Доступность ссылок

Российский сенатор замял свое предложение создать в стране собственный «суверенный» Интернет, но Кремль, очевидно, пытается получить больший контроль в Сети.


Очаровательный герой советской детской книжки 1966 года и одноименного мультфильма оказался в центре обсуждения кремлевских намерений осуществлять более строгий контроль над местным использованием Интернета.

В конце апреля верхняя палата парламента России выступила с предложением о создании внутрироссийского Интернета, недоступного из-за рубежа. Исключением могли бы стать разве что члены возглавляемого Россией Таможенного союза. Назвать его предложили в честь героя детской книжки, по имени Чебурашка. Не подозревающий о существовании людей герой сказки Эдуарда Успенского попадает в магазин в Москве в ящике с апельсинами. Ему необходимо было приспособиться к новым обстоятельствам.

Позднее сенатор Максим Кавджарадзе пояснил, что его предложение относится лишь к научному сообществу. Тем не менее Чебурашка – вполне удачный символ кремлевских усилий по созданию более «суверенного» Интернета.

ЧЕБУРАШКА И КРЕМЛЬ

Новые условия создаются в России и вокруг доселе свободного Интернета. Как отреагируют на это пользователи, пока неясно. В апреле Государственная дума России приняла закон, требующий от нероссийских операторов сохранять всю местную информацию в России по крайней мере шесть месяцев. Согласно газете «Коммерсант», созданная российским президентом Владимиром Путиным специальная комиссия рекомендует создать систему, осуществляющую фильтрацию и доступ к любому проходящему через Россию контенту.
Девушки с ноутбуками на автобусной остановке в Москве.

Девушки с ноутбуками на автобусной остановке в Москве.


Расположить серверы и центры хранения информации в России – дорогостоящее удовольствие, и пойдут ли на это ведущие компании, такие как Google или Facebook, - пока неясно. Как, впрочем, неизвестно, станет ли Москва блокировать неподчинившиеся сайты.

На что бы он ни решился, Путин здесь выступает наравне с другими автократическими лидерами по всему миру, пытающимися подчинить себе необъятное пространство Интернета. Однако попытаться ограничить доступ в прежде свободное пространство может оказаться не так просто.

Есть различные примеры цензуры Интернета: начиная от создания специальных мер по ограничению свободы в Сети и вплоть до крайности – действительно «государственного» Интернета.

Эти ограничения сопровождаются и самоцензурой, в различной степени навязываемой при помощи угроз покарать за размещение неодобряемого государством контента. Пользователи и компании сознают, что их деятельность может отслеживаться и, таким образом, превращаются в добровольных создателей цензурной среды.

«ОГОРОЖЕННЫЙ САД» СЕВЕРНОЙ КОРЕИ

«Огороженный сад» - это внутренняя сеть, действительно независимая система, доступ к которой имеется лишь внутри страны. Северокорейская сеть Кванмён (яркий) – выдающийся «успех» этого полностью подцензурного режима. Известно о ней немного, так как мало кому из находящихся вне этого «отшельнического царства» удалось получить к ней доступ. Однако, согласно репортажу агентства Associated Press, в системе содержится до 5500 веб-сайтов. Они относятся, главным образом, к университетам или государственным учреждениям. Северокорейский военнослужащий за компьютером, не подключенным к Интернету.

Северокорейский военнослужащий за компьютером, не подключенным к Интернету.



Подобная система может работать лишь в местах абсолютной информационной блокады, таких как Северная Корея или обладающая похожей Cетью Куба. Такую внутреннюю сеть возможно создать лишь в самом закрытом деспотическом государстве, где никто не сталкивался со свободами, которые дает Интернет.

КИТАЙСКИЙ FIREWALL

Китайская система «Золотой щит» блокирует и фильтрует информацию, которую считает опасной правящая Коммунистическая партия. Успех этой системы обусловлен, главным образом, тем, что правительство с самого начала решило, что Интернет необходимо контролировать. По мере того, как в течение первого десятилетия 21-го века быстро разрастался Интернет, местные сайты, подчиняющиеся правилам государственной цензуры, стали нормой. В то время как западные компании затруднялись или отказывались подчиняться этим правилам, местные компании, такие как главный поисковик страны «Байду», процветали.

Китайские пользователи легко могут попасть на необходимую страницу, пользуясь зеркальными сайтами, доступными у неподпадающих под цензуру провайдеров. Однако, так как развитая Сеть уже обеспечивает местных пользователей, не многие из них предпримут дополнительные усилия для выхода в глобальную Сеть.

«ХАЛЯЛЬ»-ИНТЕРНЕТ ИРАНА

После выборов 2009 года, когда тысячи протестующих против правительства наводнили улицы Тегерана, Иран значительно увеличил цензуру Интернета. Был закрыт доступ к западным сайтам, таким как Twitter, Facebook и YouТube. В 2011 году Иран начал работу над созданием сети «Халяль», которая будет существовать только внутри страны. Пользователям, по словам одного из министров, будут доступны лишь страницы, поддерживающие соответствующий «этический и моральный уровень».
Молодые люди в Иране в компьютерном клубе, на стене которого висит портрет аятоллы Али Хаменеи.

Молодые люди в Иране в компьютерном клубе, на стене которого висит портрет аятоллы Али Хаменеи.


Пока Тегеран продолжает работу над созданием внутренней сети, страна по прежнему полагается на цензоров, отфильтровывающих и запрещающих сайты, представляющие «угрозу Исламской Республике». Создать совершенно новую систему, не опирающуюся на уже существующую инфраструктуру, подобную китайской, оказалось непросто. Многие продолжают пользоваться западными социальными сетями с помощью зеркальных сайтов.

РАЗВИВАЮЩАЯСЯ ТУРЕЦКАЯ МОДЕЛЬ

Премьер-министр Турции Реджеп Эрдоган вступил в борьбу с «темными силами» Интернета с тех пор, как в июне прошлого года страну захватили антиправительственные протесты. Когда же в начале 2014 года в Интернете были обнародованы секретные аудиозаписи, обвиняющие в коррупции его семью, правительство Эрдогана потребовало в марте заблокировать Twitter и YouТube. Несмотря на решение суда об отмене этого приказа, YouТube , по словам очевидцев, остается по-прежнему недоступным.
Участники протестов в Стамбуле против ограничений и цензуры в Интернете. 18 января 2014 года.

Участники протестов в Стамбуле против ограничений и цензуры в Интернете. 18 января 2014 года.


Недавний успех своей партии на муниципальных выборах Эрдоган расценил как возможность продолжать репрессии против Интернета. Были расширены полномочия турецкой разведки в доступе к информации пользователей, а провайдеры начали пользоваться фильтрационными технологиями, подобными китайским.

ЧТО ВЫБЕРЕТ РОССИЯ?

На первый взгляд, России в самый раз подходит китайский Firewall. Такие российские сайты, как поисковик «Яндекс» или социальная сеть «ВКонтакте», обладают большей популярностью на российском рынке, чем их западные соперники. Тем не менее некоторой частью своего успеха они обязаны употреблением иностранных моделей и инвестиций.

«Яндекс» зарегистрирован в Голландии; его акциями торгуют на бирже NASDAQ в Нью-Йорке. В апреле создатель «ВКонтакте» покинул Россию после того, как, по его словам, был вынужден продать свою долю в компании близким к Кремлю персонам. Руководство обеих компаний выразило недовольство новыми российскими законами против Интернета, несущими вероятный ущерб их бизнесу.

До нынешнего момента Россия главным образом подвергала взысканиям или блокировке индивидуальные веб-сайты и блогеров, таких как оппозиционер Алексей Навальный. Но становится очевидным, что Кремль на этом не успокоится.

«Суверенный Интернет» может оставаться идеалом в представлении Кремля, наиболее вероятным для России сценарием, скорее всего, станет многоуровневый подход, подобный турецкому.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG