Доступность ссылок

Мы прошли через все лишения военного лихолетия, рассказывает 105-летняя долгожительница


105-летняя Бурыш Даулетова. Актобе, март 2010 года.

105-летняя Бурыш Даулетова. Актобе, март 2010 года.

В Актобе живет 105-летняя Бурыш Даулетова. В войну она выращивала просо для фронта, жила в холоде и голоде. Муж ее погиб на Второй мировой войне. Бурыш Даулетова стоит в очереди на квартиру в четвертой сотне.


ГОЛОДНОЕ ВОЕННОЕ ВРЕМЯ


Долгожительница Бурыш Даулетова во время Второй мировой войны прошла через все муки и лишения, которые выпали на долю населения в глубоком тылу. 105-летняя Даулетова Бурыш в интервью корреспонденту радио Азаттык говорит, что в первые годы войны она сторожила овец в ночное время.

- Однажды ночью в сарай через небольшое отверстие проник волк. Сто овец погибло - мне в тяжелое военное время грозила тюрьма. Председатель сельского совета помог мне избежать сурового наказания, и долгое время я возмещала ущерб, - говорит Бурыш Даулетова.

К концу войны она работала с сельчанами в поле: выращивали просо, которое отправляли на фронт солдатам. Для сельчан просо было единственной едой, из него они варили кашу, говорит пожилая женщина.

Просо, вспоминает она, грузили в телеги и груз сопровождали на станцию Шубар, откуда зерно отправляли на фронт. Телегу, запряженную быком, сопровождали три человека. Мужчина, сидя в телеге, управлял быком, а две женщины шли рядом почти 200 километров до станции.

Даулетова Бурыш с праправнуком Султанбеком. Актобе, март 2010 года.
- Сидя в телеге, мы, женщины, могли замерзнуть, поэтому мужчины заставляли идти рядом с телегой. Путь был долгим, особенно зимой. Сверху на кирзовые сапоги надевали сшитые из войлока лапти, туго завязывали, чтобы было тепло. К концу пути они превращались в лохмотья. Однажды все-таки обморозила руки и ноги, - говорит наша собеседница.

Во время ночлега старались не смыкать глаз. Завязывали быка веревкой и дергали, чтобы не украли.

- Но, однажды, проснувшись под утро, обнаружили, что у живого быка отрезали заднюю часть ноги. Время было голодное, военное. Пришлось быка зарезать на мясо, - говорит Бурыш Даулетова.

ПОХОРОНКА


В 1941 году первым потоком мужчин из колхоза Курманова забрали на фронт. Жаик Даулетов, муж Бурыш Даулетовой, работал председателем сельского совета. По селу Курманова пошли слухи, что он расплатился скотом, чтобы его не призвали на фронт.

Младшая дочь Бурыш Даулетовой, Бопежан Конаева, говорит, что ее отец написал заявление, чтобы его отправили на фронт. «Я докажу, что это неправда», - говорил отец родным.

- Тотыш, моя бабушка, причитала, горько плакала, что не отпустит сына на фронт, боялась, что он может погибнуть на войне. Отец сказал матери, что пошел по делам в сельсовет, а сам ушел на фронт. Через год получили повестку, что он погиб на хуторе Староклетский Сталинградской области, - говорит Бопежан Конаева.

ДО СИХ ПОР ТЯЖЕЛО

После войны Бурыш Даулетова продолжала работать в совхозе Курманова, она выращивала просо, как и легендарный просовод
Бопежан Конаева, дочь 105-летней Бурыш Даулетовой. Актобе, март 2010 года.
Шыганак Берсиев, которому она приходится близкой родственницей.

Бопежан Конаева говорит, что в послевоенное время дети с 12 лет работали наравне со взрослыми в поле, выращивали просо.

- Почему-то пшеницу не возделывали. Работа была тяжелой, пыльной. Просо нас спасало даже от холода в доме. Ночью мы прятали ноги в стога зерна, чтобы они не замерзли. Всю жизнь прожили на селе. Мама получает сегодня пенсию в размере 25 тысяч 100 тенге, я - 27 тысяч тенге. На селе безработица, дети поехали на заработки в город, живут на съемных квартирах. Очень тяжело, - говорит дочь долгожительницы нашему радио Азаттык.

У 105-летней Бурыш Даулетовой сегодня растут праправнуки. Она, приравненная к участникам Второй мировой войны, в настоящее время стоит в очереди на квартиру под номером 336.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG