Доступность ссылок

Восстановление после наводнения идёт медленно


Анна Фомич, жительница поселка Чкалово, пострадавшего от апрельского наводнения в Карагандинской области. 9 июня 2015 года.

Анна Фомич, жительница поселка Чкалово, пострадавшего от апрельского наводнения в Карагандинской области. 9 июня 2015 года.

Большинство жителей поселка Чкалово в Карагандинской области после апрельского наводнения не могут приступить к восстановлению домов. Пострадавшие говорят, что ремонту мешает сырость, да и компенсации за причиненный ущерб не хватает.

Большинство жителей поселка Чкалово в Карагандинской области после апрельского наводнения не могут приступить к восстановлению домов. Пострадавшие говорят, что ремонту мешает сырость, да и компенсации за причиненный ущерб не хватает.

СЫРОСТЬ И ПЛЕСЕНЬ

Дома в поселке Чкалово области до сих пор не просохли после наводнения. Многие населенные пункты в Карагандинской области затопило, когда в апреле уровень воды в реке Нура повысился из-за сброса воды в Самаркандском водохранилище.

В домах в поселке еще сыро, кое-где еще чувствуется канализационный запах: в день наводнения поселок топило и сточными водами. Даже с улицы видно, что стены домов еще мокрые. Жители не могут приступить к ремонту и приобрести новую мебель и бытовую технику. Опасаются, что в такой сырости ремонтные работы пойдут насмарку. Те, кто все-таки решился на ремонт, говорят, что поступают на «свой страх и риск». Но таких в этом поселке — единицы. Побывав в нескольких домах, репортер Азаттыка могла видеть, что люди спят на полу, в окружении кучи вещей. На стенах и потолках — черная плесень. Встречающиеся в поселке жители рассказывают, что в таких условиях сейчас живут почти все чкаловцы.

Дома в поселке Чкалово до сих пор не просохли после апрельского наводнения. 9 июня 2015 года.

Дома в поселке Чкалово до сих пор не просохли после апрельского наводнения. 9 июня 2015 года.

Жительница Чкалово Анна Фомич, проживающая вместе с мужем, матерью и двумя маленькими детьми, говорит, что их дом пострадал больше всех остальных в поселке, не считая рухнувших в результате наводнения. Семье этой женщины ущерб вместе с домом был оценен в два миллиона 400 тысяч тенге. Они не стали дожидаться, когда дом просохнет полностью, и одни из первых в поселке приступили к ремонту.

— У нас маленькие дети, и мы не можем жить без ремонта. Пол поменяли, крышу отремонтировали, сделали навесные потолки, чтобы не проступала плесень и была защита от дождей. Стены зашпаклевали, обои поклеили, хотя стены и сырые еще. Но в этот раз мы учли некоторые нюансы на случай очередного затопления: мебель купили из дерева, а не из ДСП, на высоких металлических ножках. Кровати теперь тоже у нас из кованого железа, чтобы в случае чего не пришлось их потом выкидывать. Выделенные деньги уже закончились, а ремонт еще предстоит доделывать за свой счет, благо хоть всю мебель с бытовой техникой купили, — говорит Анна Фомич.

Женщина ропщет, что возмещать ущерб, причиненный паводком сельскохозяйственной технике, ей, как и многим другим сельчанам, не стали. Не подсчитывался размер ущерба от порчи дорогих вещей, таких как норковые шубы и шапки.

84-летняя Анастасия Тополиди еще даже не приступала к ремонту. Здоровье после наводнения пошатнулось. Старушка не знает, с чего начинать. В доме вздулись полы, стена в спальне треснула. Печь, на которой пенсионерка готовила еду, тоже требует восстановления. На стенах плесень. Анастасия Тополиди живет одна: дети и внуки — в городе. Все они работают, поэтому еще неизвестно, когда появится возможность сделать в доме ремонт.

В таких условиях сейчас живет большинство жителей поселка Чкалово, пострадавшего от наводнения. Карагандинская область, 9 июня 2015 года.

В таких условиях сейчас живет большинство жителей поселка Чкалово, пострадавшего от наводнения. Карагандинская область, 9 июня 2015 года.

— Оценщики оценили нанесенный мне ущерб за дом и за мебель с бытовой техникой всего в один миллион 105 тысяч тенге. Этих денег не хватит, ведь какие сейчас стройматериалы дорогие! Я не говорю уже о других расходах. Да и боюсь, если честно, делать ремонт. Вдруг опять затопит. Но такого наводнения и разрушения, как в этот раз, никогда в жизни не было. В этом виноваты те, кто должен был следить за ситуацией и вовремя производить необходимые работы, — говорит Азаттыку Анастасия Тополиди.

БОЛЬШЕ, ЧЕМ ДРУГИМ

Аким Самаркандского сельского округа Мухтар Аксартов говорит, что государство оказало жителям Чкалово денежной помощи немного больше, чем некоторым другим пострадавшим от наводнения поселкам, например такому отдаленному селу, как Кызылжар. Учитывалось, что Чкалово расположено вблизи города и недвижимость там дорогая, оттого и суммы на восстановление домов были больше.

Домов в результате наводнения в этом поселке рухнуло меньше, чем в других. Практически все дома в Чкалово не саманные, были построены более качественно.

— Сносить пришлось один двухквартирный дом и один особняковый дом. Они были демонтированы, уже вырыт котлован под фундамент, — говорит Азаттыку аким Мухтар Аксартов.

Местные власти заверили, что к концу лета люди уже примут свои дома под ключ.

УЩЕРБ СЕЛЬСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

Многие жители поселка Чкалово остались недовольны денежной компенсацией за утраченное имущество. Но ситуация с мелкими сельскими предпринимателями оказалась намного сложнее. Тамара Цечаева, у которой пятеро маленьких детей, не может восстановить свой небольшой магазинчик после затопления. Это единственный в Чкалово продовольственный магазин, где жители могли купить необходимые продукты питания, моющие и чистящие средства, игрушки и средства по уходу за ребенком.

Владелица единственного в поселке Чкалово продовольственного магазина Тамара Цечаева показывает испорченные наводнением стеллажи и витрины. Карагандинская область, 9 июня 2015 года.

Владелица единственного в поселке Чкалово продовольственного магазина Тамара Цечаева показывает испорченные наводнением стеллажи и витрины. Карагандинская область, 9 июня 2015 года.

Женщина говорит Азаттыку, что денег на ремонт помещения магазина она не просит, восстанавливает за свой счет. Хочет хотя бы получить компенсацию за испорченный товар и технический инвентарь. Свой ущерб подсчитывала сама, говорит, что оценила его по минимуму. Вышло более миллиона тенге.

— Я залезла в долги, ведь нужно возвращать деньги за купленный ранее товар, который стал непригодным после наводнения. Повреждено много стеллажей, холодильников, камер хранения, витрин. От продажи некоторых продуктов и товаров пришлось отказаться, потому что их негде хранить и размещать. Я боюсь, что не смогу выкрутиться. Мне нужна помощь, — говорит Азаттыку предпринимательница Тамара Цечаева.

НУЖНО НАЙТИ СПОНСОРОВ

Аким Самаркандского сельского округа Мухтар Аксартов говорит, что в случае с индивидуальной предпринимательницей Тамарой Цечаевой государство не будет оказывать ей какую-либо помощь. По словам акима, на возмещение ущерба, нанесенного недвижимому и движимому имуществу, государство выделяет помощь только физическим лицам. Что касается индивидуального предпринимательства и товариществ с ограниченной ответственностью, то им будет помогать Фонд помощи предпринимателям. Предполагается, что помощь будет оказана в виде возмещения таким же товаром. И не сразу, а по мере поступления денег от спонсоров, которых еще нужно найти.

Вот так сегодня выглядит единственный в поселке Чкалово продовольственный магазин, пострадавший во время паводков. 9 июня 2015 года.

Вот так сегодня выглядит единственный в поселке Чкалово продовольственный магазин, пострадавший во время паводков. 9 июня 2015 года.

— Заявление Тамары Цечаевой с прилагаемыми всеми документами я отвез в палату предпринимателей. Но дабы им помочь, я вышел еще и с ходатайством на директора фонда помощи предпринимателям Бухар-Жырауского района и на карагандинский областной фонд о том, что мы, акимат, просим оказать этой индивидуальной предпринимательнице, матери пятерых детей, помощь. Я приложил список всего, что пострадало. Весь пакет документов я сдал. Меня заверили, что в течение двух месяцев — июня и июля — вопрос будет закрыт. Никто в помощи им не отказывает. Но единственная проблема в том, что надо найти спонсоров, — говорит Азаттыку Мухтар Аксартов, аким Самаркандского сельского округа, куда входит поселок Чкалово.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG