Доступность ссылок

Китай поддерживает оппозицию Ливии, но сам строить демократию не торопится


Министр иностранных дел Китая Янг Джиечи. Пекин, 7 марта 2011 года.

Министр иностранных дел Китая Янг Джиечи. Пекин, 7 марта 2011 года.

Министр иностранных дел Китая встретился с лидером оппозиции Ливии, заявив после, что оппозиция – «важный партнер в диалоге». Это один из последних тактических ходов властей Китая для налаживания связей с оппозицией Ливии, пишет «Нью-Йорк таймс».


После встречи с лидером ливийских повстанцев Махмудом Джибрилом 22 июня в Пекине министр иностранных дел Китая Янг Джиечи объявил, что оппозиция «всё в большей степени выступает представителем ливийского народа и постепенно становится важной политической силой в Ливии». Он повторил призывы Китая к мирному урегулированию конфликта, пишет автор статьи Кейт Брэдшер в газете «Нью-Йорк таймс».

Китай, который в последние годы придерживается политики невмешательства, выступает против международных попыток оказать давление даже на репрессивные правительства таких стран, как Зимбабве, Судан, Мьянма и Северная Корея.

Отступление Китая от своей обычной сдержанности по отношению к оппозиции диктаторам вызвало многочисленные дискуссии среди экспертов по внешней политике Китая.

НЕФТЯНОЙ ИНТЕРЕС

«Проведение переговоров с кем-либо, кроме действующего правительства, – это исключение. Несомненно, Китай преследует нефтяные интересы», – считает Бен Симпфендорфер, экономический и политический консультант в Гонконге, который исследует отношения Китая с Ближним Востоком, пишет «Нью-Йорк таймс».

Ливия была крупным экспортером нефти, пока поставки сырья не были приостановлены из-за продолжающегося гражданского конфликта. Китай покупает половину объема импортируемой с Ближнего Востока нефти и газа, а теперь импортирует из Саудовской Аравии больше нефтепродуктов, чем, например, Соединенные Штаты.

Китай также импортирует значительные объемы нефти из Ливии, хотя и меньше, чем из Саудовской Аравии.

Объем импорта Китаем ливийской нефти в прошлом году составил 4,45 миллиарда долларов, согласно данным информационной службы Global Trade Information Services, базирующейся в столице американского штата Южная Каролина.

Янг Джиечи отметил в своем заявлении, что «у Китая нет никакого интереса выискивать выгоду в спорном вопросе в Ливии». «Китай относится к кризису в Ливии как к внутреннему делу этой страны. Китай полагает, что будущее Ливии должно быть решено ливийским народом», – говорит министр иностранных дел Китая.

СТАНЕТ ЛИ КИТАЙ ДЕМОКРАТИЕЙ?

По прогнозам эксперта Чарльза Робертсона из инвестиционной группы «Ренессанс-Капитал», Китай сможет стать демократичным к 2017 году, пишет в блоге интернет-версии газеты «Файнэншл Таймс» Стефан Уэгстил. Это с учетом того, что экономика будет расти, а ежегодный ВВП на душу населения достигнет отметки в 15,5 тысячи долларов. И это будет хорошо для Китая и для всего мира. Замечательно, конечно, если всё пойдет подобным образом. Но насколько можно быть уверенным?

Чарльз Робертсон выстраивает прогнозы на широко известных учениях о связях между экономическим развитием, растущими доходами и политической трансформацией из авторитарного режима в демократичный.

Подробно излагая данные исследований 150 государств, он показывает в своем отчете, что нет оснований для краха демократии и превращения ее в недемократичную форму правления, когда доход на душу населения достигает 10 тысяч долларов. В число 45 крупнейших демократических стран, которые вышли на этот уровень, сейчас входят Мексика и Ливан (по данным 2009 года). Турция, Бразилия и Сербия, возможно, присоединились к ним в 2010 году, говорит Чарльз Робертсон.

Риски сворачивания демократии равны всего одному проценту даже в том случае, когда доход на душу населения выше шести тысяч долларов в год.

Исключением из этого правила являются производители энергоресурсов, особенно на Ближнем Востоке, где автократии выжили даже при том, что доход на душу населения у них очень высок – более 19 тысяч долларов в год. Чарльз Робертсон считает, что ответ очевиден – у этих государств нет необходимости облагать налогами своих граждан.

25 самых богатых автократичных стран, за исключением шести из них, являются ведущими энергопроизводителями. Исключениями стали Сингапур, Куба, Тунис, Таиланд и Китай, а также Беларусь, которая получает субсидирование в виде энергоресурсов из России.

ПО КАКОМУ СЦЕНАРИЮ ПОЙДЕТ КИТАЙ?

Так что же по поводу Китая? Чарльз Робертсон считает, что Китай только что вошел в наиболее опасный политический период, с ВВП на душу населения в 6200 долларов в 2009 году. Даже если предположить, что прирост ВВП будет на уровне девяти процентов в год, страна до 2014 года будет оставаться в наиболее значимом диапазоне с ВВП на душу населения 6-10 тысяч долларов, отмечает он.

Исходя из этого, легче понять, почему власти так опасаются «жасминовой революции» в этот период, и это позволяет объяснить планы властей удвоить доходы населения к 2015 году несмотря на риск инфляции.

Стефан Уэгстил, автор статьи «Китай: демократия к 2017 году?» газеты «Файнэншл Таймс», полагает, что инфляция является потенциальным катализатором для демонстраций, если учесть привычку населения делать сбережения, поэтому власти Китая оказались в сложной ситуации.

Теоретически Китай может надеяться на то, что, если он сможет ускоренными темпами достичь уровня ВВП на душу населения выше отметки в 10 тысяч долларов, тогда политические риски уменьшатся. Возможно, Китай станет вторым Сингапуром. Но это крайне маловероятный сценарий, пишет Стефан Уэгстил. Страны, не являющиеся экспортерами энергоносителей, всегда становятся демократическими.

Подводя итог, можно утверждать, что Коммунистическая партия Китая права в своих опасениях относительно революции, а знание истории позволяет нам предположить, что ей повезет и она избежит наступления демократии до 2017 года, когда ВВП на душу населения, как прогнозируется, достигнет отметки в 15 550 долларов.

Хорошие новости для мировой экономики заключаются в том, что переход к демократии не препятствовал экономическому росту Тайваня и Южной Кореи. Доход на душу населения в этих странах продолжал расти примерно на тысячу долларов в год и после демократизации.

Что можно сказать об умозаключениях Чарльза Робертсона? Основная сложность заключается в том, что он объединяет примерно 150 больших и малых стран. На самом деле может оказаться, что у Китая слишком много особенностей для того, чтобы к нему можно было применить правила, которыми руководствуется большинство других государств. Либо для исполнения этих правил потребуется более длительное время, пишет Стефан Уэгстил.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG