Доступность ссылок

Дети войны ищут и находят своих отцов, которых люди ненавидели как нацистов


Нацистский офицер на руинах города Саарбрюккен. 1945 год.

Нацистский офицер на руинах города Саарбрюккен. 1945 год.

В период Второй мировой войны на оккупированных немцами территориях немало местных женщин родили детей от немецких солдат. Эти дети выросли в атмосфере ненависти к нацистам. Некоторые из них сейчас находят в Германии свою немецкую родню. Однако этот процесс идет трудно.

СПУСТЯ 60 ЛЕТ

О новом историческом исследовании недавно поведала американская газета «Вашингтон Пост». Начинается оно с конкретной судьбы француза по имени Жан-Жак Делорм.

Однажды, после многих лет таинственного, упрямого, но многозначительного молчания матери, его бабушка вытащила желтый конверт с фотографиями немецкого солдата.

Оказалось, что он был любовником матери во время нацистской оккупации Франции во Второй мировой войне. «Тогда-то я понял всё, - рассказал Жан-Жак Делорм. - Наконец-то у меня был отец».

Согласно историческим подсчетам, более 800 тысяч детей родились от немецких солдат во время четырехлетней оккупации Европы гитлеровской армией. Из них почти 200 тысяч детей родились только во Франции. Большинство, как и Жан-Жак Делорм, росли под покровом скрытности и позора.

Они были объектами высмеиваний в школах, не понимая, в чем провинились. Многие матери пережили публичную экзекуцию, когда их, постриженных и голых, проводили по улицам после отступления немцев. Мать Делорма была брошена в тюрьму по обвинению в предательстве.

И сейчас, спустя 60 лет, некоторые из этих выросших детей начинают говорить, преодолевая стыд, который удерживал их все это время. Более того, есть и такие, которые пытаются разыскать своих немецких родственников.

НЕМЕЦКАЯ РОДНЯ ФРАНЦУЗА

Жан-Жаку удалось разузнать о своей немецкой половине. Его отец Ганс Гоффман был до войны пекарем. Когда началась Вторая мировая, его призвали в армию и он попал в военный оркестр, расквартированный в оккупированном Париже.

Гоффман умел играть на виолончели. И это спасло его от фронта. Он взял себе в служанки парижскую девушку. В конце войны, когда Третий рейх трещал по швам, Ганс Гоффман был убит в одной баварской деревушке. Это случилось 25 апреля 1945 года во время американской танковой атаки.

«Это открытие не умиротворило меня, - признается Жан-Жак Делорм. - Но я хотя бы достиг определенной ясности. Это случилось внезапно – я приобрел отца, тетушек, двоюродных братьев и сестер. Целую семью».

Самому Жан-Жаку Делорму сейчас уже 65 лет. Он вышел на пенсию после многолетней службы в почтовом отделении в городке Ментон на Французской Ривьере.

«СЕРДЦА БЕЗ ГРАНИЦ»


Чтобы помочь людям со сходной судьбой, Жан-Жак Делорм основал три года тому назад организацию под названием «Сердца без границ». Сейчас в ней уже 300 человек – детей немецких солдат. Они обмениваются телефонами и говорят о том, о чем эти дети войны не смели говорить всю свою жизнь, пребывая в окружении, которое не могло бы их понять и принять.

Организация провела общий съезд в ноябре, где все могли обменяться своими историями и послушать специалистов, рассказывающих о размахе и подробностях этого массового явления в Европе.

Директор германского Мемориала жертв нацизма, над которыми испытывали эвтаназию, Георг Лилиенталь сообщил, что очень немного немцев готовы говорить о детях войны, несмотря на то что в бывших оккупированных гитлеровцами странах эта тема стала явной.

Ведь многие немецкие солдаты, ставшие отцами в чужих странах, одновременно имели жен и детей у себя дома. В большинстве случаев, отмечает Георг Лилиенталь, отцы уже умерли, но при этом лишь некоторых детей войны приняли с радушием их сводные братья и сестры.

Тем не менее есть немало случаев, когда дети были отвергнуты немецкими семьями. «Нужно больше времени», - добавляет Георг Лилиенталь.

ВСТРЕЧИ НА РОЖДЕСТВО

Французский министр иностранных дел Бернар Кушнер обратился недавно к немецкому правительству с призывом предоставить гражданство тем, кто нашел своих родственников по отцу в Германии.

Некоторые дети уже получили немецкие паспорта, другие активно подают документы на получение гражданства. Как предсказывает Георг Лилиенталь, подобные инициативы вскоре возникнут и в других странах. По его словам, проблемы и трудности, с которыми сталкивались эти дети на протяжении всей своей жизни, продолжают травмировать их до сих пор.

Жан-Жак Делорм начал любопытствовать по поводу своих родителей, еще когда ему было 12 лет, и он нашел семейный документ, по которому послевоенному мужу матери было дано право на усыновление Делорма.

Жан-Жак начал допытываться у всех, но никто не рассказывал ему ничего. С тех пор это стало как навязчивая идея. Он донимал бабушку, которая его растила. Приставал с вопросами к маме. Бабушка увиливала. Мама злилась и молчала.

В школе в маленьком городке в Нормандии ему язвительно бросали, что он сын немца. Правда начинала приобретать реальные очертания, когда он подрос. И худшее подтвердилось, когда бабушка отважилась показать ему фотографии отца.

«Мы были детьми извергов, - вспоминает Делорм о временах всеобщей ненависти к нацистам в послевоенной Франции. - Как только я заговаривал о своем родстве, люди сторонились меня. И в конце концов я взял в привычку молчать об этом».

Мать Делорма умерла в 1994 году, и Жан-Жак еще более активно стал искать свое немецкое родство. В 2007 году Делорм отправился в немецкий город Майнц на встречу со своими братом и сестрой.

Они ведь никогда ничего не знали о семейных похождениях их отца в оккупированной Франции. После нескольких затруднительных моментов они приветствовали Делорма как члена семьи.

Все трое стали обмениваться рождественскими поздравлениями и подарками. И недавно решили, что будут раз в год наведываться друг к другу в Германии и Франции попеременно.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG