Доступность ссылок

Афганская дилемма Туркменистана


Первый вице-президент Афганистана Дустум повел войска против повстанцев в одной из северных афганских провинций в прошлом году.

Первый вице-президент Афганистана Дустум повел войска против повстанцев в одной из северных афганских провинций в прошлом году.

Поездка министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова в Афганистан в конце июня — одно из последних доказательств тому, что туркменские власти вынуждены корректировать политику по отношению к своему соседу на фоне проблем обеспечения безопасности.

Визит министра иностранных дел Туркменистана Рашида Мередова в последних числах июня в три афганские провинции — Джаузджан, Фарьяб и Балх — весьма редкое явление и потому видится как нечто экстраординарное.

Поездка и ее цели, а также маневрирование Туркменистана по отношению к Афганистану стали предметом обсуждения экспертов круглого стола, проведенного директором Туркменской редакции Азаттыка Мухаммадом Тахиром.

По мнению директора Пакистанской редакции Азаттыка Амина Мудакика, возвращение вице-президента Афганистана генерала Абдул Рашида Дустума в регион способствовало восстановлению относительной стабильности в северо-западном Афганистане.

— Два месяца назад талибы практически окружили столицы провинций Фарьяб, Джаузджан и Сари-Пуль. У меня есть родственники, и я разговаривал с ними, они эвакуировали свои семьи... так как предполагалось, что талибы захватят [их город] за несколько часов, — говорит Амин Мудакик.

Как отмечает Мудакик, ситуация изменилась после того, как весной Абдул Рашид Дустум вернулся на северо-запад Афганистана. Менее чем за год Дустум в четвертый раз прибыл в этот регион для проведения операции против боевиков.

ПОВТОРЯЮЩИЙСЯ СЦЕНАРИЙ

Хотя боевики группировки «Талибан» и были вытеснены из некоторых районов, старший преподаватель кафедры политологии в Университете Джорджии и специалист по вопросам Центральной Азии Геннадий Рудкевич обращает внимание на то, что в этом регионе сформировался некий повторяющийся из раза в раз сценарий:

— Дустум приезжает, Дустум зачищает боевиков, Дустум уезжает, талибы возвращаются.

Группа талибов, которая присоединилась к правительству Афганистана в провинции Фарьяб. 30 июня 2016 года.

Группа талибов, которая присоединилась к правительству Афганистана в провинции Фарьяб. 30 июня 2016 года.

По мнению Амина Мудакика, одно из наиболее тревожных для Туркменистана событий на северо-западе Афганистана — усиление позиций новой группы талибов туркменского происхождения. Эти местные туркменские командиры, по его словам, проходили подготовку в Пакистане. Он также отметил, что эти боевики — выходцы из других туркменских группировок.

Он отмечает, что среди местных боевиков есть те, кто присоединились к талибам «либо в целях собственной безопасности, либо из-за экономических проблем». По своей сути, эти люди — наемники. Во время наступления Дустума на северо-западе было несколько случаев, когда командиры «Талибана» заключали с ним мир и переходили на сторону правительства.

По мнению Геннадия Рудкевича, на длительный результат здесь рассчитывать не приходится.

— Если эти местные деятели переходят с одной стороны на другую так быстро и, по-видимому, безнаказанно, то в один прекрасный день, будь то через месяц или через год, или через пять лет, мы окажемся в ситуации, когда они решат, что находиться на стороне Дустума или на стороне правительства не в их интересах. Тогда боевые действия закончатся совсем иным образом, нежели это происходит сейчас, — говорит Геннадий Рудкевич.

ОЦЕНКА СИТУАЦИИ

Поездка министра иностранных дел Рашида Мередова в Афганистан, скорее всего, была отчасти вызвана необходимостью оценить ситуацию у туркменских границ. Планировавшийся визит в пограничный город, где Туркменистан строит подпорную стену вдоль Амударьи, был внезапно отменен из-за разорвавшейся мины, которая, по словам Амина Мудакика, «задела его охрану».

Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов.

Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов.

Официально поездка Рашида Мередова в Афганистан была совершена с целью обсудить двусторонние проекты. Мередов участвовал в церемонии закладки железной дороги Туркменистан — Афганистан — Таджикистан в городе Акина в провинции Фарьяб и обговорил вопросы подачи электроэнергии из Туркменистана в приграничные афганские уезды. Стоит отметить, что такие дискуссии чаще всего проводятся в Ашгабате или Кабуле. Амин Мудакик также подчеркнул, что встречи Рашида Мередова с местными чиновниками прошли за закрытыми дверями.

Туркменская редакция Азаттыка ранее сообщала, что командир военизированных подразделений «Арбаки» и ряд местных сотрудников полиции лишь недавно побывали в Ашгабате. В начале июня также совершил первый в истории визит в Туркменистан министр обороны России Сергей Шойгу.

Так что очень даже может быть, что Туркменистан, почти 20 лет кичившийся своим статусом нейтральной страны, выбирает сторону в афганском конфликте.

Однако Амин Мудакик предполагает, что, с учётом туркменских проектов на северо-западе Афганистана, Туркменистан выстраивает свою политику в отношении этого региона:

— Это электричество, этот проект железной дороги, эти дорожные проекты выгодны не только правительству. [Они] несут выгоду для всего населения, включая талибов. Электроэнергия Туркменистана в Фарьябе распределяется по селам, которые находятся в подчинении у талибов, так что когда талибы начнут выступать против Туркменистана, то они также окажутся без электроэнергии.

Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов (справа) пожимает руку Сайеду Анвару Садату, губернатору провинции Фарьяб, во время официальной поездки в эту провинцию. 27 июня 2016 года.

Министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов (справа) пожимает руку Сайеду Анвару Садату, губернатору провинции Фарьяб, во время официальной поездки в эту провинцию. 27 июня 2016 года.

Он считает, что Туркменистан, возможно, пытается поставить в зависимость приграничные афганские провинции. Так что, под чьим бы контролем ни находился северо-запад Афганистана, им понадобятся дружественные отношения с Туркменистаном.

Это было бы куда лучше, нежели просто пытаться держаться подальше от афганской политики в целом, что, как показывает практика, невозможно.

— [Туркменское правительство] хочет стабильности на границах с Афганистаном, и похоже, что ситуация ухудшилась до такой степени, что они готовы пойти на некоторые жертвы в политике нейтралитета, — говорит Геннадий Рудкевич.

Эксперты пришли к заключению, что от туркменского правительства можно ожидать очень гибкой тактики по отношению к соседним регионам Афганистана, но отнюдь не последовательной стратегии. Ашгабат находится в таком положении, когда он вынужден реагировать на афганские события, не будучи в состоянии существенно повлиять на ситуацию.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG