Доступность ссылок

Двери обычных школ для детей-инвалидов пока закрыты


Приходящая на дом учительница дает урок Асанали Дуйсенову, 10-летнему мальчику из города Уральска. Май 2011 года.

Приходящая на дом учительница дает урок Асанали Дуйсенову, 10-летнему мальчику из города Уральска. Май 2011 года.

Детей-инвалидов за партами обычных классов в школах Западно-Казахстанской области не увидишь. Их родители говорят, что ограниченные возможности в развитии не должны ограничивать права, в том числе и на образование.


Асанали Дуйсенову скоро исполнится 10 лет. Его самая заветная мечта – учиться в школе. Но из-за врожденной гидроцефалии и постигшего его детского церебрального паралича (ДЦП) третьеклассник вынужден усваивать учебную программу в стенах родного дома. Причем по вспомогательной программе. С этим не согласны родители мальчика.

– К нам в неделю три раза приходят учителя 15-й школы, – говорит мама мальчика Гульвира. – Они занимаются с ним по два часа. По программе обучение проходит лишь по трем предметам: русский язык, чтение и математика. Есть дополнительное коррекционное занятие. Но я ведь вижу, что мой ребенок способный, он у меня шустрый, любознательный, пытливый, интеллект у него сохранен. Даже если ему сложно, он всё выспрашивает, ему всё интересно. А программа, по которой его обучают, слишком ограниченная. Он учится в третьем классе, а педагоги всё еще несут к нему учебники первого класса. Раз он легко осваивает эту программу, почему бы дальше не идти?

НАРАВНЕ СО ВСЕМИ

Пока Гульвира пытается добиться, чтобы психолого-медико-педагогическая консультация (ПМПК) позволила ему обучаться по общеобразовательной программе. В глубине же души она надеется увидеть сына за партой обычного школьного класса.

– По направлению облздрава мы месяц лечились в реабилитационном центре в Астане, – говорит мама Асанали Дуйсенова. – И тогда он посещал обычный класс. Видели бы вы тогда его глаза. Он не просто приобрел новый багаж знаний – ведь там дети изучали разные предметы, – но и с удовольствием общался с другими детьми, нашел среди них друзей. Он менялся буквально на глазах. Все-таки школа для всестороннего развития ребенка многое значит. Обучаясь на дому, он все равно остается сжатым, скованным, не получает достаточно знаний и навыков, не приобщается к обществу, живет в своем мире. В коллективе же он раскрывается, становится совершенно иным. Поэтому мы очень хотим в школу.

Однако ни Асанали Дуйсенова, ни других детей с ограниченными возможностями общеобразовательные школы Западно-Казахстанской области сегодня не принимают. Причина банальна – для этого нет практически никаких условий.

«ТЫ С НИМ НЕ ХОДИ»

Руководитель общественного объединения детей-инвалидов «Байтерек» в Уральске Мерует Санкаева знакома с этими проблемами не понаслышке. Самым большим препятствием она считает неподготовленность общества. По ее словам, здоровая среда далеко не всегда принимает в свой круг детей с ограниченными возможностями.
Чего греха таить, нередко взрослые относятся к инвалидам как к неким прокаженным. Родители здоровых детей не очень рады тому, что их чадо, возможно, будет учиться вместе с инвалидами.

– Чего греха таить, нередко взрослые относятся к инвалидам как к неким прокаженным, – говорит Мерует Санкаева. – Родители здоровых детей не очень рады тому, что их чадо, возможно, будет учиться вместе с инвалидами. Они боятся, что маленькие дети будут повторять стереотипы поведения ребят-инвалидов, думают, что они могут как-то навредить. Некоторые признают, что им просто не нравится, как выглядят и ведут себя дети с ограниченными возможностями. Мы пытались вводить в среду здоровых «особых» детей. Причем с первого класса. Но сталкивались с такими проблемами, когда сами родители подстрекали своих детей на то, чтобы они с ними не играли, говорили «ты с ним не ходи», «ты с ним не стой», «он может укусить тебя или толкнуть».

Отдельная проблема – отсутствие соответствующих кадров. Обучение таких детей наравне с обычными требует специальной подготовки учителей, и не просто профессиональной, а прежде всего моральной, утверждает руководитель общественного объединения детей-инвалидов «Байтерек» Мерует Санкаева.

– Сейчас мы вот работаем со студентами, будущими психологами, – говорит Мерует Санкаева. – И видим, что они совершенно не готовы к работе с такими детьми. Недавно у нас проходило праздничное мероприятие, студенты пришли поздравить наших детей. Так одна из них упала в обморок. Мы не знали, то ли ее откачивать, то ли за детьми смотреть. И это наши будущие специалисты.

НАЧАТЬ С ДЕТСКИХ САДОВ

Состояние материально-технической базы объектов образования - отдельная тема. Только 92 из 417 средних образовательных школ Западно-Казахстанской области имеют широкие выходы и пандусы. То есть в остальные школы колясочники даже попасть не смогут. В детских садах ситуация еще хуже. Элементарный доступ в здание для неходячих детей обеспечен лишь в 19 дошкольных организациях, тогда как их в области 168. Подъемника, специального лифта и адаптированного санузла, специальных мест с поручнями и других компонентов безбарьерной зоны нет ни в одном учебном заведении и ни в одном детсаде.

Наличие всех этих проблем в областном управлении образования не скрывают. Комплексный подход к практическому внедрению инклюзивного образования был предусмотрен лишь в конце прошлого года, когда была принята программа развития образования на 2011–2020 годы.

Так, согласно этой программе, к 2015 году образовательными программами должно быть охвачено не менее 60 процентов детей, имеющих особые нужды в развитии, причем 25 процентов – инклюзивом. В 30 процентах школ должны быть созданы все необходимые условия для внедрения инклюзивного образования.

Инклюзивное образование предусматривает вовлечение ребенка с ограниченными возможностями в развитии во все виды деятельности – образовательную и внеклассную, при этом у одноклассников формируется отношение к инвалиду как к равному и в то же время как к человеку, которому нужна помощь и поддержка.

Если в Западно-Казахстанской области 423 школы, значит, около 130 школ должны быть готовы к обучению детей-инвалидов.

Начальник отдела коррекционного образования и охраны прав несовершеннолетних областного управления образования Надежда Лебедева говорит, что инклюзивное образование для казахстанского общества – понятие новое.

– Поэтому к его внедрению, – говорит Надежда Лебедева, – надо подходить продуманно, поэтапно. До 2015 года мы будем готовить детсады, школы, профлицеи. В текущем году будет разрабатываться нормативно-правовая база, на сегодня мы произвели ревизию всех учебных заведений, проводим полный анализ ситуации. По его результатам в 2012 году будут заложены средства, планируется формирование материально-технической базы. По мере выделения средств условия будут создаваться.

Тем не менее, по словам Надежды Лебедевой, сказать, что сегодня ничего не делается нельзя: к примеру, в детских садах области уже открыты кабинеты инклюзивного образования: два кабинета в Зеленовском районе, два – в Аксае и пять кабинетов в дошкольных учреждениях города.

– Это значит, что уже с дошкольного возраста дети с ограниченными возможностями будут привлечены в общие группы, – говорит Надежда Лебедева. – То есть они наравне с обычными детьми будут ходить в массовые детские сады, заниматься с ними по воспитательной и образовательной программе. Но помимо этого, они будут получать и коррекционную помощь специалистов. Это и входит в задачи инклюзивного образования. Почему мы начали в детских садах? Потому что, как известно, чем раньше начнешь, тем лучше будет эффект.

По словам Надежды Лебедевой, всего в специализированных группах на сегодня – 110 детей, в инклюзивных кабинетах – 331 ребенок. Далее по цепи непрерывного образования – школы. Инклюзивных классов, говорит она, естественно, нет ни в одной средней образовательной школе, зато частичный инклюзив предусмотрен в 26 учебных заведениях. В них уже не первый год действуют коррекционные классы, которые и призваны подготовить детей с ограниченными возможностями к обучению в обычных классах.

«НЕ НАЦЕЛЕНЫ НА ИНКЛЮЗИВ»

Директор средней школы № 3 Уральска Любовь Юшина говорит, что до 5-го класса дети должны обучаться отдельно. За это время, по ее словам, они проходят все требующиеся процедуры, а специалистам необходимо заложить основные навыки учебного труда, знания, которые пригодятся им в старшем звене. До 5-го класса такая форма обучения в коррекционных классах на базе школ является наиболее приемлемой, а когда они окрепнут к 5-му классу, с разрешения ПМПК они могут перейти уже в обычные классы, говорит Любовь Юшина.
Ей нравится учиться в школе, я вижу, как она тянется за здоровыми детьми. Ей есть с чем сравнивать, к чему стремиться. Мы даже понемногу начали ходить. То есть и на здоровье ребенка это хорошо отразилось.

В школе классы коррекционно-развивающего обучения для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата действуют с 2008 года. Таких классов насчитывается уже три. Третьеклассница Юлия Фролова на правах старшей помогает первоклашкам. Как говорит ее мама, Наталья, сама девочка изменилась за годы обучения.

– Сначала я побаивалась, пусть это специализированный класс, но всё же это обычная школа, – говорит Юлина мама. – Ведь ребенок совершенно не был подготовлен, на тот момент она не могла ходить. Но я всё же рискнула. И знаете, ничуть не жалею. Она раскрылась, стала более раскрепощенной. Ей нравится учиться в школе, я вижу, как она тянется за здоровыми детьми. Ей есть с чем сравнивать, к чему стремиться. Мы даже понемногу начали ходить. То есть и на здоровье ребенка это хорошо отразилось.

Если коррекционные классы в школах посещают 219 детей, то 88 подростков с ограниченными возможностями занимаются в профессиональных лицеях, но при этом коррекцию они не получают. Как объясняют в областном управлении здравоохранения, сказывается опять-таки отсутствие нормативно-правовой базы. Эта же проблема является причиной малочисленности «особых» учащихся в средних специальных учебных заведениях.

Надежда Лебедева, начальник отдела коррекционного образования и охраны прав несовершеннолетних областного управления образования, говорит, что, к примеру, профессиональный лицей № 5 с удовольствием берет на практику выпускников школы-интерната для детей с нарушением слуха и речи:

– Поскольку все они такие пытливые, старательные. В лицее рады бы зачислить их в свои группы, но вот сурдопедагога у них нет. А в штатное расписание они не могут ввести, потому что нет нормативно-правовой базы и они не нацелены на инклюзив. Поэтому в этом году штатное расписание будет пересмотрено, и мы намерены включить в типовые штаты ПШ должность сурдопедагогов и дефектологов.

В Западно-Казахстанской области на учете состоит 7859 детей с ограниченными возможностями в развитии. Более 30 процентов из них способны обучаться в массовых классах общеобразовательных школ и в обычных группах дошкольных организаций при условии обеспечения их коррекционной поддержкой. Инклюзивно могут обучаться и дети, имеющие нарушения опорно-двигательного аппарата, численность которых составляет 13,4 процента от общего количества детей, имеющих особые нужды в развитии.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG