Доступность ссылок

Хождение в маслихат случайного самовыдвиженца 


Александр Габченко в бытность главным продюсером портала Stan.kz. Алматы, 22 января 2010 года.

Александр Габченко в бытность главным продюсером портала Stan.kz. Алматы, 22 января 2010 года.

Бывший депутат Алматинского маслихата Александр Габченко, получивший в середине 2000-х годов мандат благодаря … журналистскому эксперименту, рассуждает о том, насколько уменьшились шансы самовыдвиженцев за минувшее десятилетие.

Алматинский блогер и путешественник Александр Габченко в свою бытность корреспондентом местного телеканала «случайно» стал депутатом городского маслихата. Журналист баллотировался в депутаты в 2006 году в рамках профессионального эксперимента и неожиданно для многих выиграл выборы.

В интервью Азаттыку Александр Габченко рассуждает о том, почему, как он считает, шансы самовыдвиженцев значительно снизились за последние 10 лет.

Азаттык: Почему, как вы думаете, мы наблюдаем сейчас больший интерес активистов к выборам в маслихаты, нежели к выборам в парламент?

Александр Габченко: Мне кажется, что люди, которые идут в маслихат, видят там больше пространства для своих сил, больше шансов сделать что-то для своего района, для своего города. Маслихат - это та «форточка», в которую пытается пробраться человек, который хочет изменить что-то к лучшему.

Азаттык: Многих самовыдвиженцев в стране сняли с предвыборной гонки: в их документации по налогам, банковским счетам и пенсионным накоплениям находят «несоответствия». На ваш взгляд, это «отстрел» неугодных?

Блогер Александр Габченко во время акции «На работу на велосипеде зимой». Алматы, 12 февраля 2016 года.

Блогер Александр Габченко во время акции «На работу на велосипеде зимой». Алматы, 12 февраля 2016 года.

Александр Габченко: Сейчас стараются устранять «лишних людей» еще на этапе регистрации, чего не было в то время, когда мне довелось избираться депутатом маслихата. Я думаю, что наша избирательная система в каком-то смысле «подросла», стала более «профессиональной». Я могу сказать, что выборы тех лет отличались от нынешних меньшей организованностью избирательных комиссий. Рычаги по отсеиванию лишних людей не были настолько эффективными, насколько они развиты сейчас. Сама система закостенела.

ЭКСПЕРИМЕНТ, ПРИВЕДШИЙ В МАСЛИХАТ

Азаттык: Расскажите, как вы решили баллотироваться?

Александр Габченко: Это были довыборы взамен выбывших кандидатов. Они проводятся, как и основные выборы, во всех регионах одновременно. Была такая телепередача «Состояние.kz», в которой работали интересные люди, и я в то время был достаточно свободен в своих суждениях. Мы решили попробовать и начали большой эксперимент. Это был мой крайне необычный опыт. Что ни говори, быть депутатом я изначально не планировал.

Азаттык: Это было редакционное задание?

Александр Габченко: Это была редакционная авантюра. Мы собрались и обсудили. Сошлись на том, что нужна «жертва». И этой «жертвой» стал я. Три последующие недели были чрезвычайно насыщены различными событиями. Я спал очень мало, как помню.

После выборов поехал с друзьями отмечать это событие и заснул за рулем. К счастью, ничего не случилось серьезного, но это было в первый и единственный раз в моей жизни. Я очень устал от этого «праздника жизни».

Азаттык: Сталкивались ли вы с препятствиями на выборах?

Александр Габченко: На стадии регистрации у меня не было никаких препон, никто не ожидал, что я появляюсь, такой шустрый и молодой, что-то начну двигать. Там уже были устоявшиеся традиционные кандидаты, оппоненты человеку районного акима. Была своя расстановка сил.

Азаттык: То есть всерьез никто кандидата Габченко не воспринимал?

Александр Габченко в бытность продюсером портала Stan.kz. Алматы, 13 октября 2010 года.

Александр Габченко в бытность продюсером портала Stan.kz. Алматы, 13 октября 2010 года.

Александр Габченко: Да, именно поэтому меня легко зарегистрировали. А когда я неожиданно для всех начал приезжать к избирателям, – я баллотировался в Айнабулаке, микрорайоне на окраине Алматы (это не самый благополучный и не самый запущенный микрорайон) – создавать предвыборную активность, это для местной избирательной комиссии был крайне неожиданный поворот. Наверное, людям не хватало живого кандидата, молодого, который бы тратил свою энергию на этот сонный район. Мне помогали друзья по университету, по спортивной команде, помогали из редакции.

Азаттык: Когда чиновники поняли, что имеют дело с серьезным соперником, что-то произошло?

Александр Габченко: Когда поняли, что я представляю серьезную угрозу для традиционного размеренного избирательного механизма, начали предпринимать действия. На меня начали поступать жалобы от других кандидатов, что я не так агитирую, не так использую деньги или использую «подпольное финансирование».

Жалобы рассмотрели, в итоге мне вынесли замечание. Это сейчас мне кажется смешным, а тогда всё было серьезно, потому что после двух замечаний кандидата снимали с гонки. Мне бы влепили и второе [замечание], но физически избирательная комиссия не успевала провести собрание. Я думаю, они шли к этой цели – снять меня с гонки, но технически не смогли реализовать механизм по «отстрелу» неугодного кандидата.

Азаттык: Время работало на вас?

Александр Габченко: Да. Сыграл еще тот момент, что это были довыборы, все на «расслабоне», не сильно переживали. И к тому же тихий спальный район, где никогда ничего особого не происходило. Сыграло роль и стечение обстоятельств.

В ночь голосования, когда начался подсчет - это основное пространство для махинаций, [всё зависит от того] как подсчитают, в какую кучку больше положат [бюллетеней] - был самый напряженный момент. За полночь два участка не закрывались, всё считали, тянули подсчет, оттягивали время, пока устанут наблюдатели. До скандала дошло. Они уже посчитали по всем участкам, и, я так думаю, поняли, что на моей стороне перевес солидный и одним вбросом не обойтись. Тянули время, чтобы добавить голосов нужному человеку. Но там были наблюдатели, мои доверенные лица.

Один кандидат, бизнесмен, оборудовал каждого своего доверенного человека видеокамерами, и это тоже помогло в борьбе со вбросами. Его желание стать депутатом и победить человека от власти, назначенного кандидата, помогло мне.

В КОРИДОРАХ МАСЛИХАТА

Азаттык: Есть ли, по-вашему, у маслихата реальные полномочия и рычаги давления на исполнительную власть?

Депутат - это упрощенный доступ к административным ресурсам в городе. Ты ходишь и говоришь: «я депутат, мне нужно на прием к заместителю акима» - и решаешь свои вопросы. Поэтому большинство депутатов – люди, которым нужно отстаивать интересы.

Александр Габченко: В идеале рычаги есть, но по факту действовать очень сложно. В маслихате было всего несколько человек, которые имели свою точку зрения на все происходящее, голосовали против. Но решения-то принимаются большинством.

Если посмотреть на систему представительских органов в целом, то депутат маслихата – общественная нагрузка и в основном ее берут на себя люди, которым есть что отстаивать и есть что терять. Депутат - это упрощенный доступ к административным ресурсам в городе. Ты ходишь и говоришь: «я депутат, мне нужно на прием к заместителю акима» - и решаешь свои вопросы. Поэтому большинство депутатов – люди, которым нужно отстаивать интересы. Но среди них были и порядочные люди, которые частенько голосовали против различных инициатив, которые предлагал акимат. Вместе с тем никаких своих инициатив депутаты, как правило, не предлагали. Потому что это люди, не истинно заинтересованные в решении вопросов.

Полномочий у депутатов маслихата на самом деле не так много. Всё-таки бюджет они утверждают, но сформировать его без акимата невозможно.

Функция маслихата - больше представительская. Система заимствована из Советского Союза и не претерпела больших изменений. Депутаты маслихата как бы представляют интересы горожан. И на этом всё. Законодательной функции у них нет. Маслихат не может принять закон внутри города, потому что в целом система такая, город не имеет права принимать никаких законов.

Но, с другой стороны, на локальном уровне, на уровне своего избирательного округа можно что-то изменить. Можно додавить на местные власти, как это было в моем случае, чтобы они приняли конкретные меры. Программа «Городские дворы» существовала в городе, но не пришла в Айнабулак. Я ходил, целый год писал письма, в итоге программа дошла до Айнабулака, начали благоустройство. Может быть, программа и без меня бы дошла, но позже, года через три или лет через пять.

Я говорю, что всё зависит от человека и от ситуации. Если человек хочет, то даже на таком уровне, городском, он может что-то делать для людей. Какие-то системные преобразования исключены. Но как-то улучшить жизнь отдельно взятого района возможно. Это требует много сил и желания, но это возможно.

Азаттык: Почему вы не баллотировались вновь?

Александр Габченко: У меня не было внутренней мотивации. Это трудно, и тратить время, силы и нервы не хотелось.

Азаттык: Есть ли шансы у активистов-самовыдвиженцев, заявивших о себе во время нынешней выборной кампании?

Александр Габченко: Шанс есть всегда. Мне кажется, сейчас намного сложнее, но это не значит, что невозможно. Должна быть очень большая мотивация, и обстоятельства должны сложиться в пользу игрока.

Азаттык: Спасибо за интервью.

  • 16x9 Image

    Айнур АЛИМОВА

    Айнур Алимова - веб-редактор русскоязычной страницы Азаттыка. Работает в Алматинском бюро. Выпускница Казахского национального университета имени аль-Фараби. Начинала карьеру в новостной службе телеканала «Южная столица», в редакции программы «Информбюро» «31 канала», была сценаристом финансового ток-шоу «Ваш выход!», работала заместителем редактора «Юридической газеты».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG