Доступность ссылок

В Каспийском море есть свой призрак Мексиканского залива


Шельф Каспийского моря. Остров Д на месторождении Кашаган. 2009 год.

Шельф Каспийского моря. Остров Д на месторождении Кашаган. 2009 год.

Происшествие в Каспийском море, аналогичное аварии на нефтяной платформе в Мексиканском заливе, может обернуться экологической катастрофой. Предпосылки для возникновения катастрофы на Каспийском море есть, говорят пессимисты.


ПРИЗРАК МЕКСИКАНСКОГО ЗАЛИВА

В середине апреля в Мексиканском заливе произошел взрыв на буровой платформе компании «Бритиш Петролеум» и образовалась брешь, через которую в залив выбрасывается, по некоторым оценкам, более 750 тысяч литров нефти каждый день. Нефтяное пятно принесло гибель многому живому на своем пути.

Пагубность катастрофы столь велика, что свою обеспокоенность выразил и президент США Барак Обама. Английская нефтяная компания «Бритиш Петролеум», ответственная за эксплуатацию этой буровой платформы, обещает возместить любой ущерб по легитимным искам.

Но вот уже несколько лет подряд в северной акватории Каспия происходит тихая экологическая катастрофа: гибнут тюлени и птицы, сокращается популяция рыб, в том числе осетровых. Несмотря на заверения нефтяных компаний о своей непричастности, независимые местные ученые и экологи считают, что гибель животных происходит из-за регулярного загрязнения окружающей среды и промышленных работ на шельфе Каспийского моря.

АВАРИИ НА КАШАГАНЕ ПОД СЕКРЕТОМ

Бурение первой скважины на Кашагане началось 11 августа 1999 года. Зимой 2000 года была вскрыта первая подсолевая толща с гигантскими запасами нефти и газа - 38 миллиардов баррелей, или 6 миллиардов тонн, из них извлекаемых около 10 миллиардов баррелей нефти. Официально об этом было заявлено в июле 2000 года, когда плавучую буровую платформу «Сункар» на Кашагане посетил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Нурсултан Назарбаев, благословив открытие, помазал первой кашаганской нефтью лица тогдашних главы компании «Казахойл» Нурлана Балгимбаева и акима Атырауской области Имангали Тасмагамбетова.

Сразу после этого начались проблемы, зачастую скрываемые нефтяниками. Так, зимой 2000 года при испытании скважины номер один произошли выбросы, взрывы и пожары. А весной-летом 2000 года, по сообщениям министерства охраны окружающей среды Казахстана, в Каспийском море загадочным образом погибли 10 с половиной тысяч тюленей. Независимые казахские экологи говорили о 30 тысячах погибших тюленей.

И поныне в районе Кашаганского проекта, по сообщениям атырауских масс-медиа и рыбаков, периодически обнаруживаются маслянистые пятна протяженностью в несколько километров. Однако причины и объемы этих загрязнений официально не разглашались и не комментировались. Сам международный нефтяной консорциум «Aжип KКO», как и его предшественник ОКИОК, периодически успокаивает общественность, что нефтяные операции на Каспийском море ведутся в строгом соответствии с
Старая протекающая нефтяная скважина в Атырауской области. (Архивное фото)
экологическими предписаниями правительства Казахстана.

Однако неизвестно, кто и как будет разделять ответственность, если на Каспийском море, в его казахстанском секторе, произойдет авария на нефтяных платформах. Страхования в авторитетной международной компании, как этого требовали независимые казахские экологи, не сделано. Общественные слушания по нефтяным операциям, которые имели место в Атырауской и Мангистауской областях, прошли, по мнению критиков, в режиме заранее подготовленного спектакля.

Последний официально подтвержденный случай загрязнения на морском месторождении Кашаган стал известен общественности в марте 2009 года. Тогда было обнаружено пятно неопознанной жидкости в районе расположения буровой установки «Сункар».

На место аварии выехала группа по реагированию на чрезвычайные ситуации компании «Aжип KКO» (на тот момент оператора проекта), были доставлены к месту поглотительные сборники для сбора жидкости. Вокруг пятна были выставлены оградительные боновые ограждения и проведена обработка абсорбентом. По сообщению пресс-службы компании «Аджип ККО», объем разлива был ничтожно малым - всего 0,15 кубических метра.

Между тем перепроверить эти данные практически невозможно, так как единственная морская экологическая лаборатория принадлежит самому оператору проекта - компании North Caspian Operating Company (NCOC). Независимая государственная лаборатория, которая могла бы фиксировать загрязнения на море, не отвечает требуемым современным нормам.

Со стороны контролирующих органов ранее не раз выдвигались претензии к компании NCOC, осуществляющей нефтяные операции на шельфе Каспийского моря. По условиям Соглашения о разделе продукции (СРП) между правительством Казахстана и иностранными компаниями, бурение и последующая добыча нефти на шельфе должны вестись по принципу нулевого выброса. Однако компания NCOC уже неоднократно обвинялась в нарушении СРП.

Как показывает мировая история, подобную непрозрачную деятельность и игнорирование экологических норм международные транснациональные компании практикуют в странах третьего мира с авторитарными режимами.

ИЗНОШЕННЫЙ КАСПИЙСКИЙ ФЛОТ

Между тем в Каспийском море сейчас наблюдается активный рост танкерных перевозок нефти, в основном устаревшими суднами. По прогнозу, в ближайшее время объемы перевозки нефти из Актау в Баку приблизятся к 20 миллионам тонн в год. Основными перевозчиками являются национальная азербайджанская компания «Каспийское пароходство» и казахстанская компания «Казмортрансфлот», а также частные компании «Волготанкер», «Палмали» и «Аншип».

Как показывает анализ государственных контролирующих органов Казахстана, большая часть каспийского флота изношена и требует освидетельствования для подтверждения годности к дальнейшей эксплуатации в соответствии с международными морскими правилами.

Плавучий объект "Шапагат" на шельфе Каспия. (Архивное фото).
За период с 2001 года в акватории Каспийского моря происходили неоднократные разливы нефти, в основном при производстве погрузочных операций в нефтеналивные суда. Причинами разлива являлись неудовлетворительное состояние грузового оборудования нефтеналивных судов, халатность и низкая квалификация персонала, а также отсутствие должного контроля со стороны береговых служб за технической готовностью судна к приему нефти.

За последние несколько лет «Казмортрансфлотом» на воду были спущены всего два новых танкера «Астана» и «Атырау», отвечающих современным требованиям.

ЗАТОПЛЕННЫЕ «МИНЫ» ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Еще одним фактором, грозящим экологической катастрофой Каспийскому морю, является наличие множества законсервированных «надсолевых» нефтяных скважин (закрытых еще 20–30 лет назад), которые с 1993 года оказались затопленными в результате подъема уровня Каспийского моря. Во времена Советского Союза консервация и ликвидация этих скважин проводилась без учета возможного затопления морскими водами в случае подъема уровня Каспийского моря.

Эти затопленные и заброшенные нефтяные скважины являются своего рода «минами» замедленного действия, которые потихоньку загрязняют море и могут рвануть когда угодно.

Из мировой практики нефтедобычи известно, что за десятилетия добычи из любого месторождения извлекается лишь одна третья часть объема нефти. Так как вторичная добыча малоэффективна и слишком затратна, залежи нефти обычно консервируют. Со временем в недрах, особенно в подсолевых месторождениях, восстанавливается пластовое давление и в прохудившихся из-за сероводородной коррозии скважинах начинается утечка нефти. Например, такое происходило на месторождениях Аксарай в Астраханской области России и Тенгиз в Атырауской области Казахстана.

В 2004 году комитет геологии и недропользования министерства энергетики и минеральных ресурсов Казахстана выполнил работы по обследованию и инвентаризации затопленных нефтяных скважин на площадях и месторождениях Атырауской и Мангистауской областей.

Было выявлено 1383 нефтяных скважины в зоне затопления Каспийским морем. Был составлен кадастр из 90 скважин, требующих первоочередной консервации. На сегодняшний день ликвидировано 72 затопленные скважины, среди которых были «фонящие», которые пропускали нефть в море. Ликвидационные работы выполняются крайне медленно из-за недостаточного финансирования.

ДЖИН В БУТЫЛКЕ

Председатель атырауской экологической неправительственной организации «Каспий Табигаты» Махамбет Хакимов убежден, что Кашаганский проект чреват большими экологическими катастрофами.

- По мегапроекту морского месторождения Кашаган будет пробурено 240 скважин для добычи из подсолевых отложений 1,5 миллиарда тонн нефти и после окончания работ в его недрах останутся еще 3 миллиарда тонн нефти. Но нас волнует другое - это высокая степень опасности экологической катастрофы на море, - говорит Махамбет Хакимов.

Она, по его словам, существует при разведке, бурении, добыче, и даже по окончании нефтяных операций на Кашагане, так как объемы оставшейся нефти в залежах всегда больше добытых объемов.

- На Кашагане будет добываться нефть с высоким содержанием высокотоксичных сернистых соединений, которые буквально съедают металл. Есть научные данные российских и французских ученых, что из-за агрессивной сероводородистой среды металлические конструкции скважин в течение шести лет приходят в непригодность и начинают пропускать нефть. Между тем в мировой практике просто нет эффективных способов по полному предотвращению коррозии в скважинах, - говорит Махамбет Хакимов корреспонденту нашего радио Азаттык.

В качестве примера эколог и общественный деятель упоминает о сотнях выбросах и авариях на объектах Тенгиза в период 1980–2008 годов, приведших к переселению жителей поселков Каратон, Кенарал, Сарыкамыс в Атырауской области.

- Самая страшная авария произошла в 1985 году - тогда люди спаслись бегством, и лишь через 398 дней силами со всего СССР удалось ликвидировать ту ужасную «Репетицию Апокалипсиса». Из одной только аварийной скважины номер 37 было выброшено и сгорело 3 миллиона тонн нефти, десятки миллиардов кубометров различных газов. Радиус отрицательного воздействия достиг 400 километров, на следующий год болело 50 процентов населения Атырауской области и погибло около одного миллиона птиц на побережье моря, а в сознании людей крепко засела «тенгизофобия». После кошмарной аварии на Тенгизе прошло 23 года, но до сих пор нет каких-либо радикальных решений по предотвращению такого вида катастроф, - говорит Махамбет Хакимов.

НЕФТЯНОЙ ПЛЁНКИ ХВАТИТ НА ВСЕ КАСПИЙСКОЕ МОРЕ

По подсчетам Махамбета Хакимова, в случае катастрофы на Кашагане, количества разлитой нефти (в виде пленки) хватит на всё Каспийское море, а выброшенные парниковые газы окажут на атмосферу Земли больше влияния, чем выбросы парниковых газов со всех стран мира.

- Кроме этой грядущей «нефтяной бомбы», даже при обычных штатных выбросах зона загрязнения будет равна 160 километров на 160 километров на Тенгизе и 230 километров на 230 километров на Кашагане, - утверждает эколог.

Экологическая катастрофа на Каспии будет один к одному похожа на сегодняшнюю аварию в Мексиканском заливе, прогнозирует Махамбет Хакимов.

- В отличие от российского и азербайджанского высокого побережья, казахстанский берег Каспия более низок и очень схож с низкими болотистыми берегами Луизианы, которая пострадала от нефтяного разлива. На берегу Каспия находятся заповедные водно-болотистые угодья, напротив месторождения Кашаган расположен государственный природный резерват «Ак Жайык», где обитают редкие виды птиц и животных. Не дай бог, конечно же, но в случае аналогичной катастрофы в Каспийском море, с помощью нагонных ветров нефть легко попадёт на болотистое прибрежье, где собрать её будет просто невозможно. Болотистая почва с камышами легко, как губка, впитает в себя нефть, и уникальная природа Каспия погибнет, - говорит эколог.

Напомним, что коммерческая добыча нефти на Кашагане после долгих споров между правительством Казахстана и международным консорциумом по разработке Северо-Каспийского проекта была перенесена на конец 2012 года.

Ожидаемый объём добычи нефти на Кашагане должен составить до 50 миллионов тонн в год к концу следующего десятилетия. По некоторым прогнозам, добыча нефти на Кашагане в 2019 году должна достичь 75 миллионов тонн в год. Ожидается, что с Кашаганским проектом Казахстан войдёт в первую пятерку мировых нефтяных держав.

Участниками проекта Кашаган являются: итальянская компания Eni, казахстанская - KMG Kashagan B.V.(дочернее предприятие «КазМунайГаза»), французская - Total, американская - ExxonMobil, британо-нидерландская -Royal Dutch Shell, которые имеют по 16,81 процента доли участия, а также американская – ConocoPhillips, имеющая 8,4 процента, и японская - Inpex, обладающая долей 7,56 процента.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG