Доступность ссылок

Находящийся под следствием по обвинению в разжигании социальной розни режиссер театра «Аксарай» и оппозиционный политик Болат Атабаев – человек неординарный. Другие мастера культуры его не понимают, советуют не заниматься политикой, то есть не заниматься оппозиционной деятельностью.


Недавно директор Института имени Гёте в Казахстане Барбара Фрэнкель-Тонет сообщила, что за особые заслуги в налаживании международных культурных отношений между Казахстаном и Германией режиссер Болат Атабаев награжден престижной медалью Гёте. Награду хотят вручить 28 августа в германском городе Веймар.

Но пока о будущей поездке в Германию нет и речи. Болату Атабаеву запрещено покидать город Алматы.

СТРАННЫЙ ЧЕЛОВЕК

В одном из своих интервью Болат Атабаев рассказывал, как была безмерно счастлива его мать, когда он не стал артистом, а стал "серьезным человеком", учителем, закончив с отличием институт иностранных языков по специальности "учитель немецкого языка", куда он поступил, провалив экзамен в Алматинский театральный институт.

Но он все-таки посвятил свою жизнь искусству. Атабаев поступил в Институт театра и искусства имени Темирбека Жургенова, работал театральным режиссером в региональных театрах, а также в Казахском драматическом театре имени Ауэзова и в Немецком театре в Алматы. Несколько лет жил и работал в Германии. Некоторые считают Болата Атабаева странным человеком.

Его независимый взгляд на стереотипы в казахском театре и культуре и его постановки, основанные на поисках новых театральных форм, заставляют задуматься зрителя и профессионалов. О себе он говорит: «Я разносторонний человек, странный только для тех, кто не понимает настоящего искусства».

«КУЛЬТУРА ПРОТЕСТА»

Болат Атабаев говорит, что западные культурологи условно классифицируют гражданскую культуру, выделяя в ней три вида. Первый вид — это приходская культура. В ней человека мало что волнует за пределами его семьи, дома и двора. Представитель такой культуры не видит смысла идти на выборы или концерт против СПИДа.

Второй вид культуры называется культурой зависимости. Когда сверху сказали «проведите мероприятие» и дали денег — проведут. Это культура подчинения, которая характеризуется формулой «я человек маленький, моя хата с краю».

Культура сотрудничества — это третий вид. Фактически она и есть гражданская культура, к которой надо стремиться.

Болат Атабаев дополняет этот тезис своим, новым видом культуры. «Культура протеста — это моя культура», — говорит он. Свою культуру протеста в искусстве Болат Атабаев пытается выразить и через гражданскую деятельность.

Режиссер критически относится и к школе Станиславского, которая высоко ценится с советских времен:

— Позиция Станиславского всего лишь первоначальный фундамент на пути театрального художника, актера и режиссера. Я сам должен подумать над тем, что построю на фундаменте.

ВЛЮБЛЕННЫЙ В СВОИ ВОЗЗРЕНИЯ

Свои взгляды на искусство Атабаев стремится выразить в своем театре мюзикла «Аксарай», который он создал в 2005 году. Однако спектакли в его интерпретации производят двоякое впечатление не только на театроведов, но и на зрителей.

Например, искусствоведы пишут: «Нам было непонятно то, как Кыз Жибек с длинными косами в традиционных постановках спектакля „Кыз Жибек“ превращается у Атабаева в современную Кыз Жибек без кос, артисты поют не поставленными в консерватории голосами, а своими природными голосами, танцуют современные танцы».

Высоко оценили некоторые специалисты постановку трагедии Шиллера «Коварство и любовь», где театр «Аксарай» пытается раскрыть природу современной власти и политико-социальной жизни.

Нельзя на сцену выносить всё, что происходит в жизни.

Бывший директор Казахского драматического театра имени Ауэзова Тунгышбай Жаманкулов говорит, что «ценит Болата Атабаева как режиссера, ищущего свой эстетический путь», однако некоторые его спектакли считает неудачными. В интервью, данном радио Азаттык, он говорит:

— Он много предается фантазиям, и этому должен быть предел. Нельзя на сцену выносить всё, что происходит в жизни.

Писатель, драматург Дулат Исабеков говорит, что ему не пришлись по душе спектакли театра «Аксарай». По словам писателя, «Болат Атабаев больше увлекается своими принципами. Кажется, что он влюблен в свои воззрения и представления о театре и не может от этого отойти».

Дулат Исабеков считает, что своим новым спектаклям Болат Атабаев придает политическую окраску, хотя должен быть независимым от этого:

— Например, я не вижу политики в постановке спектакля «Көшкін» ("Лавина"). Он хочет высказать идею: нас также запугивают, стращают, но этого не стоит бояться. Однако само произведение, по которому сделана постановка, было написано без такого подтекста. В любом спектакле есть жизнь, но не нужно, чтобы она кричала.

Слово «көшкін» в переводе с казахского буквально означает "оползень".

МОЛЧАНИЕ МАСТЕРОВ КУЛЬТУРЫ

В течение двух с половиной лет после постановки в сентябре 2005 года мюзикла «Кыз Жибек» казахстанский БТА Банк, которым руководил Мухтар Аблязов, оказывал финансовую поддержку театру «Аксарай».

Однако после того, как Мухтар Аблязов попал в опалу и покинул страну, фонд «Самрук-Казына», ставший учредителем БТА Банка, обратился в суд с иском о взыскании 750 миллионов тенге с фонда «Алем-АРТ», который финансово поддерживал театр «Аксарай».

Художник Канат Ибрагимов снимает штаны в знак протеста против изъятия спонсорских денег у независимого театра «Аксарай».

Художник Канат Ибрагимов снимает штаны в знак протеста против изъятия спонсорских денег у независимого театра «Аксарай».

— Театр «Аксарай», хотя и нуждался в средствах, не закрылся. И не закроется, будет еще на нашей улице праздник. Театр государственного подчинения — мертвый театр, я же хочу заниматься живым театром. Для этого нужно изменить положение в стране, за меня этого никто не сделает. У меня нет другого Казахстана, другого президента, другой власти. А облик нашей власти таков. И я должен оказывать воздействие на эту власть, — сказал Болат Атабаев на пресс-конференции на днях в Алматы.

Однако оппозиционной деятельностью он стал заниматься раньше, чем театром «Аксарай». Он был в числе влиятельных людей Республиканской народной партии Казахстана, возглавляемой Акежаном Кажегельдиным; потом был замечен в руководстве оппозиционной партии «Демократический выбор Казахстана»; затем принял участие в подготовке программы оппозиционной партии «Алга». Сейчас он активист оппозиционного движения «Халык майданы» («Народный фронт»).

Летом 2010 года Болат Атабаев совместно с группой представителей интеллигенции, «уставшей быть в толпе», обратился с призывом создать виртуальную партию.

«Кто мы? Кем были? Кем станем? Пришло время ответить на эти вопросы. Можно напрасно прожить всю жизнь, критиковать власть сидя дома. Однако хочется стремиться к более высокому уровню, чем жить со слабой духовностью. Что делать? Не хотим попасть в тюрьму. Нет никакой пользы от выходов на площадь. Присоединиться к нашей оппозиции — заклеймить себя позором. Вот поэтому решили создать виртуальную партию», — говорилось в призыве.

«РАЗЖИГАЛ СОЦИАЛЬНУЮ РОЗНЬ»

В разные годы мнение режиссера Болата Атабаева о гражданской культуре, о власти не оставалось без внимания общества.

Болат Атабаев говорил в интервью нашему радио Азаттык о том, что слова и дела власти расходятся:

— Послушаешь власть — хорошо говорят, посмотришь на их дела — тошнит. Убитый на центральной площади Жанаозена молодой человек. 16 декабря 2011 года.

Убитый на центральной площади Жанаозена молодой человек. 16 декабря 2011 года.

Молодежь, которая растет и видит это, вырастет двуличной и подлой. Я всегда об этом говорю, однако об этом еще нужно много говорить, нельзя уставать. Поэтому нужно бороться не переставая, иначе зачем я появился на свет, если не могу помочь создать нормальное общество? Неужели мои потомки должны сорок лет пахать, давать взятки, жить, говоря неправду? Поэтому никто из нас ни на что не должен смотреть просто так, каждый гражданин должен быть активным. Для этого нужно изменить законы, систему, члены общества должны в этом помочь.

После прошлогодних трагических событий 16 декабря в Жанаозене Болата Атабаева обвинили в разжигании социальной розни и взяли подписку о невыезде из Алматы. По этому же обвинению группу оппозиционных политиков и активистов арестовали, они находятся в тюрьмах.

Еще до жанаозенской трагедии, летом прошлого года, Болат Атабаев в одном из интервью сказал: «В затянувшемся жанаозенском трудовом споре заинтересованы группы из окружения Назарбаева, которые хотят его убрать, и, если быстро не решить этот спор, дело может политизироваться».

В интервью, данном уже после жанаозенской трагедии, Болат Атабаев говорит жестче: «У власти, президента нет духовности. Наши предки совесть, духовность воспринимали как абсолют. Сейчас этого нет. От власти, у которой нет духовности, можно ожидать чего угодно».

«НЕ ЧИТАЛ И НЕ СЛЫШАЛ»

Одни из коллег режиссера Болата Атабаева, беседовавших с корреспондентом радио Азаттык, поддерживают его активное участие в оппозиционной деятельности, другие — нет.

Дулат Исабеков говорит, что восхищается тем, что режиссер Болат Атабаев стал гражданским активистом:

— Я поддерживаю его гражданскую позицию. Нам сейчас не хватает одного — гражданского голоса. И в этот момент, когда не хватает гражданского голоса, Болат Атабаев, забывая о своей основной профессии, иногда вынужденно вмешивается в политику, подает голос, если видит вопиющую несправедливость. В этом отношении я его поддерживаю. А в Жанаозен он съездил, не вытерпел. Не знаю, что он там говорил и делал. Не читал и не слышал. Может, сильно высказался? А власти показалось, что подлили масла в огонь, когда они сами не могли погасить то, что там творилось.

Не обязательно присоединяться к тому, что пишут журналисты, представляя всё в черном цвете, не обязательно быть другом для гонимых и тех, кто гонит.

Тунгышбай Жаманкулов против того, что режиссер «открыто вмешивается в политику»:

— Он художник. Не обязательно присоединяться к тому, что пишут журналисты, представляя всё в черном цвете, не обязательно быть другом для гонимых и тех, кто гонит. В политику можно вмешаться без шума, через искусство. Относительно того, что он делал в Жанаозене, ничего не могу сказать. Потому что ничего не видел и не знаю. У Болата есть такие качества, когда в порыве гнева он выходит из себя и может натворить что-то лишнее — об этом я ему уже говорил. Ничего не решится, если всё время быть против и кричать на всех.

Оппозиционный политик Жасарал Куанышалин не согласен с мнением, что человек искусства не должен заниматься политикой:

— Так говорят те, кто просто боится. Из какой бы сферы ни был человек, он обязан вмешиваться в общественную жизнь. Без этого он не гражданин. Грош ему цена, если он прекрасный специалист, но не смог стать гражданином. Человек, имеющий свою гражданскую культуру, всегда будет иметь свою позицию. Поэтому он не будет жить одним искусством, но и примет участие в общественной жизни. Вот эти качества я вижу у Болата Атабаева.
  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG