Доступность ссылок

Создание по инициативе президентской партии «Нур Отан» экспертной комиссии по мониторингу судебной практики нарушает принцип независимости судов, говорят участники круглого стола радио Азаттык.


Между Союзом судей Казахстана и президентской партией «Нур Отан» подписан некий документ – меморандум, содержание и смысл которого, по словам участников круглого стола нашего радио Азаттык, заключаются в установлении общественного контроля за деятельностью судов.

Не является ли это возвратом к практике советско-коммунистического режима, когда существовал монопольный контроль исключительно одной партии над всей государственной властью? Не имело ли громкое увольнение судей своей конечной целью установление над судебной властью Казахстана «общественного контроля» одной партии?

В дискуссии принимают участие: Жармахан Туякбай – бывший генеральный прокурор Казахстана и бывший спикер мажилиса парламента, ныне сопредседатель Общенациональной социал-демократической партии «Азат»; Утеген Ихсанов – бывший председатель коллегии по уголовным делам Верховного суда Казахстана; Тагир Сисинбаев – бывший заместитель председателя Верховного суда, бывший депутат парламента, ныне директор юридической фирмы; Ирак Елекеев – член комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса парламента Казахстана.

Модератор круглого стола – сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулыулы.

«ОРУДИЕ ОДНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИЛЫ»

Ведущий:

– Господин Сисинбаев, вы заявляли, что судьи Казахстана запуганы после отстранения бывших шести судей Верховного суда и уголовного преследования в отношении них. Чем бы вы объяснили этот страх?

Тагир Сисинбаев:


– Вообще возникает вопрос: почему президенту и сенату докладывал этот вопрос руководитель правоохранительного органа? У нас же есть генеральный прокурор, который является высшим органом по надзору за законностью по этому же вопросу.

Во-вторых, почему запуганы? Ведь там как раз красной нитью проходило, что, вопреки государственным интересам, судьи Верховного суда, председатель надзорной коллегии, в частности Алмаз Ташенова, решили вопрос. Хотя на тот момент постановление надзорной коллегии не было отменено.

Я разговаривал с некоторыми председателями областных судов. Они говорят, что судьи теперь боятся, когда спор идет между государством и физическим лицом, решать вопрос не в пользу государства. Почему? Потому что боятся быть обвиненными или попасть под подозрение в чем-то нечистом. Поэтому решают дела, удовлетворяя интересы государства. Говорят: пусть наверху сами разбираются.

И кроме того, поскольку сказали, что все прослушиваются в те несколько месяцев, у судей возникло чувство, что за ними следят и их подозревают в чем-то. Обстановка такой нервозности как раз и привела к тому, что судьи просто боятся принимать законные решения.

Утеген Ихсанов:

– Интересы государства – это соблюдение всех законов государства, прежде всего самими государственными органами.

Утеген Ихсанов, бывший председатель коллегии по уголовным делам Верховного суда Казахстана.
Я должен сказать о том, что судьи и до этого были напуганы. Это не первый случай. Я вот, например, защищал от имени Союза судей одного председателя областного суда, и он там в течение почти года прослушивался. Даже без санкции прокурора. Это обыкновенная практика.

Судьи напуганы не только освобождением сразу шести судей Верховного суда. До этого – по-моему, если мне память не изменяет, три месяца назад – было уволено где-то около двухсот судей. По сокращению штата. Ни в Конституции, ни в конституционном законе о судебной системе такое основание, как сокращение штата, не предусмотрено.

Когда говорят о независимости суда, как это судьи – напуганные, держащиеся на страхе судьи – могут защищать интересы граждан? И тем самым наблюдать, как Казахстан соблюдает подписанный и ратифицированный им Международный пакт о гражданских и политических правах?

Жармахан Туякбай:

– Сегодня ни для кого не секрет, что судебная система является одним из самых коррумпированных органов нашей страны. И в этой ситуации, наверное, та работа, которая сегодня проводится, – выдергивание отдельных судей и показательное наказание этих судей – проблему не решит.

Говорят о том, что судьи боятся. Боятся они не только того, что в данном случае конкретно кого-то уволили или кого-то выгнали с работы. Боятся того, как сегодня угодить той власти, той системе власти, чтобы не оказаться неугодным. Сегодня всем известно, что сама по себе вседозволенность в судебных органах и всё, что происходит с коррумпированностью, – всё это имеет предтечу.
... Судьи, вопреки требованиям закона, справедливости, объективности, стали выполнять заказы. Заказы вышестоящих должностных лиц.

Предтечу в том, что элементарно всё это началось с того, что судьи, вопреки требованиям закона, справедливости, объективности, стали выполнять заказы. Заказы вышестоящих должностных лиц. Всё с этого и началось.

Поэтому, пока судьи не будут по-настоящему независимы от этих органов, пока они не будут подчиняться только закону, всё остальное (отдельные попытки борьбы с коррупцией, которые у нас практикуются) – это элементарный срез вершков, а корень зла остается.

Я считаю, что искоренение коррупции или уменьшение коррупционных фактов в судебной системе должно начинаться с подбора судей. Любой судья, любой член областного или Верховного суда должен быть в любом случае вне всяких подозрений. Любое подозрение должно быть истолковано как недоверие к этому судье.

Как они подбираются – так они вершат правосудие. Келейно подбираются, за взятки в судебную систему проникают. Конечно же, они будут эту свою психологию, свою мораль дальше распространять и на свою деятельность.

«ТОГДА НЕ НАДО ДЕРЖАТЬ ВЕРХОВНЫЙ СУД»

Ведущий:

– Как стало известно, между Союзом судей Казахстана и партией «Нур Отан» подписан некий меморандум. Господин Сисинбаев, вы являетесь членом экспертной комиссии по мониторингу. Вы не могли бы более подробно рассказать о содержании этого документа? Насколько этот меморандум соответствует требованиям Конституции и конституционного закона «О судебной системе и статусе судей РК»? Не нарушает ли он принципа независимости судей и судов?

Тагир Сисинбаев
:

– Это мне известно из сообщений СМИ. Но я хочу уточнить, что меморандум подписан не между партией «Нур Отан» и Союзом судей, а общественной комиссией по борьбе с коррупцией и Союзом судей, поскольку оба эти органа являются общественными объединениями. Поэтому что-либо сказать, а кроме того, сказать о содержании этого меморандума я не могу.

Здесь говорили о создании экспертной комиссии по внешнему мониторингу. Здесь не партия «Нур Отан» создала, а проявила инициативу партия «Нур Отан». В эту комиссию входят представители и других партий.

Конечно, как должна работать эта комиссия – ещё не определились. Просто была инициатива, было организационное заседание. Естественно, первое – эта комиссия не должна вмешиваться в отправление правосудия или каким-либо образом влиять на принятие решений.

Ведущий:

– Господин Сисинбаев, кто из оппозиционных партий входит в состав этой экспертной комиссии?

Тагир Сисинбаев:


– Нет, из числа оппозиционных партий нет.

Ведущий:

– Господин Елекеев, вы слышали ответ господина Сисинбаева? Что вы можете сказать по вопросу?

Ирак Елекеев:


Ирак Елекеев, член комитета по законодательству и судебно-правовой реформе мажилиса парламента Казахстана.
– Да, действительно есть определенные сомнения в части того, что они (экспертная комиссия) будут заниматься изучением уголовных дел. Нет, здесь такая цель не ставится. Это пути поиска, как не допустить в будущем коррупцию в судебной системе. Вот на что хотела бы обратить внимание эта совместная общественная комиссия.

Утеген Ихсанов:

– В нашей Конституции и конституционном законе создание надсудебными органами каких-то других структур, которые могут рассматривать по существу жалобы людей на судебные решение, не допускается. Там сказано, что учреждение специальных чрезвычайных судов под каким-либо названием не допускается, – пунт 4 статьи 75 Конституции Республики Казахстан.

Мало того, это образование, которым власти хотят осуществить мониторинг, также противоречит международному акту. Есть такая Европейская хартия о законе и статусе судей, принятая ещё в 1998 году. Еще есть такой документ, принятый Комитетом министров Совета Европы 13 октября 1994 года. Там прямо написано: «Принимать все меры для обеспечения уважения, защиты и поощрения независимости судей».

В нашей Конституции и конституционном законе создание надсудебными органами каких-то других структур, которые могут рассматривать по существу жалобы людей на судебные решение, не допускается.
Сейчас необходимо принять следующие меры: независимость судей должна быть гарантирована в соответствии с положением Конвенции, конституционными принципами, например, посредством включения конкретных положений в Конституцию и другие законодательные акты и посредством влючения положений настоящей рекомендации во внутреннее право с учётом традиции каждого государства.

Такие правила могут предусматривать следующее: решение судей не подлежит пересмотру вне рамок процедур обжалования, предусмотренных законом.

В данном случае попытка установления «общественного контроля» за деятельностью судов и судей явно нарушает эти международные документы, в которых черным по белому написано о недопустимости создания каких-то структур, ограничивающих независимость суда и судей.

Если же установить «общественный контроль» над судом, то тогда не надо держать Верховный суд, не нужны другие надзорные органы судебной системы. Вот судья вынес решение, и оно вступило в законную силу – иди и жалуйся в общественную комиссию. Общественная комиссия вызывает всех и рассматривает: правильно или неправильно поступил судья. Это просто нонсенс.

НОСТАЛЬГИЯ ПО СОВЕТСКИМ ВРЕМЕНАМ

Ведущий:

– Не имело ли громкое увольнение шести судей Верховного суда своей конечной целью установление монопольного контроля одной партии над всей государственной властью?

Жармахан Туякбай:


Жармахан Туякбай, бывший генеральный прокурор Казахстана и бывший спикер мажилиса парламента, ныне сопредседатель ОСДП «Азат».
– Желание партии «Нур Отан» превратить судебную систему в некий подконтрольный орган – это элементарное желание превратить судебную систему в орудие одной политической силы. Будет она сегодня во власти или, скажем, завтра не во власти – это элементарно называется грубейшим нарушением Конституции в части независимости суда и подчинения его только закону.

Разумеется, это ностальгия по старым тоталитарным советским временам, когда властвующие силы, в том числе политические силы, как «Нур Отан», хотят сегодня если не стать КПСС, то по крайней мере быть похожими на КПСС.

Мы только сейчас узнаём о том, что создали комиссию по контролю или надзору, хотя абсолютно никакой необходимости в такой организации нет. Но, тем не менее, пригласили кого? Только представителей партии, которая сегодня властвует, или политических партий, которые являются сателлитами этих политических сил, которые сегодня во власти.

Тагир Сисинбаев:

– Во-первых, я не могу отрицать того, что судебная система находится под политическим влиянием и принимает во многих случаях политически мотивированные решения. Это однозначно.

Но то, что касается освобождения шести судей от должности, я бы хотел поподробнее остановиться. Дело в том, что как раз сенату не были представлены достаточно материалы для решения вопроса, чтобы освободить их от должности. Разумно было бы приостановить их деятельность, как гласит статья 33, по-моему, конституционного закона о суде и статусе судей. И потом, уже убедившись, что действительно они совершили какие-то преступления, решить вопрос об освобождении.

Насколько мне известно, там два человека были арестованы, в отношении их избрана мера пресечения. Сначала им дали по десять суток для того, чтобы предъявили им обвинения, а в отношении остальных четверых вообще ничего нет.

Я спрашивал и интересовался: ничего нет. Нет возбужденного уголовного дела. Сразу возникает вопрос: почему сенат согласился? Потому что решение вопроса в тот день заняло всего полдня. Это дисциплинарный совет, судебный совет, представление президента, «чрезвычайное», как сказал Гани Касымов, заседание сената…

Никто ведь не поинтересовался, в чем суть-то. Есть какие-то прослушки, есть какие-то видеоматериалы. Но говорят ли они о том, что судьи совершили преступление?

Утеген Ихсанов:

Если одна партия создает экспертную комиссию по мониторингу судебной практики, то тогда Конституцию надо менять. Как в советское время, надо записать в нее, что партия «Нур Отан» является «организующей, руководящей силой казахстанского общества».
– Мне кажется, куда честнее была даже советская власть, когда рассматривались серьезные дела по «врагам народа». Подобные дела не доверяли судам. Они эти дела рассматривали своими «тройками», которые создавали при НКВД.

Судам давали на рассмотрение какой-то небольшой круг трудовых дел или взыскание материального ущерба и общеуголовного характера. По делам политического свойства – они были честнее – без всякого суда принимали решения сами на особых совещаниях НКВД или «тройки». Мы эту школу проходили. Так называемый «общественный контроль» за судебной властью – это как раз означает возврат к тем «славным временам». Они хотят возвратить вот эту традицию.

Если одна партия создает экспертную комиссию по мониторингу судебной практики, то тогда Конституцию надо менять. Как в советское время, надо записать в нее, что партия «Нур Отан» является «организующей, руководящей силой казахстанского общества». И тогда не будет надобности ни юлить, ни хитрить, потому что в Конституции будет написано. Как в советское время, «Коммунистическая партия Советского Союза является руководящей и организующей силой советского общества». Это как раз мечта бывших партийных функционеров о подчинении всех. Тогда почему другие партии не могут создать подобные комиссии?

Ведущий:

– На этом радио Азаттык завершает свой круглый стол. Редакция благодарит вас за участие в нашей дискуссии.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG