об этом Салтанат узнала, когда просила в суде быть общественным защитником своего мужа, но ей отказали, сославшись на то, что она уже является свидетелем.

– Я была всего на двух судебных заседаниях, и там было столько противоречий, что даже мне, человеку не сведущему в таких вопросах, стало понятно, что дело сфабриковано. Это подстава, просто кто-то «звездочку» решил заработать. Обидно, что нет справедливости. Я надеялась, что его оправдают. Все четыре адвоката просили оправдать их подзащитных, но, когда им все-таки дали срок, все были в шоке. Мой муж и еще двое осужденных почти месяц сидели на голодовке. Это уже крайняя мера в знак протеста. И он по-прежнему ничего на себя не берет, никакую вину, – говорит Салтанат.

Фарид Исмагамбетов написал апелляционную жалобу в областной суд. Его мать отправила письмо в комитет по правам человека при президенте Казахстана. Оттуда пришел ответ, что оно передано на рассмотрение в генеральную прокуратуру.

ОСУЖДЕННЫЙ ЕРКЕНБЕК КЕНЖЕБАЕВ

Еркенбек Кенжебаев из села Жузимдик Южно-Казахстанской области ранее уже был судим. В этот раз суд признал его виновным в пропаганде терроризма и возбуждении религиозной вражды, приговорив к шести годам тюрьмы особого режима. Окончательно ему назначен срок 18 лет тюрьмы, с учетом неотбытого наказания. Срок исчисляется с 9 июня 2004 года.

Родители осужденного Еркенбека Кенжебаева. Слева – отец Абдырахым Кенжебаев. Темиртау, 1 июня 2011 года.
Отец осужденного Еркенбека Кенжебаева, Абдырахым Кенжебаев, говорит, что его сын не занимался тем, в чем его обвиняют, а именно пропагандой терроризма, чтением запрещенной литературы:

– Бороды у него тоже нет. Я считаю, что моего сына подставили. Он лишь намаз читал. Я ему сам это посоветовал, чтобы замолить свои грехи. Еркенбек сказал, что кассету с этими лекциями ему подбросили. Это происходит, потому что каэнбэшники типа работу делают, якобы ловят пропагандистов.

Абдырахым Кенжебаев говорит нашему радио Азаттык, что с его семьи стали вымогать деньги за то, чтобы перевести Еркенбека из изолятора КНБ Астаны в карагандинскую тюрьму.

– Я пришел навестить сына в тюрьме, но там его не было. Оказалось, что его забрали каэнбэшники в следственный изолятор на допрос. Моя жена решила остаться. И там с нее просили деньги, дали срок два месяца, чтобы собрать нужную сумму. Потом мы узнали, что сына избили, на ток поставили, чтобы он признал свою вину. В знак протеста он резал себе руки, горло, живот распорол. Через месяц его привезли в абайскую зону и со скрытого номера нам позвонили и сказали, что он в тяжелом состоянии и надо срочно приехать. Мы пожаловались в КНБ республики и генеральную прокуратуру. Но никто даже и не принял меры, – говорит Абдырахым Кенжебаев, отец осужденного еще раз заключенного.

По его словам, его сыну Еркенбеку Кенжебаеву сначала предлагали пойти свидетелем по уголовному делу о пропаганде терроризма, но он не соглашался, поэтому к нему стали применять пытки.

– Потом он опять резал себя в знак протеста, четыре ложки проглотил, почти месяц не принимал пищу. С 5 по 20 мая он в одиночной камере лежал, пока областная прокуратура не сказала перевести его оттуда. Он на 10 килограммов похудел. Я был в Астане, отнес письма в генеральную прокуратуру и в администрацию президента. Но ответ пока не пришел, – подытожил Абдырахым Кенжебаев.

Родственники осужденного Еркенбека Кенжебаева не согласны с вынесенным приговором. Они подали апелляционную жалобу в областной суд.

ОСУЖДЕННЫЙ НУРБЕК АВДКЕРИМ, ОРАЛМАН

Нурбек Авдкерим признан судом виновным по трем статьям уголовного кодекса Казахстана: «Незаконное приобретение, хранение огнестрельного оружия», «Пропаганда терроризма, а равно распространение материалов указанного содержания» и «Публично неоднократно совершенные умышленные действия, направленные на возбуждение национальной, религиозной вражды и розни». Суд назначил ему три года тюрьмы общего режима, с лишением права заниматься религиозной деятельностью. Срок наказания исчисляется с 24 июня 2010 года.

Нурбек Авдкерим посещал мечеть с детства, вместе с родителями переехал в Казахстан из Монголии в 1993 году, поскольку его отец посчитал, что у сына нет достойного будущего на малой родине. По квоте семья попала в Талдыкорган. Через год, говорят родственники, добрые люди – мусульмане помогли семье Авдкерим перебраться в Темиртау, подыскали крышу над головой. Отец Нурбека, Жаке Авдкерим, говорят, был уважаемым человеком в Монголии. В Темиртау Нурбек поступил в политехнический колледж, но недоучился, пошел работать. Он владеет арабским языком.

Нурбек Авдкерим до осуждения. Темиртау, 2008 год.
Нурбек Авдкерим ранее не был судим. Но, по словам родственников, в 2008 году проходил свидетелем по подобному уголовному делу. Из приговора по его делу следует: «Познакомившись с жителем Шымкента, слышал призывы к джихаду против кафиров, получал брошюры. По просьбе нашел квартиру для трех ребят, которых преследуют правоохранительные органы. Поступали предложения уехать в Афганистан для ведения священной войны против неверных. Занимался корректировкой текстов на казахском языке об исламе».

Именно тогда, уверены родные, Нурбек и попал в поле зрения сотрудников КНБ. По словам родственников, около года назад Нурбек рассказывал им, что каэнбэшники беспокоят его, заставляя докладывать, что происходит в мечети, но Нурбек отказался. Позже из-за этого ему пришлось бросить работу.

– Он уже начал вставать на ноги, но ему не давали работать нигде, заставляли быть стукачом. Потом он всё же отучился еще на бульдозериста. Но успел проработать всего пару месяцев, и его снова начали дергать сотрудники КНБ, вызывать на допросы. В июне прошлого года домой к Нурбеку пришли какие-то люди, начали обыскивать квартиру и в зале нашли пистолет германского производства, якобы на нем были его отпечатки пальцев. Такой пистолет стоит примерно полторы тысячи долларов. Даже если предположить, что он взял этот пистолет у кого-то, то он явно должен быть уже нечистым. Нурбек говорил нам, что каэнбэшники более десяти раз брали у него отпечатки. Он сказал, что пистолет ему подкинули. Потом его увезли, – говорят корреспонденту нашего радио Азаттык родные Нурбека, пожелавшие не публиковать свои имена.

По их словам, Нурбек был знаком только с одним из подсудимых – жителем Караганды Арманом Ахметовым, а остальных осужденных по своему делу, заключенных тюрьмы, он не знал.

– Все свидетели из числа заключенных охарактеризовали в суде Нурбека с положительной стороны, лишь один из них – русский парень, принявший ислам, – дал показания против него. До этого он сдружился с Нурбеком, постоянно приходил к нему домой, брал ноутбук, чтобы изучать арабский язык. Почти год они дружили. Оказывается, он на КНБ работает. За три дня до задержания Нурбека этот человек взял у него ноутбук и закачал ему туда запрещенные материалы, и, скорее всего, пистолет тоже он ему подложил за креслом. Мы уверены – это подстава, – продолжают родственники Нурбека Авдкерима.

Родственники и сам Нурбек Авдкерим ждут решения областного суда, куда была подана апелляционная жалоба. С родными четвертого осужденного - Армана Ахметова из Караганды, которому дали четыре года тюрьмы, журналистам радио Азаттык связаться не удалось.

СВИДЕТЕЛЯМИ БЫЛИ ОФИЦЕРЫ ТЮРЬМЫ И ЗАКЛЮЧЕННЫЕ

В ходе судебных заседаний по этому уголовному делу были допрошены десятки свидетелей, в основном из числа заключенных, уже отбывающих наказание, и сотрудников тюрьмы.

Например, свидетель Есенов, отбывающий наказание в тюрьме АК-159/5 поселка Караган, показал, что «во время намаза Исмагамбетов настраивал весь джамаат против, доказывал своё вероубеждение, показывал диски с записями терактов, говорил о том, что надо читать намаз, как на Кавказе. Кенжебаев делал мне замечание, когда я пытался указать на имеющиеся противоречия. С октября 2009 года я перестал ходить в мечеть из-за возникших противоречий. Исмагамбетов стал настраивать весь джамаат против меня; я вынужден был уйти».
Однажды, придя в мечеть, я увидел, что на кухне по DVD смотрят диск, где показывали Саида Бурятского, Доку Умарова, боевиков. Это был диск «Нарутто», который прятался в тайниках мечети и в бараке под полом.

Практически все показания сводились к тому, что «Исмагамбетов, став старшим мечети, начал брать знания по телефону, передавать их слушателям проповеди. Диски с проповедями Саида Бурятского в мечети уже были. Позже Исмагамбетов договорился с одним из осужденных об изготовлении ножей для „братьев“ на свободе».

То есть, со слов свидетеля Мубаракова, «взамен на файлы с боевыми действиями на Кавказе осужденный Исмагамбетов договорился отправлять ножи кустарного производства человеку на воле, которым, как следует из показаний, являлся ныне осужденный житель Караганды, а Кенжебаев договорился с сотрудником колонии передать ножи, а взамен – диски с воли».

«Однажды, придя в мечеть, я увидел, что на кухне по DVD смотрят диск, где показывали Саида Бурятского, Доку Умарова, боевиков. Это был диск «Нарутто», который прятался в тайниках мечети и в бараке под полом», – дал показания в суде один из заключенных.

Как говорится в приговоре, из показаний свидетелей – сотрудников тюрьмы следует, что они неоднократно видели, как заключенные смотрят фильм, но, когда они заходили, запись выключалась. Например, старший контролер тюрьмы АК-159/5 сказал, что осужденный Еркенбек Кенжебаев попросил принести диск, который передаст его брат.

«Что я и сделал, при этом мои действия контролировали сотрудники учреждения. Мною было дано согласие на внедрение меня в преступную среду, о чем написал заявление от 20 июля 2009 года. Диск передали в городе Абае Карагандинской области, взамен я передал от Кенжебаева ножи, завернутые в газету», – заявил в суде охранник тюрьмы.

Из показаний еще одного свидетеля – начальника оперативной части тюрьмы АК-159/5 Ерохина: «В часть стала поступать информация о том, что в мечети проповедуют террористические взгляды, просматривают фильмы с проповедями кавказских боевиков, идут призывы к джихаду. Иногда, заходя в мечеть, я видел фрагменты фильмов про Кавказ, но определить, что это, не мог. При просмотре диска в мечети находилось около 10–15 человек, возле телевизора всегда был Исмагамбетов, который в определенной группе был лидером, или Кенжебаев, который был его правой рукой».

По словам свидетеля Ерохина, сказанным в суде, «7 марта 2009 года в мечети был произведен обыск, изъяты литература, диски, которые были отправлены на экспертизу, и проведены оперативно-разыскные мероприятия».

Со слов начальника оперативной части Ерохина, после проведения обыска в мечети был составлен акт, который подписали сотрудники тюрьмы и осужденный Фарид Исмагамбетов, присутствовавший в ходе обыска. Понятых в ходе обыска не было. Объясняется это тем, что тюрьма – учреждение закрытого типа.

В суде 13 свидетелей изменили свои показания, заявив, что в ходе предварительного следствия они, когда подтверждали факт пропаганды терроризма, призывы к вооруженному джихаду, были вынуждены оговорить подсудимых, поскольку на них оказывалось давление со стороны сотрудников ДКНБ, были угрозы в их адрес. Однако суд расценил это как желание увести подсудимых от ответственности.

Сотрудники ДКНБ, вызванные в суд как свидетели, заявили, что заключенные сами согласились, чтобы их показания печатались на компьютере, и что они не оказывали ни на кого давления. Также они отрицают факт давления на подсудимых и заявляют, что осужденного Еркенбека Кенжебаева они увозили в Астану в связи с ремонтными работами в изоляторе КНБ.

Несмотря на то, что судебный процесс по данному уголовному делу был объявлен открытым, проходил он иногда за закрытыми дверьми. В зале суда присутствовало ограниченное количество человек. Как говорят родственники осужденных, их не всегда впускали в зал заседаний. Прокомментировать ситуацию никто из судей, прокуроров и следователей не берется, ссылаясь на то, что им запрещено что-либо говорить по этому делу.

Почти ничего не обсуждают об этом деле и в общественных кругах Темиртау, да и в целом в Карагандинской области. В некоторых местных СМИ проскользнула короткая информация о том, что слушателям лекций «террористов» был вынесен приговор, без каких-либо подробностей и комментариев сторон. Не так давно в местной газете всё же вышел материал, где интервью дал отец одного из осужденных. Но опять же без каких-либо подробностей.
  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG