Доступность ссылок

Синьцзян. Уйгурам не дают искать пропавших в 2009 году родственников


На месте столкновений полиции и этнических уйгуров. Урумчи, 7 июля 2009 года.

На месте столкновений полиции и этнических уйгуров. Урумчи, 7 июля 2009 года.

Спустя три года после жестокого подавления уйгурских протестов в Китае семьи до сих пор не могут разыскать своих родных, исчезнувших во время массовых арестов.


Правозащитная организация Amnesty International выпустила на этой неделе отчет, в котором утверждает, что власти запугивают уйгурские семьи, разыскивающие своих пропавших без вести родственников.

Три года назад в Урумчи, столице Синьцзян-Уйгурского автономного района, произошли столкновения между этническими китайцами и представителями уйгурской общины. По официальным данным, 197 человек погибло в результате волнений, большинство из них ханьцы - этнические китайцы.

Данные очевидцев, собранные после беспорядков организацией Amnesty International, ставят под сомнение официальную версию событий и свидетельствуют о неоправданном или чрезмерном применении силы полицией в отношении уйгурских демонстрантов, включая избиения, применение слезоточивого газа и стрельбу по толпе.

АТМОСФЕРА СТРАХА

Массовые аресты и поголовные обыски, последовавшие за беспорядками, повлекли произвольные задержания сотен, если не тысяч людей. Позднее появились сообщения, где подробно освещались исчезновения, пытки и жестокое обращение с уйгурами.

Семьи, пытавшиеся узнать о своих пропавших без вести родственниках, запугиваются властями Китая. Некоторые члены семей задерживались и им угрожали власти. Все это делалось для того, чтобы прекратить их ходатайства и поиск родных и близких, пишет Amnesty International.

Две женщины-уйгурки смотрят сквозь полицейское ограждение. Урумчи, 9 июля 2009 года.

Две женщины-уйгурки смотрят сквозь полицейское ограждение. Урумчи, 9 июля 2009 года.

Правозащитная организация Human Rights Watch пишет, что 43 человека пропало без вести. Но реальные цифры гораздо выше, пишет американская газета The Wall Street Journal.

В последний месяц десятки уйгурских семей публично выступили с рассказами об исчезнувших в июле 2009 года родственниках. Среди них - семьи из Урумчи, Кашгара, префектуры Хотан СУАР.

Среди пропавших без вести: мясник, автомеханик, менеджер ресторана, водитель автобуса, продавец фруктов, шеф-повар, студент, недавний выпускник университета, музыкант и недавний выпускник лесной школы. Только 19 из этих семей позволили обнародовать свои имена. Все боятся мести со стороны властей, отмечает Amnesty International.

Похоже, что эти 19 семей - лишь небольшая часть тех, у кого пропали родственники.

ЖИВЫ ИЛИ МЕРТВЫ?

Патигуль Эли, мать одного из пропавших без вести Имаммамета Эли, сказала, что она видела по крайней мере представителей 30 других семей перед полицейскими и правительственными учреждениями в Урумчи, также пытавшихся получить сведения о пропавших родственниках.

«Почти три года я не знаю, где мой сын – даже жив ли он или мертв», - приводит Amnesty International слова Патигуль, сказанные Радио «Свободная Азия».

Она слышала от двух бывших заключенных, которые находились в одной камере с Имаммаметом, что ее сын был повторно допрошен и подвергнут пыткам. Патигуль говорит, что после разговора с иностранными журналистами она находится под постоянным наблюдением.

Сообщается, что начальник департамента общественной безопасности Урумчи Ван Миншан сказал о получении им 300 запросов от семей по помощи в поиске родственников.

Один из подсудимых по делу о событиях в Урумчи. Кадр из китайского телевидения, 15 октября 2009 года.

Один из подсудимых по делу о событиях в Урумчи. Кадр из китайского телевидения, 15 октября 2009 года.

По словам одного из членов семьи, только в Ханской префектуре - более двухсот семей с пропавшими родственниками. Многие из этих семей боятся просить о помощи из страха перед местью со стороны властей.

Для многих семей поездки в Урумчи и Пекин являются существенным финансовым бременем, но, тем не менее, многие из них неоднократно ездили туда в попытках получить какую-либо информацию.

Вместо помощи со стороны властей, многие члены семьи описывают годы угроз, запугивания, задержания даже за ходатайства к властям и поиск информации. Семьи, публично выступившие со своими историями в интервью Радио «Свободная Азия» рассказывают об усиленном наблюдении, угрозах и приказах прекратить общение с зарубежными организациями.

Некоторые говорят, что они даже не ищут возмещения ущерба или компенсации от властей за исчезновение своих близких, но просто желают узнать, живы или мертвы их друзья и родственники. Некоторые из них рассказывают, как трудно жить с неопределенностью о судьбе своих близких.

ПРОИЗВОЛЬНЫЕ АРЕСТЫ

Несколько комитетов ООН, включая Комитет против пыток и Комитет по правам человека, отмечают ряд случаев, в которых власти Китая нарушают права семьи знать, что случилось с ее родственниками в течение нескольких месяцев и лет, нарушают запрет на применение пыток и других видов жестокого обращения.

Некоторые из исчезнувших даже не принимали участие в протестах 5 июля, говорят их семьи.

Отряд китайской полиции шагает по Урумчи. 19 июля 2009 года.

Отряд китайской полиции шагает по Урумчи. 19 июля 2009 года.

Абаксун Сопур, продавец фруктов в Урумчи, по словам его жены Райхангуль Тахир, даже прилагал усилия, чтобы держаться подальше от района, где были беспорядки. Он продавал фрукты в другой части города, вечером вернулся домой, а утром решил не выходить из соображений безопасности. Но на следующий день Абаксун пошел на работу. Вечером он позвонил жене, что полиция предложила ему и его друзьям их подвезти, так как многие улицы были заблокированы.

Но вместо того, чтобы привезти их домой, они были доставлены в полицейский участок Шень Мин недалеко от Народной площади. Райхангуль с тех пор ничего не слышала о нем, хотя упорно искала сведения о его местонахождении.

Ее, как и членов других, публично высказывавшихся семей, посетила полиция и предупредила, чтобы она более ни с кем не говорила про мужа.

В день демонстрации 33-летний Тургун Обилкасим был на работе на кухне в гостинице «Хуакяо» в центре Урумчи. Для того, чтобы защитить своих сотрудников, менеджер Салфурат после того, как вспыхнули беспорядки, закрыл ресторан и запер двери. Он разрешил своим сотрудникам остаться в отеле в течение нескольких следующих дней, чтобы они не подвергались риску, выйдя на охваченные беспорядками улицы.

Но через четыре дня Тургун был увезен полицией вместе с 70 другими сотрудниками четырех ресторанов, расположенных в гостинице.

Мербаба, жена Обилкасима, обращалась к властям бесчисленное количество раз в поисках сведений о своем муже, но каждый раз получала один и тот же ответ: «Иди домой, заботься о своих детях. Мы свяжемся с тобой». Но они никогда этого не делают.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ РАБИИ КАДЫР

Рабия Кадыр, президент Всемирного уйгурского конгресса, высказала свою точку зрения в газете Wall Street Journal: «Есть опасения, что в третью годовщину столкновений в Урумчи будет происходить дальнейшее цементирование существующей политики Китая. В ожидании протестов китайские власти уже объявили, что временное разрешение на проживание рабочим из сельской местности, позволяющее оставаться в Урумчи, отозвано».

«Никто не остановит законные протесты уйгуров, - пишет в статье «Второй Тибет Китая» Рабия Кадыр. – Но если мы движемся от протестов к справедливому политическому решению, мир нуждается в понимании того, что Китай будет продолжать стимулирование этнической и религиозной ненависти, чтобы убедить зарубежье в необходимости продолжения существующего правления».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG