Доступность ссылок

Аблайхан на пельменях, или Тяжба художника с бизнесменом


Упаковка производимых в Петропавловске пельменей, рисунок на которой стал предметом судебной тяжбы. Петропавловск, февраль 2011 года.

Упаковка производимых в Петропавловске пельменей, рисунок на которой стал предметом судебной тяжбы. Петропавловск, февраль 2011 года.

С сентября 2010 года в суде № 2 города Петропавловска рассматривается иск художника Валерия Крестникова против предпринимателя Максима Калинина, в котором он требует возмещения морального вреда в два миллиона долларов.


ДВА МИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ ЗА ПЕЛЬМЕНИ

В тенговом выражении художник Валерий Крестников требует от хозяина пельменной фирмы 300 миллионов тенге за предположительно неправомерное использование его картины «Юность Аблая» на упаковке пельменей «Батыр». Эти пельмени производит компания «Максимальный размах», чьим хозяином является Максим Калинин.

Жена художника, журналист Вера Гаврилко, предоставила нашему радио Азаттык изображение полотна, на котором молодой хан наблюдает за батальной сценой. За спиной знаменитой исторической личности на камне стоит барс, рядом девушка в традиционной казахской одежде. Одновременно она предоставила картину пока неустановленного художника, на которой индеец с пумой идентично разместились на американском валуне.

Фото картины художника из Петропавловска Валерия Крестникова «Юность Аблая», которая повлекла судебную тяжбу. Фото предоставлено автором картины. Петропавловск, февраль 2011 года.
Однако даже спустя пять месяцев суд до сих пор не решил, имеет ли место нарушение авторских прав Валерия Крестникова, поскольку ответчики, в свою очередь, усомнились в авторстве идеи художника и обвинили его в плагиате картины известного американского художника Крейга Теннанта с индейцем и пумой. Поэтому представители компании «Максимальный размах» потребовали проведения искусствоведческой экспертизы картины «Юность Аблая», оригинал которой хранится в областном краеведческом музее.

Согласно статье шестой закона Казахстана «Об авторском праве и смежных правах», авторское право распространяется как на обнародованные, так и на необнародованные произведения, существующие в какой-либо объективной форме, в том числе и на рисунки, эскизы, картины, планы, чертежи, кино-, теле-, видео- или фотокадры.

«КАЗАХИ ПЕЛЬМЕНЕЙ НЕ ЕЛИ!»

Тем не менее утверждается, что предварительное соглашение между дизайнером компании «Максимальный размах» и художником Валерием Крестниковым все же было. Свидетель Виталий Резунов, он же дизайнер упаковки, заявил, что «им нужна была картинка с национальной тематикой, чтобы был батыр, а такую картинку в Интернете найти непросто». После чего между нами была заключена устная договоренность об использовании идеи картины, говорит Виталий Резунов.

Но художник Валерий Крестников отрицает, что речь шла о пельменях, и настаивает на том, что между ним и производителем не было заключено письменного соглашения об использовании картины «Юность Аблая».
В своем интервью телерепортерам Валерий Крестников объяснил свою позицию тем, что «имеют право издавать мои картины газеты, журналы, музейные журналы, в таком духе, но пельмени… Это ниже плинтуса, просто некрасиво».

Художник Валерий Крестников. Петропавловск, 9 февраля 2011 года.
Репортеру нашего радио Азаттык удалось сравнить оригиналы картины и упаковки: вместо отряда молодых батыров-сподвижников легендарного хана Аблая на упаковке изображены с виду сочные, но все же пельмени.

Что любопытно, собственный корреспондент алматинского телеканала КТК Галина Базаева в своем репортаже в сентябре 2010 года сообщила, что «сотрудники музея тоже возмущены поведением производителей говяжьего полуфабриката – во времена Аблай-хана казахи вообще не ели пельменей!».

Представитель Максима Калинина, известный в Петропавловске журналист Павел Афанасьев, выделяет в этом процессе несколько моментов. Он считает позицию художника недобросовестной, сумму иска в два миллиона долларов неадекватной, ведь картина была приобретена местным музеем за 370 тысяч тенге. «Почему когда мы оцениваем картину в двадцать тысяч тенге – это вызывает смех в суде, но почему они не смеются над суммой своего иска?» –говорит Павел Афанасьев.

Он также ссылается на версию, что между художником Крестниковым и предпринимателем Калининым существовала устная договоренность и что есть свидетели этого соглашения. В-третьих, в ходе выездного заседания в местном краеведческом музее, по словам Павла Афанасьева, художник признал, что использовал некоторые моменты произведения американского художника, но сейчас это называет «случайными совпадениями».

Павел Афанасьев также усматривает давление на суд через ажиотаж в прессе вокруг этого процесса и говорит, что предприниматель Калинин уже несет большие убытки.

КТО СУДИТ ХУДОЖНИКА И ЗА ЧТО?

Историю появления сходства между картинами, казахстанской и американской, рассказала нашему радио Азаттык жена художника – Вера Гаврилко. По ее словам, в одном из дисков с различными иллюстрациями (обычно именуемыми клипартами) он однажды увидел изображение с индейцем и пумой, без указания автора.

«Мы его позже спрашивали, чем его удивила его картина. Он объяснил, что это было как вспышка и именно в тот момент он понял, как он должен изобразить Аблай-хана. Только вместо американской пумы появился ирбис – снежный барс, обитающий в горах Казахстана. Фигура барса несет двойную нагрузку, ведь это современный символ Казахстана. Примененный же художником прием цитирования пельменщики обернули против него в суде», – поясняет Вера Гаврилко в электронной переписке корреспонденту нашего радио Азаттык историю происхождения картины «Юность Аблая».

Сам же Валерий Крестников нашему радио Азаттык объяснил следующим образом.
Американский художник не предъявлял казахстанцу никаких претензий. Художника обвиняют те, кто украл у него. И тот факт, что на пельменях именно Аблай-хан, а не индеец, – это очевидный факт.

«Дело-то простое. Мою картину больше четырех лет несанкционированно используют в коммерческих целях. Я был вынужден подать в суд, веря в то, что закон сможет защитить меня, как автора, в этой ситуации. А в суде начались какие-то странные игры. Ведь для всех очевидно, что эти обвинения меня в плагиате – увод ответчиком суда в сторону. Есть автор, есть его претензии, есть ответчик, который не отрицает, что использует мою работу, – пишет художник нашему радио Азаттык.

Факт нарушения, по его словам, налицо, а все остальное – голословно и бездоказательно.

«Кто судит художника и за что? Это самый интересный вопрос. Американский художник не предъявлял казахстанцу никаких претензий. Художника обвиняют те, кто украл у него. И тот факт, что на пельменях именно Аблай-хан, а не индеец, – это очевидный факт», – также считает Вера Гаврилко.

МАКСИМАЛЬНЫЙ ОХВАТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Что касается личности предпринимателя Максима Калинина, то его напористость внушает уважение. Как пишет местная газета «Добрый вечер», окончив южносибирский Томский университет и вернувшись на родину в Петропавловск, он начал несколько лет назад производство двух видов пельменей ручной лепки. В газете публикуется и о цели молодого предпринимателя: «…мы должны быть везде – во всех магазинах города, области и республики».

И действительно, в настоящее время, согласно статье в газете, компания Максима Калинина «Максимальный размер» выпускает более 80 видов продукции и имеет торговые представительства в Астане и Алматы. В статье в газете «Добрый вечер» констатируется, что «каждая упаковка этих пельменей – это маленький шедевр изобразительного и дизайнерского искусства».

Судя по ассортименту петропавловских пельменей, они различны по рецептуре и являются сугубо казахским пищевым продуктом, поскольку носят названия «Хан», «Менин Казакстаным», «Мусульманские» и почему-то «Наша Russia» с точным дизайном титров известного российского ситкома.

ФИЛЬМ «КРАСОТКА» И СКАЗКА «ЗОЛУШКА»

Тем временем за своего коллегу заступилась группа художников, которые отмечают в своем заявлении, что «следует отличать плагиат от художественного заимствования, практикуемого в художественной среде. Хотим подчеркнуть, что этот вопрос не так прост, как может показаться неискушенному в вопросах искусства стороннему зрителю».

Фото рисунка одного из заседаний суда Петропавловска по делу художника Валерия Крестникова против предпринимателя Максима Калинина. Фото предоставлено Валерием Крестниковым. Петропавловск, февраль 2011 года.
Что касается личности Валерия Крестникова, то его коллеги-художники подчеркивают, что «за годы творчества он сумел выработать уникальный, легко узнаваемый, постоянно усложняющийся авторский почерк». Крестникову, утверждают они, не нужно доказывать высокий уровень и в глазах профессионалов он не подлежит сомнению.

Жена художника, Вера Гаврилко, ссылаясь на шестую статью закона об авторском праве, так защищает мужа на своем блоге: «Даже Репин использовал чужое композиционное решение в своей знаменитой картине «Не ждали». Идеи, концепции, методы и так далее не охраняются законом «Об авторском праве». Идеи должны свободно перемещаться в обществе, иначе наступит информационный коллапс. Человеку вообще свойственно заимствовать и развивать чужие идеи, и закон это не запрещает. В противном случае легко можно скатиться в абсурд, в пещерное мракобесие, ведь под удар автоматически попадут целые направления в современном искусстве».

Нелли Шиврина – директор астанинского музея современного искусства - также считает, что в нынешнем постмодернизме художники имеют право на цитирование и заимствование идеи и сюжетов не возбраняется.

«Допускаю, что та картина дала вдохновение на создание совершенно новой работы. Я сама практически ежедневно встречаюсь как минимум с подражаниями», – говорит Нелли Шиврина.

Эти тенденции, по ее мнению, наблюдаются не только в живописи. В качестве примера она приводит знаменитый фильм «Красотка» с участием Джулии Робертс и Ричарда Гира, в основе которого известная сказочная сюжетная линия сказки о Золушке. Нелли Шиврина насчитала как минимум сорок творческих линий, использующих тему маленькой неприметной девочки, волей случая достигшей счастья.

ЦЕЛЫЙ МИЛЛИОН ЗА ЧЕТЫРЕ СТРОЧКИ

Это не первый громкий судебный случай, связанный с защитой авторских прав в Казахстане. Так получилось, что самой Вере Гаврилко в июле 2010 года пришлось писать в газете «Око» об уникальном случае в Петропавловске, когда «местная поэтесса и просто пенсионерка» Марал Оспанова выиграла у производителей макарон судебный иск за использование ее стихотворения «Страна моя».

«Сейчас коллеги Марал Оспановой по перу шутят, что она стала обладательницей самого большого гонорара за всю историю казахской литературы. Шутка ли – четыре строчки и миллион тенге!» – писала тогда Вера Гаврилко, хотя Марал Оспанова также первоначально затребовала компенсацию в два миллиона долларов США, но позже простила производителей макарон, удовлетворившись миллионом тенге.
Фигура барса несет двойную нагрузку, ведь это современный символ Казахстана. Примененный же художником прием цитирования пельменщики обернули против него в суде.

Аналогичный случай произошел и в 2002 году, когда казахстанский художник Абдумалик Бухарбаев, создавший серию картин с образами исторических героев и ученых прошлого, обнаружил свои работы на шоколадных упаковках карагандинской конфетной фабрики. Стороны пришли к мировому соглашению, но сумма соглашения осталась неизвестной.

В переписке, 8 февраля, Вера Гаврилко обосновала сумму финансовых претензий к компании «Максимальный размах»: «Жасулан, вам, конечно, интересно, откуда взялась такая сумма иска? Мы здесь ничего не изобретали))). Подобная компенсация – до 50 тысяч МЗП – предусмотрена нашим законом об авторском праве. Мы взяли 30 тысяч МЗП». Это – ни много, ни мало два миллиона долларов.

В настоящее время судья Наталья Шалаева назначила проведение товароведческой экспертизы для оценки стоимости картины с вопросом для специалистов алматинского музея изобразительного искусства имени Кастеева: «Является ли картина «Юность Аблая» производным произведением от работы американского художника Крейга Теннанта?»

«Суд уже признал, что это работа Крейга является авторской копией, но никак не скачанной с Интернета картинкой. Адвокат художника раздобыла реестр методик судебных экспертиз Минюста, и в этом длинном-предлинном списке напрочь отсутствует методика определения производности в каком-то бы то ни было жанре искусства, то есть изначально определение суда о назначении экспертизы было незаконным», – пишет представитель истца Вера Гаврилко в письме корреспонденту нашего радио Азаттык.

МОЛЧАНИЕ КРЕЙГА ТЕННАНТА

Хранит молчание одна из главных сторон этой истории – художник Крейг Теннант, который является вполне уважаемой персоной среди коллег и любителей романтики эпохи освоения Дикого Запада. Судя по внутреннему смысловому наполнению его картин, выставленных на персональном сайте www.craigtennant.com, Крейг Теннант – явный республиканец.

Фото картины американского художника Крейга Теннанта.
Сторона истца судебного процесса в далеком Петропавловске заявляет, что они неоднократно обращались к нему, но американец ни разу не ответил на запросы его коллеги из Казахстана. Не ответили Крейг Теннант и его менеджер Шерил Уилсон в штате Колорадо и на сообщение на автоответчике и электронное письмо корреспондента нашего радио Азаттык.

Однако и тестирование картины с изображением индейца с пумой на известном поисковике картинок www.tineye.com также не дало четкого ответа на вопрос, является ли данное произведение продуктом Крейга Теннанта. Но обилие свободных ссылок и использование картинки без указания автора даже на тематических индейских сайтах дает повод предполагать, что этот рисунок давно стал общественно доступным и уроженец Нью-Йорка явно не имеет с кем-либо судебных тяжб из-за нарушений его авторских прав.

Единственный плюс от судебной истории в Петропавловске, возможно, в том, что она подвигла художника и жену к созданию специального блога, и теперь жители заснеженного города на крайнем севере Казахстана могут сравнить картины Ильи Репина, Гогена, Дега, Тулуз-Лотрека и других великих мастеров и раздумывать: являются ли некоторые картины заслуженных живописцев плагиатом с точки зрения современных законов о защите авторских прав.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG