Доступность ссылок

Кровь и слезы: история одной дагестанской семьи


Хадижат Насибова в трауре. Дагестан, 2 декабря 2012 года.

Хадижат Насибова в трауре. Дагестан, 2 декабря 2012 года.

Хадижат Насибова из дагестанской деревни Кироваул раздавлена горем. В течение последних двух лет в ее семье были убиты шестеро мужчин, в том числе ее сын и муж.


Насильственная смерть коснулась многих семей в Дагестане – северо-кавказской республике в России. Здесь уже много лет не прекращаются повстанческие боестолкновения и правит насилие, обусловленное религиозными разночтениями.

Мужчина, который его застрелил, стоял и смотрел на меня через прорези в маске.
54-летняя Хадижат Насибова уже никогда не сможет оправиться после охватившего ее семью горя.

ШЕСТЕРО УБИТЫХ

В конце августа Хадижат Насибова выехала из своего дома в деревне Кироваул. Вместе с мужем, сестрой и дочерью они направлялись в столицу Дагестана, Махачкалу, чтобы выразить свои соболезнования родственникам, у которых недавно застрелили сына.

Как только они выехали из деревни, их машину остановила группа мужчин в масках. Мужа Хадижат, 58-летнего Сайдахмета Насибова, выволокли из машины и выстрелили в него без предупреждения.

– Его кровь была повсюду. Когда я подошла к нему, он не мог говорить. Его губы немного двигались. Под его телом разливалась лужа крови. После того, как мой муж упал после первых двух выстрелов, они разрядили в него целую обойму. Я склонила его голову ко мне на колени и начала молиться. Мужчина, который его застрелил, стоял и смотрел на меня через прорези в маске, – рассказывает Хадижат Насибова.

После этого, не сказав ни слова, убийцы сели в машину и уехали.

Это убийство оказалось не первым в целой серии смертей, постигших семью Хадижат Насибовой, – за прошедшие два года шестеро мужчин в ее семье погибли насильственной смертью.

ЧЕМПИОН ПО САМБО

В июле 2010 года застрелили ее 21-летнего сына Магомеда и одного племянника.

Магомед был успешным спортсменом, выигравшим несколько соревнований по самбо. Он учился в Махачкале и участвовал в турнирах в Москве, Киеве и других местах. Его ждало большое будущее в спорте, рассказывает его мать.

Как рассказывает Хадижат Насибова, в ту злополучную ночь Магомед должен был приехать к ней домой, прежде чем отправиться на очередной чемпионат по самбо. Кладбище в деревне Кироваул, где похоронены родные Хадижат Насибовой.

Кладбище в деревне Кироваул, где похоронены родные Хадижат Насибовой.

Внезапно она услышала выстрелы возле своего дома. Когда она выбежала на улицу, выстрелы прекратились, ее сын и племянник были мертвы в машине.

По словам очевидцев, стрелявшие в масках приехали на военном грузовике. У Магомеда было 153 огнестрельных ранения, а у его двоюродного брата – племянника Хадижат Насибовой – 76.

В местной прессе позднее писали, что некоторые официальные лица сказали, что молодые люди были убиты «по ошибке». Никого не арестовали и не обвинили в убийстве.

КРОВАВЫЙ РЯД

По словам семьи Хадижат Насибовой, они убеждены, что смерть ее мужа Сайдахмета связана с убийством ее сына.

После того, как Сайдахмет подал официальное заявление, вынуждая власти расследовать убийство сына и племянника, его неоднократно вызывали в полиции, рассказывает Хадижат Насибова. Ему приказали забрать заявление и угрожали. Неоднократно в их доме проводились обыски.

Спустя несколько месяцев после смерти ее мужа были застрелены еще двое племянников и двоюродный брат Хадижат Насибовой.

Зять Хадижат Насибовой Абдулазим показал корреспондентам Северо-Кавказской редакции Радио «Свободная Европа»/ Радио «Свобода» свежие могилы, где похоронены члены его семьи. Рядом с могилой Сайдахмета лежат трое сыновей Абдулазима – двое из них были застрелены вместе с еще двумя родственниками по дороге на свадьбу менее месяца спустя после убийства Сайдахмета.

Абдулазим считает, что его сыновья были убиты силами безопасности в качестве «предупредительной меры», чтобы не дать им отомстить за смерти других членов семьи.

Последней жертвой стал двоюродный брат Хадижат Насибовой 30-летний Магомед Хайдаров. Его застрелили через окно дома его отца, когда он ужинал со своей женой и пятерьмя детьми. У властей нет никаких версий по расследованию этого убийства.

800 УБИЙСТВ ЗА ТЕКУЩИЙ ГОД

По оценкам независимых правозащитных организаций, около 800 мужчин в возрасте от 18 до 40 лет были убиты в Дагестане только за текущий год в результате повстанческих действий, официальных зачисток, а также различных актов насилия, в том числе обусловленных религиозными различиями.

В мечети деревни Кироваул. Дагестан, 2 декабря 2012 года.

В мечети деревни Кироваул. Дагестан, 2 декабря 2012 года.

Местный историк суннит Магомед Нугаев считает, что корни этой нескончаемой череды смертей уходят в конфликт между суфийским исламом, традиционным в Дагестане, и салафизмом, который был импортирован из арабских стран после распада Советского Союза и который призывает к созданию государств на нормах шариата. Российские власти объявили салафизм экстремистским течением, его последователи часто подвергаются жестоким карательным мерам.

По его словам, реакция государства на салафизм является «излишне насильственной», каждый новый акт насилия создает больше сочувствия экстремистам и повстанцам.

Семья Насибовых – салафиты. Зять Хадижат Насибовой Абдулазим согласен с тем, что действия властей являются корнем проблемы насилия, охватившего Дагестан.

– В нашей деревне нет разногласий, основанных на религии. Суфисты ходят в свою мечеть, а мы ходим в нашу. Мои дяди, двоюродные братья и я ходим в разные мечети. Если бы у нас были разногласия – была бы война. Тогда у русских были бы основания для вмешательства. Но мы не убиваем друг друга, – говорит Абдулазим.

Муж Хадижат Насибовой Сайдахмет не принимал участия в политике или религиозных конфликтах. Он работал водителем на ферме до самого своего выхода на пенсию, когда ему диагностировали рак.

Около двух недель назад десятки полицейских машин окружили дом Хадижат Насибовой и снова провели обыск. «Они все перевернули вверх дном и ничего не нашли», – говорит Хадижат Насибова, добавляя, что не понимает «чего они хотят от нас».

После обыска полиция задержала Абдулазима. Его отвезли в полицейский участок и пытались запугать, показывая различные предметы, которые можно применить для пыток, рассказывает Абдулазим.

Хадижат Насибова осталась одна с пятью дочерьми. В ее семье больше нет мужчин, чтобы требовать расследования и справедливости. Она просит только, чтобы ее оставили в покое и не хочет говорить даже с правозащитными организациями. «Все сейчас в руках Аллаха», – говорит она.

Статья написана на основе материала, который подготовили журналисты Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Рамазан Ражабов, Ума Исакова и Роберт Коалсон.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG