Доступность ссылок

Ислам Каримов ещё больше развил советскую традицию хлопкорабства


Дети собирают хлопок на полях Сырдарьинской области Узбекистана. Сентябрь 2009 года.

Дети собирают хлопок на полях Сырдарьинской области Узбекистана. Сентябрь 2009 года.

Цены на хлопок выросли до рекордных уровней на международном рынке. Но в Узбекистане, одном из крупнейших в мире экспортеров хлопка, фермеры еле сводят концы с концами, детская смертность на хлопковых полях не расследуется.


РАЗОРЁННЫЙ ФЕРМЕР

Мамуржон Азимов и члены его семьи долгие годы были фермерами и выращивали хлопок в Джизакской области Узбекистана. Но в прошлом году Азимов потерял арендованные у государства земли, на которых трудилась его семья, из-за больших долгов.

Теперь Мамуржон Азимов безработный. Он пытается прокормить свою семью из пяти человек и винит в своих бедах феодальную сельскохозяйственную систему. С помощью этой системы, по словам разорившегося фермера, обогащается только горстка людей из политической элиты, – людей, которые имеют связи с президентом Исламом Каримовым.

Наблюдатели считают, что эта система превращает фермеров в рабов, которые оказались в ловушке. Они работают за малую плату, только чтобы погасить свои долги. Мамуржон Азимов говорит, что цена на хлопок устанавливается государством в начале каждого года, а заработная плата за сбор хлопка – незадолго до начала сбора урожая.

«То, что происходит на международном рынке, не имеет значения для фермеров. Никто не заплатит фермерам дополнительно, если даже цены на хлопок повысятся. Если на международном рынке цены будут расти, то их плоды будут пожинать только чиновники», – говорит Мамуржон Азимов.

Другие фермеры, выращивающие хлопок в Узбекистане, в интервью Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» также соглашаются с мнением Мамуржона Азимова. Они считают, что не ощутят никакой выгоды от установленных на международном рынке цен на хлопок, которые выросли в конце октября до 1,2 доллара за фунт, что является самым высоким показателем за всю историю на мировом рынке хлопка.

ХЛОПКОВАЯ МОНОПОЛИЯ

В Узбекистане, согласно обязательной системе государственных закупок, фермеры юридически обязаны поставлять урожай в один из 120 местных пунктов сбора хлопка, где хлопковые волокна механическим способом отделяются от семян и готовятся для экспорта.
Никто не заплатит фермерам дополнительно, если даже цены на хлопок повысятся. Если на международном рынке цены будут расти, то их плоды будут пожинать только чиновники.


Согласно закону, узбекские фермеры должны продать свой хлопок «Узхлопкопрому» – компании, контролируемой государством, которая управляет всеми пунктами по очистке хлопка в стране, по цене, установленной правительством.

Официально предложенная фермерам цена составляет примерно одну треть цены на международном рынке хлопка. Однако на практике многие фермеры получают еще меньше – всего лишь одну десятую от мировых цен, потому что их высококачественный хлопок часто во время сбора «Узхлопкопромом» оценивается как хлопок низкого сорта.

Правительству Узбекистана принадлежит 51 процент акций компании-монополиста «Узхлопкопром». Однако информация о том, кому принадлежат остальные 49 процентов, никогда не обнародовалась. Но в расследованиях журналистов и правозащитников говорится, что частные акции находятся под контролем политических союзников президента Ислама Каримова и их родственников.

Джульетт Уильямс – сотрудница неправительственной британской организации «Фонд экологического правосудия». Она уже в течение многих лет проводит мониторинг экологического ущерба и борется против использования детского труда на узбекских плантациях. Джульетт Уильямс говорит: проблема в том, что Узбекистан до сих пор использует советский стиль командной экономики. Хлопок является важным стратегическим сырьем для узбекского правительства.

«Власти получают приблизительно миллиард долларов ежегодно от продажи хлопка и по своей прихоти заставляют фермеров производить только хлопок. Поскольку у фермеров нет выбора в том, что производить, они являются частью экономики, которая приносит пользу президенту Каримову и небольшой прослойке элиты. Поскольку торговля непрозрачная, любой наверху той элиты в состоянии извлечь из этого выгоду», – говорит Джульетт Уильямс.

ОБОГАЩЕНИЕ РЕЖИМА

По мнению наблюдателей, высокие цены на хлопок на мировом рынке действительно помогают режиму Ислама Каримова усилить свой контроль над населением Узбекистана. Вместо того, чтобы помочь фермерам, рекордные цены на хлопок обогащают мощные кланы, имеющие связи с режимом президента Ислама Каримова, – режимом, который обеспечивает деньгами себя через тоталитарный контроль над хлопковым производством.
Рустам Азимов, первый заместитель премьер-министра Узбекистана, выступает на ежегодном заседании совета управляющих Азиатского банка развития. Ташкент, 2 мая 2010 года.


Джульетт Уильямс говорит, что полномочия хлопковых баронов Узбекистана закрепляются благодаря тому, что фермеры становятся рабами в ловушке этой системы, которую лучше всего можно охарактеризовать как посткоммунистический феодализм номенклатуры.

«Это всё полностью контролируется государством, начиная от того, где фермер сеет семена. Он должен купить семена в правительственных учреждениях. Он должен рассказать, когда посеял семена, как посеял, сколько посеял. Фермер должен также заплатить определенную сумму государству за топливо для своего трактора или за удобрения", – говорит Джульетт Вильямс.

По её словам, любая сельскохозяйственная продукция в Узбекистане полностью контролируется государством и, когда дело доходит до сбора урожая, у фермера не остается выбора при продаже выращенной им продукции.

«Они не могут продать ее на свободном рынке. Они не могут продать ее непосредственно международным покупателям и торговцам. Все это делается через государственные учреждения очень темным, непрозрачным путем», – говорит сотрудница британской неправительственной организации.

ВСЁ ПОД КОНТРОЛЕМ КЛАНА

«Узхлопкопром» – единственный покупатель и поставщик узбекского хлопка. Компания транспортирует приблизительно 70 процентов хлопкового урожая страны трем государственным торговым экспортным организациям – это «Узпроммашимпекс», «Узмарказимпекс» и «Узинтеримпекс».
Поскольку у фермеров нет выбора в том, что производить, они являются частью экономики, которая приносит пользу президенту Каримову и небольшой прослойке элиты.


Точная структура собственности этих контролируемых государством экспортных организаций держится в секрете вместе с именами лиц, которые управляют ими. Однако известно, что хлопково-торговые фирмы курирует Эльёр Ганиев, министр внешних экономических связей, инвестиций и торговли Узбекистана. Эльёр Ганиев несет ответственность за определение цен, выбор покупателей и мониторинг валютных средств, полученных Узбекистаном от экспорта хлопка.

Считается, что первый заместитель премьер-министра и министр финансов Рустам Азимов, который, будучи еще министром внешнеэкономических связей, курировал государственную монополию на экспорт хлопка, также получил личную выгоду от непрозрачных связей в цепи по экспорту хлопка.

Ответственность за выполнение квоты возложена на 13 акимов областей, назначенных президентом Исламом Каримовым. Премьер-министр Шавкат Мирзияев лично контролирует действия этих акимов по производству хлопка.

БЕСПРЕДЕЛ НА ПОЛЯХ

Правозащитные организации говорят, что, пока эти областные назначенцы выполняют свои квоты, правительство в Ташкенте пытается предотвратить все акции правозащитников против насилия на хлопковых полях, запугивая их и других активистов по правам человека, поддерживающих фермеров, задействованных на хлопковых полях.
Статья в немецком издании Der Spiegel о хлопковом бизнесе в Узбекистане. 1 ноября 2010 года.


Для выполнения этих квот миллионы граждан Узбекистана призываются каждый год для работы на хлопковых полях во время сбора урожая, в их число входят студенты, учителя, врачи, другие специалисты, а также сотни тысяч детей. Однако в данном случае узбекское правительство оправдывается тем, что хлопок является стратегическим товаром страны.

Как и в прошлые годы, в этом году дети в Узбекистане вместо того, чтобы учиться, собирают хлопок. Ранее правозащитные организации и журналисты не раз сообщали о том, что детей во время сбора хлопка не кормят обедом, часто еду они носят с собой, им дают пить только водопроводную воду. Случаи смерти и травматизма во время сбора хлопка не расследуются.

Множество компаний в мире предпринимают шаги, чтобы отказаться от хлопка, собранного детьми в Узбекистане. Узбекская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» сообщила, что такие известные мировые марки, как Wal-Mart, H&M, Marks & Spencer, TESCO, Levi Strauss, «Всемирная организация по торговле халал-продукцией», объявили бойкот товарам, изготовленным из узбекского хлопка.

ХРОМАЮЩАЯ ИНФРАСТРУКТУРА

Фактически в Узбекистане хлопок приносит приблизительно 60 процентов валютного дохода от экспорта. Но власти, которые управляют эксплуатационной системой, не смогли реинвестировать прибыль в инфраструктуры, необходимые для поддержания хлопковой отрасли.

Ирригационная система Узбекистана, созданная еще в советское время, разрушилась – больше половины воды, необходимой для полива хлопковых полей, теряется по пути из Аральского моря.

Тем временем Аральское море сейчас составляет всего 15 процентов от своего изначального размера – трагедия Аральского моря считается одной из страшнейших экологических катастроф, в которой повинны сами люди. Земли, которые когда-то были пригодны для возделывания, оказались отравленными солями Аральского моря.

В Узбекистане практически нет хлопкоперерабатывающей промышленности, например, текстильных фабрик, где могли бы создаваться рабочие места. Премьер-министр Шавкат Мирзияев недавно объявил о планах вложить некоторую прибыль от хлопка в строительство новой текстильной фабрики.

Однако критики говорят, что такой шаг приведет к тому, что, вероятно, другое теневое псевдоправительственное предприятие, обогащающее политических союзников президента Ислама Каримова и их родственников, будет эксплуатировать рабочих.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG