Доступность ссылок

Права и свободы как жертвы экономического кризиса


Фото президентов Таджикистана Эмомали Рахмона, Узбекистана Ислама Каримова, Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Фото президентов Таджикистана Эмомали Рахмона, Узбекистана Ислама Каримова, Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Новый доклад Freedom House о государствах в состоянии переходного периода показывает, что ситуация с правами человека в Центральной Азии во время экономического кризиса ухудшилась.

Правозащитная организация Freedom House опубликовала свой ежегодный доклад о ситуации с правами человека в 29 странах переходного периода, включая все пять стран Центральной Азии. Туркменистан и Узбекистан уже традиционно занимают нижние строчки в списке, однако в этом году заметно снизились позиции Казахстана и Таджикистана.

Туркменская редакция Азаттыка провела круглый стол для обсуждения этой темы. В нем участвовали ее директор Мухаммад Тахир, директор проекта «Страны переходного периода» Freedom House Нейт Шенккан, автор раздела по Таджикистану профессор британского Exeter University Эдвард Лемон, а также автор этой статьи Брюс Панниер.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ДАВЛЕНИЕ

— Многие наблюдатели говорили, что как только начнут падать цены на нефть и санкции в отношении России выйдут на серьезный уровень, последствия для Центральной Азии будут тяжелыми. И в 2015 году, и сейчас в 2016 году, я думаю, мы это видим, — говорит Нейт Шенккан.

Эдвард Лемон пояснил, почему позиции Таджикистана в докладе в этом году так резко понизились:

— Наблюдалось преследование политических партий, арест нескольких юристов, в том числе самых выдающихся юристов по правам человека, которые защищали людей, представителей [оппозиционной] ПИВТ [Партии исламского возрождения Таджикистана], а также представителей «Группы 24» — еще одного ведущего оппозиционного движения, лидер которого был убит в Стамбуле в марте [2015 года].

Книги о президенте Таджикистана Эмомали Рахмоне. Иллюстративное фото.

Книги о президенте Таджикистана Эмомали Рахмоне. Иллюстративное фото.

Лемон также отметил, что всё это сопровождалось «укреплением собственной позиции [президента Таджикистана Эмомали] Рахмона, включая получение им в этом году новых титулов «лидер нации» и «основатель мира», введением нового праздника, появлением настоящего культа личности вокруг Рахмона».

— В прошлом году произошел драматический перелом в ситуации с правами человека в стране, — говорит Эдвард Лемон.

Эксперты также отмечают, что сокращение доходов от экспорта углеводородов сильно сказалось на Казахстане. Национальная валюта потеряла половину своей стоимости по отношению к доллару в период между июлем прошлого года и январем 2016 года.

ФОРМАЛЬНЫЕ ВЫБОРЫ

— В Казахстане в 2015 и 2016 годах прошли формальные выборы, которые [нужны были] больше для подтверждения действующей власти, чем для какой-либо действительной ответственности или вовлечения граждан в политический процесс, — говорит Нейт Шенккан.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его дочь Дарига Назарбаева во время концерта в честь победы Назарбаева на президентских выборах. Астана, 27 апреля 2015 года.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и его дочь Дарига Назарбаева во время концерта в честь победы Назарбаева на президентских выборах. Астана, 27 апреля 2015 года.

На досрочных президентских выборах в апреле 2015 года и досрочных парламентских выборах в марте 2016 года победу одержали президент Нурсултан Назарбаев и его правящая партия «Нур Отан». По мнению многих наблюдателей, Нурсултан Назарбаев хотел провести выборы до того, как экономический кризис ударит по стране с полной силой и, возможно, повлияет на популярность президента и его партии.

Немногочисленные оставшиеся независимые СМИ в Казахстане также оказались под прицелом, а к суду привлекали даже блогеров — в некоторых случаях по обвинениям в разжигании «социальной, национальной, родовой, расовой, классовой или религиозной ненависти».

Страны, которые получают крупные денежные переводы от своих трудовых мигрантов из России — Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, — также сталкиваются с серьезными экономическими последствиями в связи с тем, что у оставшихся в этих странах родственников сейчас стало гораздо меньше денег. В Таджикистане и Узбекистане, а также в экспортирующем газ Туркменистане это привело к тому, что власти стали преследовать любого, кто говорит, что ситуация в стране не такая блестящая, как ее описывают власти.

НЕВЕРНОЕ ПОСЛАНИЕ

По мнению экспертов, виноваты власти. Нейт Шенккан говорит, что в странах Центральной Азии «нет построенных буферов из-за того, как их власти управляли своими экономиками и выстраивали способы реагирования на такие перемены». Как кажется, меры, принимаемые в большинстве центральноазиатских стран, больше сосредоточены на подавлении критики и устранении оппозиции, чем на поиске решений экономических проблем (которые, справедливости ради, в какой-то степени находятся вне их контроля).

Власти центральноазиатских стран не могут ничего сделать в связи с экономической ситуацией в России и Китае — двух ведущих торговых партнерах региона. Они также не могут ничего сделать в отношении цен на энергоресурсы на мировом рынке. Всем пяти странам понадобятся большие суммы внешних заимствований для мер по выходу из кризиса. В связи с этим на круглом столе обсудили суть западной финансовой помощи для центральноазиатских стран.

Мы наблюдаем кластеризацию Узбекистана и находящегося на шаг впереди Туркменистана. По сути, Казахстан сейчас уже не так далеко от них.

Многие международные организации и власти западных стран могли бы и были бы готовы помочь. Однако власти центральноазиатских стран характеризует высокий уровень коррупции, и, в конце концов, даже финансовая помощь, которая доходит до людей, помогает поддерживать недемократические режимы, которые уделяют мало внимания правам своих граждан.

Как отметил Эдвард Лемон, с начала возглавляемой США кампании в Афганистане направление западной помощи в Центральной Азии изменилось, как изменилась и ее цель. Западные власти и международные финансовые организации «не дают правильное послание, они ставят безопасность выше политической реформы, прав человека — и дают послание всем правительствам в регионе, что те могут продолжать следовать этой нисходящей траектории, и всё равно будут получать военную помощь, деньги на развитие и другие источники дохода», говорит Эдвард Лемон.

В результате этого, как отмечает Нейт Шенккан, «мы наблюдаем кластеризацию Узбекистана и находящегося на шаг впереди Туркменистана. И, по сути, Казахстан сейчас уже не так далеко [от них], и Таджикистан приближается [к ним] довольно быстро».

Кыргызстан в докладе занял несколько лучшую позицию в 2016 году, чем в 2015 году, в связи с прошедшими в октябре прошлого года парламентскими выборами. Эти выборы, возможно, являются самыми лучшими выборами, когда-либо проведенными в Центральной Азии. Однако есть информация о некоторых проблемах в сфере прав человека в Кыргызстане.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG